В нас и в наших чувствах нет ничего особенного

Другие языки

Введение

Тренировка ума, или состояний ума (на тибетском лоджонг), – очень объёмная тема, которая связана с тем, как мы воспринимаем происходящее и как поменять своё восприятие. Всем известно, что жизнь полна взлётов и падений, что обычно она непроста. С нами постоянно что-то случается, и всё это происходит в силу всевозможных причин и условий.

Простой пример: этим вечером мы собрались здесь. Что лично вас сюда привело? В этом есть материальные аспекты (транспорт и сам факт, что вы живёте в этом городе), а также ваши интересы, события в семье, на работе и вообще в жизни. Мы собрались здесь в результате невероятного числа причин и условий: здесь находятся люди с разным жизненным опытом, пришедшие в силу разных причин и условий.

Сейчас мы находимся здесь вместе: вы, я, переводчик, а также видеокамера, которая записывает лекцию. Чем же отличаетесь вы, зрители, от камеры? Камера тоже оказалась здесь в силу различных причин и условий: её собрали, затем кто-то её купил, а ещё один человек установил. Камера, как и мы, получает информацию. Однако мы отличаемся от неё тем, что испытываем по отношению к воспринимаемой информации чувства, а именно определённый уровень счастья или несчастья. Камера и компьютер не переживают получаемую информацию.

Что такое счастье?

Похоже, основополагающий жизненный принцип состоит в том, что все хотят быть счастливыми и не хотят быть несчастными. Это побуждает нас задуматься: «Что такое на самом деле счастье? Чего мы действительно хотим?»

В буддизме счастье определяется как чувство, с которым мы естественным образом не хотим расставаться: оно нам нравится и мы довольны, если ощущение продолжается.

Это умственное переживание, которое может сопровождать либо физическое познание (например, когда мы видим что-нибудь или кого-нибудь), либо умственное (мы думаем о чём-нибудь или о ком-нибудь). И речь не совсем о том, что нам нравится смотреть на объект или думать о нём: нам нравится то, что мы при этом испытываем. Однако счастье – это состояние ума, и это не то же самое, что физическое удовольствие. Кроме того, оно отличается от беспокоящей эмоции цепляния, из-за которой мы преувеличиваем положительные качества объекта, например шоколада, нашей молодости или даже самого счастья, и не хотим с этим расставаться.

Уровень счастья, который мы испытываем, когда на что-либо смотрим, например, когда смотрим кино, может быть невысоким. Но если через несколько минут мы продолжаем его смотреть и нам не хочется отвести взгляд в сторону, значит, такое счастье нас устраивает и нам не хочется, чтобы оно заканчивалось. Можно сказать, что мы всё ещё «счастливы его смотреть». Ощутив себя несчастными – а несчастливое состояние определяют как чувство, от которого мы естественным образом хотим избавиться, – мы обычно стараемся изменить эти переживания, а значит, мы бы просто отвернулись. Конечно, иногда мы испытываем нейтральные ощущения, которые не хочется ни продлить, ни закончить: мы к ним равнодушны.

Часто мы думаем о понятиях «счастье» и «несчастье» с точки зрения крайностей: или сияющая улыбка, или глубокая печаль и уныние. Однако ощущения счастья и несчастья необязательно должны быть такими яркими: каждое мгновение жизни мы переживаем определённый уровень счастья или несчастья, и по большей части это не столь драматично.

Жизненные взлёты и падения

Ежесекундно с нами происходят разные события, которые, как и наше присутствие здесь, вызваны совпадением миллионов причин и условий. Мы получаем информацию о том, что происходит вокруг или в нашем уме, и одновременно переживаем это с разными уровнями счастья и несчастья. Часто это называют настроением, которое может быть хорошим или плохим.

