Привязанность к духовному учителю

Другие языки

У некоторых людей, когда они учатся у духовного учителя, появляется привязанность к нему или к ней. Но, как объясняет Его Святейшество Далай-лама, привязанность к духовному учителю, к просветлению, к практике медитации и так далее – необязательно плохо. В ней есть определённая польза: благодаря привязанности мы сохраняем сосредоточенность на том, что очень позитивно. Нам не нужно бороться с этой привязанностью с тем же самым рвением, с которым нужно бороться с привязанностью к охоте, то есть к негативному действию, или с привязанностью к мороженному, то есть к чему-то нейтральному, или с привязанностью к своему мужу или жене, которая представляет собой особый случай.

Привязанность – это беспокоящая эмоция, которая преувеличивает положительные качества какого-либо объекта и не хочет с ним расставаться. Если мы не хотим прекращать следовать духовному учителю – при условии, что это компетентный учитель, – или не хотим бросать медитацию, практику и просветление и продолжаем стремиться ко всему этому – это очень хорошо. Но нам нужно стараться не преувеличивать. Если вы хотите сосредоточиться на положительных качествах учителя – это хорошо, но не преувеличивайте. Не думайте, что учитель в буквальном смысле является буддой, может читать мысли всех существ и знает телефонный номер всех во вселенной. Это преувеличение. Вот за чем нужно следить.

В случае с духовным учителем нужно быть особенно внимательными, потому что, сосредоточиваясь на его положительных качествах, и особенно если мы их преувеличиваем, мы одновременно с этим можем преувеличивать собственные недостатки. В результате мы начинаем зависеть от учителя. Это совсем не то же самое, что полагаться на совет учителя и вдохновение от него. Зависимость – «Я не могу жить без тебя и ничего не могу без тебя делать» – необходимо преодолевать. Настоящий духовный учитель учит нас быть самостоятельными и стать буддой. Он не хочет, чтобы мы от него зависели. В конце концов, Марпа, дав Миларепе учение, сказал ему: «Теперь уходи. Иди в горы, в пещеры. Теперь ты должен практиковать сам». Миларепа полностью полагался на Марпу, он ценил всё, что получил от него, но не был зависимым.

Если у нас есть связь с небуддийским учителем, мы также можем многому от него научиться, при условии, что он компетентный учитель в своей сфере или традиции. Мы можем почувствовать большое вдохновение и многое узнать. Если мы относимся к этому учителю с большим уважением и сосредоточиваемся на его положительных качествах, это очень полезно. В буддизме говорится, что нужно воспринимать каждого как своего учителя и учиться у всех.

Но опять же, важно отслеживать преувеличение хороших качеств, которое возникает из-за привязанности, в частности когда нам кажется, что небуддийские учителя могут привести нас к буддийской цели – к просветлению. Они не пытаются нас туда вести, и нам не нужно преувеличивать, думая, что это произойдёт. Они могут научить нас тому, что полезно на пути: это вполне возможно. Если мы учимся у них, полагаемся на них и не хотим их бросать, потому что это не пустая трата времени, – то нормально. Смысл в том, чтобы не преувеличивать. Даже в случае с буддийским учителем в конечном счёте нам нужно будет идти дальше и быть самостоятельными, как в примере Миларепы и Марпы. Конечно, совершенно нормально и даже необходимо возвращаться к учителю, когда нам нужны дополнительные разъяснения, но без зависимости: у нас нет потребности всегда быть рядом с учителем, подобно щенкам.

Top