Усердие

Другие языки

(1) С таким терпением мне нужно радостно практиковать усердие: с [опорой] на усердие становится возможным просветление. В конце концов, без радостной настойчивости не возникает положительная сила, как нет движения без ветра.

(2) А что такое радостное рвение? Живой энтузиазм к тому, чтоб созидать. Ему противодействуют, как объясняют, вялость, цепляние за то, что отрицательно [иль маловажно], и принижение себя из-за утраты силы духа.

(3) Сонливость-вялость следует за безразличием к проблемам колеса сансары, что возникает из пристрастия ко вкусу наслаждений праздных и из цепляния за сон, как будто это рай.

(4) Тебя охотник – беспокойные эмоции – нашёл по запаху, и ты упал в капкан перерождений. Как всё ещё ты не осознаёшь, что угодил к Владыке Смерти в рот?

(5) И ты не видишь даже, что забивает он по одному из стада твоего? Но несмотря на это, спать ложишься, как буйвол рядом с мясником.

(6) Когда твой путь повсюду перекрыт и на тебя глазеет Повелитель Смерти, как может радость приносить вкушенье пищи, или занятия любовью, или сон?

(7) А значит, пока можешь, накапливай обильные запасы [позитивной силы], ведь смерть придёт без промедлений. И даже если вялость ты тогда отбросишь, чего достигнешь, если время вышло?

(8) Одно ещё ты не закончил, другое только начинаешь, а третье сделал лишь наполовину, и вдруг пришёл Владыка Смерти – ты думаешь: «О нет, я уничтожен!»

(9) Родных ты видишь: лица их с опухшими от горя, красными глазами, с текущими слезами – утратили они надежду; а также лики Яминых посланцев.

(10) Измученный воспоминаньями об отрицательных поступках, заслышав крики из безрадостных миров, от ужаса испачкав тело экскрементами, лишившись разума, что будешь делать?

(11) Коль ты, подобно трепыхающейся рыбе, [которую вот-вот зажарят], познал [подобный] страх и в этой жизни, то что же говорить о нестерпимых муках безрадостных миров, ведь ты создал [так много] негативной силы?

(12) Изнеженный младенец! Тебя ошпаривает даже прикасание к воде горячей! Как можешь так беспечно отдыхать, творя кармические действия, [ведущие к рождению] в безрадостных мирах?

(13) Мечтатель о плодах, что созревают без усилий! Ты слабоволен! Расточитель изобилья! Пленённый смертью, важничаешь, как бессмертный бог! Родной! На этот жалкий путь вступив, ты разрушаешь сам себя!

(14) [Сейчас,] занявши место на борту рожденья человеком, пересеки могучую страданий реку! Ведь эту лодку очень трудно вновь поймать – дурак, сейчас не время отходить ко сну!

(15) Священной Дхармы счастье упустив – источник радости неисчерпаемый и лучший, – как можешь наслаждаться ты причинами страданий, такими как остроты, шутовство и прочее?

(16) [Итак,] не падай духом, собирай всё то, что даст поддержку, [ты трудности] с готовностью прими, держи себя в руках, затем себя с другими уравняй, а также с ними поменяй себя местами.

(17) Ты никогда не унывай, помыслив: «Как для меня возможно просветленье?» Ведь Истину Изрёкший, Так Ушедший [Будда] провозгласил правдиво вот что:

(18) «Даже те, кто уродились комарами, мошками, а также шершнями, червями, достигнут просветленья непревосходимого, которое так трудно обрести, – энтузиазма энергичного набравши силу».

(19) [Раз так, насколько проще] мне подобным, имеющим природу [будды], родившимся людьми, воспринимать, что пользу принесёт, что вред! Так почему мне не достигнуть просветленья, коль не отрину поведенье бодхисаттвы?

(20) Допустим, я скажу: «Но это страшно мне – что руки, ноги, остальное отдать придётся». Что ж, сбитый с толку, устрашился я, не в силах отличить, что незначительно, а что весомо.

(21) Эонов миллионы, которым нет числа, разы несчётные на части я разрезан буду, сожжён, проколот, ранен, но всё же не достигну просветленья.

(22) Однако эта мука, с которой я столкнусь, пытаясь просветления достичь, не безгранична, как боль, что вызвана надрезом моей плоти, который устраняет вред от постороннего объекта, что внутри гноится.

(23) По сути, все врачи дают освобожденье от болезней посредством неудобств от медицинских процедур. Что ж, небольшое затрудненье можно и стерпеть, чтоб устранить напасть страданий.

(24) Но Превосходный Врач не прописал подобное обычное лечение: несчётные хронические боли он лечит с помощью щадящих процедур.

(25) Вначале наш Духовный Проводник прописывает отдавать другим культуры овощные и так далее. Когда мы с этим свыкнемся, то постепенно, шаг за шагом придём к тому, что сможем отдавать и собственную плоть.

(26) Когда прозрею я, что даже моё собственное тело на овощ и подобное похоже, тогда, пусть нужно плоть свою отдать, какая трудность будет в том?