Природа жизни такова, что всё идёт то лучше, то хуже, не так ли? И наше настроение не всегда соответствует получаемой информации, происходящему вокруг или нашим собственным действиям. К примеру, мы заняты любимым делом, но из-за плохого настроения чувствуем себя несчастными и не получаем удовольствия. А бывает, занимаемся не слишком приятными вещами, например тяжёлыми физическими упражнениями, но чувствуем радость и желание продолжать. Интересно, что наше настроение не всегда зависит от того, что мы делаем.

Мы всегда определённым образом относимся к тому, что переживаем в данный момент. Наша тема – отношение, или состояние ума, но что это такое? Это то, как мы относимся к чему-либо: отношение может быть разным, и оно сильно влияет на наше настроение. Обычно мы не так много можем сделать, чтобы управлять постоянными взлётами и падениями. Даже если принять лекарство, которое улучшит настроение, в долгосрочной перспективе нас всё равно ожидают взлёты и падения, не так ли? Однако мы можем работать над своим отношением к ситуации.

У тренировки состояния ума (тренировки отношения) два аспекта. Во-первых, мы стараемся избавиться от разрушительного отношения к явлениям. Возможно, слово «разрушительное» звучит слишком грозно, поэтому можно сказать «неполезное». В некотором смысле, такое отношение разрушительно для нас самих, потому что из-за него мы только хуже себя чувствуем. А во-вторых, мы упражняемся в более полезном отношении к вещам.

Важно отметить, что речь идёт не о так называемой «силе позитивного мышления», когда нам советуют быть как можно более оптимистичными: «Всё чудесно, замечательно и совершенно!» Это полезно, но всё же несколько упрощённо. Чтобы по-настоящему эффективно работать над состоянием своего ума, необходимо идти глубже.

В наших чувствах нет ничего особенного

Возьмём сначала наше отношение к своим чувствам, а именно к уровню счастья или несчастья. Рассмотрим это с точки зрения проблемы, с которой сталкиваются большинство из нас, – преувеличения важности собственных чувств.

Мы придаём огромное значение собственному «я» и ещё больше – своим чувствам. Тогда мы переживаем происходящее с нами «двойственно»: нам кажется, что с одной стороны находится наше «я», а с другой, к примеру, несчастье. Мы боимся быть несчастными, поэтому изо всех сил стараемся защититься и избавиться от этого чувства. Но как мы в действительности себя чувствуем, поступая таким образом? Нам становится только хуже, правда?

Задумаемся на минуту, как мы относимся к собственному плохому настроению, когда чувствуем себя несчастными? Я не говорю о случаях, когда мы плачем и нам очень грустно. Мы просто сидим за работой, смотрим телевизор или занимаемся другими делами, при этом чувствуя: «Мне плохо». Нам кажется, что пришла тёмная туча, от которой хочется укрыться: «Я не хочу этого!» Бывает ли у вас такое? Создаётся ощущение, что плохое настроение просто появляется, совершенно нежеланное. Чем больше мы сосредоточиваемся на нём и на том, как оно ужасно, тем хуже нам становится. Проблема в том, что мы преувеличиваем значение происходящего и делим его на два объекта: с одной стороны – «я», а с другой – плохое настроение.

А как насчёт счастья? Его мы тоже переживаем двойственно: с одной стороны – «я», а с другой – счастье. Поэтому мы боимся его потерять, начинаем за него цепляться и пытаться удержать. Возникает чувство уязвимости и неуверенности, ведь нам страшно, что счастье пройдёт и мы его потеряем, а значит, перестанем хорошо себя чувствовать. Трудно расслабиться и наслаждаться тем, что мы счастливы, потому что чувство неуверенности действительно его разрушает, не так ли? Более того, мы всё усложняем мыслями: «Я не заслуживаю быть счастливым», и так далее.

Если подумать, забавно, что часто мы ведём себя почти как животные. Взгляните на собаку, которая ест и как бы наслаждается этим, но в то же время всегда осматривается по сторонам. Она чувствует небольшую напряжённость: вдруг у неё отберут еду. Бывают ли у вас такие чувства? Мы счастливы, но боимся, что кто-нибудь увидит наше счастье и заберёт его. Это несколько странно.

Кроме того, есть нейтральное ощущение, которое мы тоже воспринимаем двойственно: есть отдельные «я» и нейтральное чувство. Мы преувеличиваем нейтральное чувство, и тогда нам кажется, что мы вообще ничего не чувствуем. Такое случается довольно часто: нам кажется, что у нас совсем нет чувств. В некотором смысле мы не ощущаем себя по-настоящему живыми. На самом деле нейтральные переживания делают нас немного несчастными: нам не нравится ничего не чувствовать.

Чувствуем ли мы себя счастливыми, несчастными или испытываем нейтральные чувства, чем больше мы преувеличиваем их важность, тем несчастнее становимся. Поэтому наше отношение к ним – ключевой момент, который определяет наше восприятие. Мы склонны считать особенными эти переживания счастья, несчастья или нейтральных ощущений и обычно видим их отдельными от себя.

Представим, что перед нами три блюда. Одно отвратительное на вкус, второе – вкусное, и третье – безвкусное. Они похожи на переживания несчастья, счастья и нейтральных ощущений. Испытывая их, мы как бы принимаем их вовнутрь, «едим» эти чувства. Хотя мы могли бы отказаться от еды, с чувствами этого не получается. Мы не можем сказать: «Я не хотел бы иметь никаких чувств». Ничего не ощущая, мы не чувствуем себя живыми, и поэтому нас это не устраивает. В таких ситуациях тоже стоит проверить, есть ли у нас двойственное разделение между «я» и настроением – как бы отдельным от нас чувством.

Просто сделайте это

Работая над состояниями ума, прежде всего необходимо развивать подход «ничего особенного». Хотя звучит не слишком внушительно, в действительности это очень глубокий метод. «В моих чувствах в настоящий момент нет ничего особенного», – в жизни всё меняется то к лучшему, то к худшему; наше настроение может быть то плохим, то хорошим; порой в нашей жизни почти ничего не происходит. Здесь нет ничего необычного. И в нас тоже нет ничего особенного: разве мы должны переживать одни чувства и не испытывать другие? Главное – продолжать жить, что бы мы ни чувствовали.

К примеру, если нам нужно позаботиться о детях, то неважно, плохое у нас настроение или хорошее: мы должны это сделать. Мы водим машину и идём на работу, как бы хорошо или плохо нам ни было. Чем больше мы сосредоточены на себе и своих чувствах, тем несчастнее становимся. Смысл не в том, чтобы совсем перестать чувствовать: мы осознаём свои чувства, но в то же время не придаём им большого значения.

Некоторые люди очень боятся чувствовать себя несчастными, считая, что это ощущение нас переполнит. Когда кто-нибудь умирает или случается что-либо ужасное, мы защищаемся, не желая чувствовать себя несчастными, потому что это чувство слишком сильное. Это может происходить бессознательно: мы не всегда блокируем это переживание намеренно. Нам хочется как бы отвергнуть его, словно оно пытается попасть в нас извне. С другой стороны, некоторые считают себя недостойными счастья. У них всё может быть хорошо, но им кажется, что они плохие и поэтому не должны быть счастливыми. Кроме того, есть люди, которые не выносят нейтральных ощущений: им всегда нужно развлекаться, например постоянно слушать музыку. Они думают, что это развеселит их и сделает счастливее: им страшно ощутить нейтральное чувство, которое возникает в тишине. Значит мы, в известной степени, боимся собственных чувств. Почему? Просто потому, что раздуваем их значимость. Однако чувства – совершенно обычная часть жизни, и каждый момент мы естественным образом их переживаем. Именно они отличают нас от видеокамеры, и в них нет ничего необычного. Звучит просто, но это не так уж и просто.

Пример с дикой птицей, которая прилетает к нашему окну

Нам нужен тонкий баланс. Разумеется, мы предпочитаем быть счастливыми, но это может сопровождаться страхом разрушить то счастье, которое у нас уже есть. Тогда мы начинаем цепляться за него и чувствовать себя неуверенно. На собственном опыте мы знаем, что счастье, которое мы чувствуем сейчас, непременно пройдёт. Оно непродолжительно в силу того, что природа жизни – постоянные взлёты и падения. Если мы осознаём это, нет смысла волноваться. Такое понимание позволяет нам просто наслаждаться счастьем столько, сколько оно продолжается.