(27) [В конечном счёте,] негативную кармическую силу устранив, страдать не будем больше, а овладев своим сознанием искусно, устраним страдания ума. Но точно так же представленья искажённые приносят вред уму, а сила отрицательная – телу.

(28) Однако положительная сила приносит радость телу, а овладение своим сознанием – уму. И даже пусть для пользы остальных останутся они в кругу сансары, что может сострадательных ввести в унынье?

(29) Их сила устремленья бодхичитты былую отрицательную силу истощает и собирает океаны позитивной силы. Вот почему их называют превосходящими шраваков-слушателей.

(30) Поэтому, воссев на лошадь устремленья бодхичитты, что разгоняет всё унынье и изнеможенье и путешествует от счастья к счастью, кто, здравомыслящий, когда-нибудь лишится силы духа?

(31) [Итак, четыре] силы поддержат достиженье целей ограниченных существ: серьёзное намеренье, устойчивость, отрада, ослабление усилий. Мы развиваем первое, страданий опасаясь и размышляя о его благах.

(32) Противодействующие силы тем самым вырывая с корнем, я устремлюсь к развитию энтузиазма энергичного с опорой на [четыре] силы – твёрдое намеренье, достоинство, отраду, ослабление усилий, с готовностью я буду принимать и самообладанье обрету.

(33) Однако недостатки, мои и остальных, что надлежит мне устранить, безмерны! Когда на исчерпанье каждого изъяна уйдут эонов океаны,

(34) И этому начала – устранения ошибок – во мне не видно даже крошечной частицы, то как не разорвётся моё сердце, завидев те бездонные страдания, что терпеть придётся?

(35) И необъятны качества прекрасные, что нужно мне раскрыть и для себя, и для других! А если практика повторная лишь одного из них потребует эонов океаны

(36) И до сих пор я не установил привычки к практике ни одного из превосходных качеств, ни частицы, как удивительно, что я сумел бесцельным сделать перерожденье, которое каким-то образом обрёл.

(37) Не делал подношений Мастеру Победоносному, пиров великолепных радость не дарил, Ученью не служил, не исполнял надежды бедных!

(38) Тех, кто испуган, не освобождал от страхов, не утешал горюющих. Выходит, я одно лишь сделал – доставил боль и неудобство [когда был чужеродным телом] в материнском чреве.

(39) [И раз] такая незадача случилась из-за недостатка серьёзного намерения по отношению к Дхарме в минувших жизнях и сейчас, то кто намеренье подобное отбросит?

(40) Мудрец провозгласил: «Серьёзное намеренье есть корень конструктивных черт». Его же корень – в постоянной медитации на результат созревший [кармы]:

(41) Плохое настроенье, боль и всяческие страхи, а также расставание с тем, что нравится, проистекает из-за поведенья под властью негативной силы кармы.

(42) [Обдумайте:] в реальность претворяя конструктивные поступки, о которых помышляет ум, в каком бы месте ни переродился, я буду благодаря их позитивной силе почитаем, мне будут делать подношения как результат той кармы.

(43) А если негативные дела я буду делать былью, хотя желаю счастья, в каком бы месте ни переродился, я буду атакован, из-за негативной силы кармы, оружием, что причиняет боль.

(44) Благодаря поступкам созидательным предстану я в присутствии Победоносного духовным отпрыском Ушедшего в Блаженстве с превосходным телом, родившимся из лотоса, что раскрывается от света Мудреца. И буду находиться в сердцевине просторного, душистого и освежающего лотоса: моё сиянье будет возрастать, питаясь мелодичным голосом Победоносного.

(45) А постоянно совершая деструктивные поступки, я упаду на пол железный, неистово пылающий, где слуги Ямы будут подвергать меня ужасным пыткам, сдирая полностью всю кожу, вливая в моё тело медь, расплавленную неимоверным жаром, меня пронзая лезвием пылающих кинжалов и мечей и в сотни клочьев разрывая мою плоть.

(46) Раз так, серьёзное намеренье установлю к тому, что созидательно, вниманье обращая, сделаю его привычным. К достоинству затем привычку разовью посредством строк из «[Сутры] Ваджрадхваджи».

(47) Свои способности сначала оценю – к тому, чтоб [дело новое] начать, ведь лучше за него вообще не браться, чем, взявшись, повернуть назад.

(48) Ведь это также в будущих рождениях привычным станет, и приведёт к увеличению негативной силы и страданий, в то время как другие [начинания] ослабнут, не закончатся успехом, а время их плодов отсрочится.

(49) Поступки, беспокойные эмоции, способности – мы гордость применяем к этим трём. «Я это сделаю самостоятельно» – вот гордость в отношении поступков.

(50) Мирские существа собою не владеют: из-за эмоций беспокойных не в силах завершить свои же цели. Отличный от существ-скитальцев, я неспособным не являюсь, поэтому [для них] исполню это.