Есть замечательный пример, который я иногда привожу. Представьте очень красивую птицу, которая прилетает к нашему окну. Мы можем просто наслаждаться красотой этой птицы, но мы знаем, что она дикая и обязательно улетит. Если поймать её и посадить в клетку, птица станет очень несчастной. А пока мы будем ловить её, она испугается, улетит и больше не вернётся. Однако если расслабиться и просто наслаждаться её красотой, пока птица здесь, ей не будет страшно или плохо и, возможно, она снова вернётся.

Счастье очень похоже на эту птицу, правда? И точно так же обстоят дела с людьми, которые нам по-настоящему нравятся. Когда они приходят в гости, мы часто думаем: «Почему бы тебе не остаться подольше?» – ещё до того, как они сняли пальто. Или: «Когда ты снова придёшь?» – и тому подобное. Это самый распространённый способ разрушить собственное счастье.

Тут нет ничего особенного. Птица прилетает к нашему окну; друг приходит в гости или звонит нам, – ничего особенного. Просто наслаждайтесь этим сейчас, ведь нет сомнений в том, что это закончится. Ну и что. Чего мы ожидали? Да, мы хотим быть счастливыми.

Если же сейчас нам тяжело, мы принимаем это ощущение: в нём тоже нет ничего особенного или удивительного. Мы чувствуем себя несчастными, но это тоже пройдёт. Если же пытаться избавиться от этого ощущения, оно только усилится.

Можно анализировать чувства и исследовать, чего мы на самом деле боимся. Боимся ли мы быть несчастными? Или нам страшно быть счастливыми, потому что мы этого не заслуживаем? Или же мы боимся нейтральных ощущений, ведь тогда создаётся впечатление, что ничего нет? Чего мы боимся?

Я разработал курс, который называется «развитие чувствительности», где одно из упражнений помогает справляться со страхом в отношении чувств. Оно простое: мы щекочем свою руку, потом щиплем её, а затем держим. С первым действием возникает приятное ощущение, со вторым – не слишком приятное, а с последним – нейтральное. Но в них нет ничего необыкновенного, не так ли? Это просто ощущения: что с того? Именно такое отношение мы развиваем: «У меня плохое настроение. И что с того?» В этом нет ничего особенного. Мы признаём, что у нас плохое настроение, и, если можем что-нибудь предпринять, чтобы нам стало лучше, почему бы это не сделать? Если же сделать ничего нельзя, то мы c этим справляемся. В действительности, даже «справляться» не нужно: мы просто продолжаем заниматься своими делами. Если нам действительно хочется изменить то, как мы переживаем это чувство, необходимо изучить техники, с помощью которых можно это сделать.

Подход «ничего особенного» – это первый уровень. Нет ничего особенного в наших чувствах и, кроме того, не существует «я», которое отдельно от чувств и которое нужно защищать. Всё складывается то лучше, то хуже – такова жизнь.

Во мне нет ничего особенного

С отношением «в этом чувстве нет ничего особенного» связан подход: «Во мне и в том, что я сейчас чувствую, нет ничего особенного». Это приводит нас к теме, которую в буддизме называют «себялюбием», с точки зрения которого мы переживаем всё происходящее. Что это означает? Это значит, что мы заняты только собой: сосредоточиваемся на себе и на своих чувствах, а на остальных людей не обращаем внимания: «Неважно, что чувствуют другие. Я несчастен».

Наша техника состоит в том, чтобы не считать себя или свои мысли особенными. Чем ограниченнее ум в смысле цепляния за «я», тем более мы несчастны: он становится похожим на сильно напряжённую и зажатую мышцу. Наш ум постоянно думает только «я-я-я», но если вспомнить о семи миллиардах людей и о бесчисленных животных, живущих на Земле, то в наших чувствах нет ничего необычного: сейчас каждый что-нибудь переживает. Одни счастливы, другие несчастны, а третьи испытывают нейтральные ощущения (возможно, они спят!), и чувства каждого постоянно меняются. С этой точки зрения, что же такого необыкновенного в нас и в том, что мы испытываем?

Например, вы застряли в большой пробке. Думаете, остальные водители, которые тоже там оказались, этому рады? Чем больше мы озабочены собственным «я»: «Я попал в пробку и не могу отсюда выбраться. Это ужасно!» – тем хуже себя чувствуем. Но если подумать обо всех, кто стоит в пробке, ум естественным образом станет более открытым и расслабленным.

Вчера мы ехали на лекцию, и движение на дороге совсем остановилось. Машины из переулка пытались втиснуться в полосу на нашей улице. Им нужно было пересечь дорогу, на которой стояли мы, и каким-то образом встроиться в колонну автомобилей, противоположную нашей, которая тоже не двигалась. Разумеется, никто их не пропускал, а мы думали: «Боже, как же они туда проедут?» Тем не менее, эти водители медленно прокладывали себе дорогу, просовывая нос автомобиля в наш ряд: становилось по-настоящему интересно. Парень из машины перед нами, даже когда мог ехать дальше, не обращал ни на что внимания, разговаривая по мобильному телефону. Он стоял на месте, а люди в машинах позади него очень нервничали.

Посреди всего этого внезапно перестаёшь думать: «Какой я бедный, застрял в пробке», а начинаешь наблюдать за драмой, которая здесь разворачивается, и интересоваться: «Как же они тут протиснутся? Как им проехать?» Мы перестаём беспокоиться только о себе, меняем отношение к происходящему и перестаём раздувать важность нашего «я»: «Я такой особенный, самый особенный в этой пробке». И тогда меняются чувства, которые мы испытываем в этой ситуации. Подумайте об этом.

Проблема себялюбия

Тибетский учитель Куну Лама предложил очень полезное упражнение: представить себя с одной стороны, а остальных – с другой, а потом посмотреть на это со стороны как наблюдатель. Мы видим, что «мы» с одной стороны несчастливы, но и остальные с другой стороны тоже несчастны. Мы стоим в пробке и другие люди тоже там застряли. Как сторонние наблюдатели мы должны решить, кто важнее. Этот человек, «я», который пытается выехать из затора быстрее всех, или же множество других людей, также застрявших в пробке? Пожалуйста, попробуйте выполнить это упражнение.

Очевидно, большая группа важнее одного человека, верно? Но это не означает, что мы ничего собой не представляем. В действительности, если мы заботимся обо всех, понятие «всех» включает и нас. Но мы ничем не отличаемся от других людей, в частности в том, что касается наших чувств.

Проблема в нашем себялюбии, постоянных мыслях: «Я-я-я. Я так важен». Если мы несчастны, думая, что над нами нависло облако и что есть отдельное от него «я», – это чувство собственной важности. Если мы счастливы, то тоже постоянно думаем о «я». Нам не хочется, чтобы пришла собака побольше и отняла у нас косточку. Порой мы ничего не чувствуем: «Я ничего не чувствую. Мне скучно. Я должен развлечься».

Открываемся заботе о других

Проблема – в озабоченности собой, когда мы сосредоточены только на своём «я» и на собственных чувствах. Нужно взглянуть на ситуацию с другой стороны: подумать обо всех остальных и развить мотивацию, которая включает других людей: «Пусть все выберутся из дорожной пробки». Если задуматься, как мы в одиночку выберемся из пробки? Пробка должна закончиться, а это касается каждого водителя, который в неё попал. Заботясь обо всех, мы будем намного более расслабленными. Мы не будем чувствовать напряжённость и опустошённость из-за затора на дороге. Когда же мы, наконец, выберемся из него, то не просто подумаем: «Замечательно, я выбрался! – а скорее: – Хорошо, что все могут ехать, куда им нужно». В этом случае мы не будем цепляться за счастье, словно у нас собираются отнять кость.