(51) Как я могу остаться в стороне, когда другие грязную работу выполняют. Я не берусь за это [вместо них] из-за гордыни. Раз так, то лучше бы в себе гордыню истребить.

(52) Держать себя орлицей и ворона сможет, завидев уже мёртвую змею. Но если я останусь робким, то даже самый малый неуспех мне повредит.

(53) Расстроившись, усилия отбросив, я обрету освобождение, несостоятельным себя считая что ли? Однако если я благодаря достоинству в себе раскрою свежие усилия, то даже непомерным трудностям непросто будет справиться [со мной].

(54) А потому, с устойчивым умом, препятствиям я буду создавать преграды. Ведь если им сломить меня удастся, моё желанье одержать победу над тремя мирами станет шуткой.

(55) Я одержу победу надо всем, меня же победить ничто не сможет! Духовный отпрыск Льва Победоносного, такую гордость буду сохранять.

(56) Те существа-скитальцы, которых одолела гордость, тревожны, нету гордости у них. Ведь те, кто обладает гордостью, под власть врага не попадут, напротив, верх возьмут над неприятелем – гордыней.

(57) Беспокоящей эмоцией гордыни переполнены, они ведомы ей в перерождения низшие. Даже став людьми, не веселы; они рабы и доедают то, что другие не доели.

(58) Глупых, безобразных, немощных, их будут постоянно оскорблять. Раз тех, кто переносит тяготы, исполненных гордыни, считают также обладателями гордости, сколь жалкие они созданья, вы согласны?

(59) Но те, кто держится за гордость, чтоб победить врага, гордыню, – победоносные герои, достоинства владельцы. И те, кто повергает неприятеля, гордыню, пусть даже та огромна, затем подарят все плоды триумфа скитающимся существам, любые исполняя пожеланья.

(60) Так, оказавшись в окружении орды эмоций беспокойных, [с достоинством] я буду тысячью путей обороняться: меня не свергнет шайка беспокоящих эмоций, как льва – шакалы и другие.

(61) Как охраняет человек свои глаза, когда великая опасность возникает в самом деле, так не поддамся я влиянью беспокоящих эмоций, когда с угрозой настоящей встречусь.

(62) Пусть лучше я умру, сгорев, иль даже голову мою отрубят, но никогда, никоим образом не поклонюсь врагу – эмоциям, что причиняют беспокойство.

И точно так же, что бы ни случилось, я никогда не сделаю того, что неуместно.

(63) Как тот, кто хочет счастье обрести, в игру играя, [бодхисаттва], к любому [созидательному] делу приступив, его держаться будет крепко, в нём будет радость находить, не пресыщаясь никогда.

(64) Хоть за поступками людей стоит стремленье к счастью, неясно, смогут ли они его достичь. Но бодхисаттвам сами действия приносят радость – как смогут быть счастливыми без них?

(65) И раз желанных чувственных объектов не бывает вдоволь, они как мёд на острие ножа, как может быть достаточно [нектара] позитивных действий, которые созреют в [сладость] счастья и покоя?

(66) Поэтому, закончив положительное дело, я сразу же возьмусь за [новое], как слон, которого палит полуденное солнце, увидев водоём, ныряет в воду.

(67) Когда, однако же, пойдёт на убыль моя сила, я [дело] отложу, чтобы потом к нему вернуться. А завершив успешно, позади оставлю – всё новых буду жаждать [дел].

(68) Затем, как будто доставая меч во время поединка с противником бывалым, удары беспокоящих эмоций буду отражать и наносить решительно врагу урон.

(69) Как на дуэли уронивший меч из страха подберёт его в мгновенье ока, оружия памятования лишившись, его я быстро подхвачу, об ужасах миров без радости себе напомнив.

(70) Как яд [на острие меча], расходится по телу, разносимый кровью, подобным образом, ошибка, обнаружив брешь, собой заполнит ум.

(71) Как перепуган человек, кувшин несущий, наполненный горчичным маслом до краёв, когда пред ним другой идёт, достав свой меч, грозясь убить, если прольёт он [даже каплю], – тот, кто своё смиряет поведенье, внимательным таким же должен быть.

(72) А потому, как я вскочу без промедленья, узрев, что на мои колени заползла змея, таким же образом, как только подползают вялость и сонливость, в мгновенье ока им я дам отпор.

(73) Себя браня за каждый промах, я буду долго размышлять: «Как поступать мне следует, чтоб никогда подобное со мною снова не случилось?»

(74) С таким настроем: «Как в привычку взять памятование в подобных ситуациях?» – я устремлюсь к компании [учителей духовных] или уместных дел, [которые они мне поручают].

(75) Затем, как силы мне найти для всех подобных [ситуаций]? Перед началом дела соберусь и вдохновлю себя, главу припомнив о заботе.

(76) Подобно ветру, который появляется и исчезает, с собою увлекая хлопка клок, с живым энтузиазмом буду я собой владеть. Тем самым обрету успех в духовной [практике].