Это и есть сострадание: мы думаем о несчастье окружающих, заботимся о них, как о самих себе, и принимаем ответственность за то, чтобы на самом деле помочь другим справиться с чувством несчастья, пусть даже в нём нет ничего особенного. Нет смысла расстраиваться, думая обо всех трагедиях, которые случаются в мире: это естественная часть жизни, трагедии происходят постоянно. Однако лучше, чтобы все были счастливы, верно?

Добровольно принимая на себя такую ответственность: «Я буду заботиться обо всех и хочу, чтобы все освободились от страданий», мы развиваем невероятное чувство смелости и уверенности в себе. Его Святейшество Далай-лама часто об этом говорит. Думая только о себе и собственном счастье, мы становимся очень слабыми. И напротив, для того чтобы сознательно думать обо всех и об их проблемах, нужна огромная сила. Это признак не слабости, а силы, которая даёт необычайную уверенность в себе. Также такой позитивный настрой непроизвольно делает нас счастливыми. Мы больше не сосредоточены на себе: «Я такой несчастный, застрял в пробке», а вместо этого думаем обо всех, кто тоже тут оказался, искренне желая им выбраться. Нужно намного больше смелости, чтобы думать обо всех людях в пробке. Кроме того, наша самооценка улучшится: мы не слабые и не расстраиваемся из-за того, что застряли; мы сильные.

Если думать не только о себе, а обо всех людях в пробке, это косвенно поможет другим. К примеру, мы не будем вести себя агрессивно и сигналить (что, очевидно, бесполезно, ведь двигаться всё равно никто не может). А если машина с другой улицы попробует втиснуться перед нами, мы не будем открывать окно и кричать что-нибудь оскорбительное. Тогда и мы, и другой водитель сохраним спокойствие, пусть даже сильно повлиять на ситуацию у нас не получится.

Это простой пример того, как, изменив отношение к ситуации, можно изменить свои переживания, связанные с неизбежными взлётами и падениями. Чтобы преодолеть ощущение, будто мы и наши чувства особенные, и использовать любые обстоятельства наилучшим образом, нужна только практика и немного смелости.

Справляемся с гневом

Когда мы стоим в пробке и нас подрезают, это может вызвать вспышку гнева. Ещё один способ изменить отношение к ситуации – подумать о всевозможных причинах, которые к ней привели. Возможно, водитель везёт в госпиталь больного ребёнка. Этот метод поможет воспринимать всё гораздо спокойнее.

Но проблема в том, что эти вспышки будут происходить снова и снова. Нужно много времени, чтобы преодолеть склонности и привычки, связанные с гневом. Изменять отношение, думая, к примеру, о том, что у этого человека есть уважительная причина для спешки, – всего лишь временная мера. Чтобы избавиться от корней гнева, нужно идти гораздо глубже: они связаны с тем, как мы воспринимаем себя и других.

Мы склонны отождествлять себя и других с каким-нибудь незначительным событием. Например, в этой ситуации мы посчитаем другого водителя ужасным человеком, который пытается нас подрезать, – таково будет наше мнение. Мы определяем своё отношение к человеку сквозь призму его единственного поступка, в особенности если он касался нас. Мы наделяем других, как и самих себя, «прочной» идентичностью, и наше прочное «я» приходит в ярость.

Необходимо ослабить такое восприятие настолько, чтобы вообще ни с чем не отождествлять ни окружающих, ни самих себя. Однако это длительный процесс. Подумайте о фотографии человека. Это один момент из его жизни, далеко не вся жизнь. Нужно перестать воспринимать себя и других как застывшие фотографии: всё постоянно меняется. Если ошибочное восприятие явлений получилось ослабить, необходимо к этому привыкнуть, ведь мы склонны возвращаться к привычному взгляду на вещи. Со временем можно полностью избавиться от напряжения, связанного с гневом, ревностью и так далее.

Нет ничего плохого в том, чтобы быть счастливыми

Когда мы упражняемся в том, чтобы не придавать большого значения себе и своим чувствам, не проецировать ни на себя, ни на других ограниченных представлений о нашей или об их личности, это помогает сделать жизнь лучше. Справляться с трудными ситуациями намного проще, и жизнь перестаёт казаться борьбой. Мы становимся эмоционально устойчивее и счастливее.

Более высокая цель этой тренировки – научиться думать о других и о том, как мы себя с ними ведём. Если у нас есть семья, дети, друзья, коллеги по работе, а мы всегда в плохом настроении и постоянно себя жалеем, то нам очень сложно им помочь. Наше состояние только сделает их несчастными. Нам нужно уметь управлять своим настроением, потому что оно влияет на других – на нашу семью и так далее, – а мы о них заботимся. Это ещё одна причина работать над собой.

Стремиться к счастью – это во многом биологическое и совершенно нормальное явление. Мы должны пытаться стать счастливыми. Но когда мы счастливы, необходимо осознать природу этого ощущения: оно пройдёт. Поэтому мы просто наслаждаемся им, пока оно длится. Кроме того, чем более расслабленно мы относимся к этому переживанию, тем чаще чувствуем себя счастливыми. Иногда мы несчастны, и что в этом такого? Чего мы ожидали? Это не так важно: ничего особенного.

Если мы считаем, что в происходящем нет ничего особенного, это очень простой способ почувствовать себя счастливее. Мы больше не тревожимся, больше нет постоянного нервного возбуждения: «Я всегда должен быть счастлив. Мне всегда должно быть интересно. Всё должно быть по-моему». В действительности, такие мысли неприятны. Помните, мы говорили, что счастье необязательно связано с тем, что мы делаем: можно заниматься одним и тем же делом и в разные дни чувствовать себя счастливым, несчастным или испытывать нейтральное чувство. Это зависит от того, на чём мы сосредоточены.

Приведу пример. Я с большим удовольствием хожу к своему стоматологу, потому что он замечательный человек и у нас дружеские отношения: мы всегда шутим и так далее. Мне приятно идти к нему, поскольку я не сосредоточен на беспокойстве: «Возможно, придётся сверлить зуб или делать что-нибудь подобное». Я не тревожусь и смотрю на эту ситуацию с удовольствием: «Прекрасно, завтра увижусь с другом».

Вероятно, вы решите, что я немного странный, но однажды врачи работали с корневым каналом, а я наслаждался на протяжении всего процесса. Это было интересно. Они засовывали в мой широко открытый рот один инструмент за другим, и мне стало смешно, потому что я не мог представить, сколько ещё они смогут их там поместить. Отмечу, что я был под новокаином, поэтому ничего не чувствовал!

Конечно, обезболивающий укол был болезненным, ну и что? Что бы вы предпочли: страдать все тридцать минут от боли в корневом канале или несколько секунд от укола? Мы счастливы, что нам делают укол: это больно, но совсем недолго.

Всё зависит от нашего отношения. Мы говорили о том, как его изменить. Этот подход работает и улучшает нашу жизнь. Если нужно вылечить зуб, будет ли это пыткой или всё будет не так уж плохо? Нам в любом случае придётся пройти лечение, поэтому мы можем попробовать сделать эту процедуру как можно менее неприятной. Таков основной принцип.

Резюме

Никто не просыпается утром, желая столкнуться с проблемами и страданиями. Всё, что мы делаем, направлено на то, чтобы стать счастливее. Однако кажется, что мы не приближаемся к этой ускользающей цели. Будучи сосредоточенными на себе и преувеличивая важность того, кто мы, что мы делаем и что чувствуем, мы либо не можем наслаждаться счастьем, либо застреваем в сложностях, с которыми столкнулись. Упражняясь в том, чтобы включать в сферу своих интересов других и их чувства, мы открываем дверь к более расслабленному и счастливому переживанию взлётов и падений, которые случаются у каждого из нас.