Развитие особого равного отношения с точки зрения других

Другие языки

Далее, следующие три пункта относятся также к относительным, но с точки зрения других.

Все в равной степени хотят быть счастливыми, а не страдать

Первое: каждое существо хочет быть счастливым и не хочет страдать. Даже в своих снах другие не хотят испытывать страдания или боль. И у всех есть ощущение, что им не хватает того счастья, которое у них уже есть, что им нужно больше счастья. Это верно не только в отношении нас самих, но и в отношении абсолютно всех существ, причём в равной степени. Нельзя сказать, что одни хотят быть счастливыми больше, чем другие. У всех есть совершенно одинаковое чувство. И это совершенно верно, это верно даже для небольшого насекомого. Например, если вы положите палец на стол или на землю, где ползёт муравей, то муравей оббежит этот палец вокруг: он не хочет, чтобы его путь блокировали. Если мы постараемся поймать насекомое, оно от нас будет пытаться улететь, и это ясно показывает, что каждое существо хочет быть счастливо и не хочет быть несчастливо.

Я думаю, что, наверное, один из самых подходящих способов работы с этим моментом – размышление о том, что все хотят нравиться другим и никто не хочет вызывать неприязнь, никто не хочет быть отвергнутым. Даже если речь идёт о людях с психологическими трудностями, неуравновешенных людях, у которых может быть ощущение: «Я плохой человек, и остальные должны меня отвергать, и тогда я буду поступать ещё хуже, для того чтобы вы уж наверняка меня отвергли, чтобы у вас не осталось просто ни малейшего шанса это не сделать». Но если мы ещё глубже посмотрим на эту ситуацию, то они – эти люди – хотят на самом деле быть признаны. Каждый, даже если он или она не признают этого сознательно, тем не менее, хотят быть признанными, и хотят быть любимыми, и не хотят быть отвергнутыми или пренебрегаемыми. Это касается и тех людей, которые работают в метро, и тех, кто торгует в маленьких-маленьких магазинчиках: они тоже хотят нравиться другим, они не хотят пренебрежения и не хотят неприязни. Эти люди – очень хороший пример для нашей практики, когда мы работаем над преодолением нашего пренебрежения к людям. И в метро в Москве, как и в других городах, есть очень много маленьких киосков, где люди сидят и торгуют, и на самом деле у них там мало места и нет свежего воздуха, им даже трудно двигаться. И как, должно быть, изолированно чувствуют себя эти люди, сидя в маленькой кабинке, когда множество людей проходят мимо и полностью их игнорируют. Если вы торгуете нижним бельём в переходе метро, то как много людей остановится и как много пройдут мимо. Вообще говоря, ужасная работа.

Каждое существо хочет счастья, и никто не хочет несчастья, и в этом смысле все абсолютно равны. Это вот что касается первого пункта с точки зрения других. Как говорит Его Святейшество Далай-лама: «Всем нравится улыбка, а не нахмуренные брови». Определённо, не идиотская улыбка, да ещё и в неподходящее время, а добрая, сочувственная улыбка. Давайте сосредоточимся на этом. На том, что каждый из нас, присутствующих здесь, хочет нравиться другим и не хочет, чтобы к нему чувствовали неприязнь и пренебрегали им или ей.

[медитация]

У всех есть равное право быть счастливыми

Второй пункт здесь заключается в том, что у всех есть равное право на счастье. И вот у нас сейчас был пример во время перерыва на чай: у нас здесь пятнадцать человек, включая и меня, и все мы в равной степени хотели выпить чая, у нас было равное право выпить чая, и было бы неправильно тем, кто нам нравится, давать возможность выпить чая, а тем, кто нам не нравится, не давать – это было бы нечестно. Другой пример, который можно здесь использовать, если у нас есть группа из десяти человек в школе и есть печенье, чай с молоком, и все эти дети имеют равное право получить чай с молоком вне зависимости от того, кто нам кажется привлекательным, а кто ведёт себя плохо.

Вот на что здесь делается акцент – все хотят счастья, все имеют право на счастье в равной степени, в том числе и на обычное счастье. И если у нас есть возможность поделиться чем-то с другими, отдать что-то, даже если это просто обычное, сансарное благо, тем не менее, было бы неправильно, несправедливо отдать его тому или тем, кто нам нравится. И соответственно, если у нас есть группа людей, которые посещают учения, то правильно поделиться чаем со всеми. Давайте сосредоточимся на этом.

Мы можем подумать вот об этом примере, который я сейчас упомянул: если мы, например, служим во время какого-то учения, разносим чай, у нас стоит, например, на подносе чайник или что-то ещё, то все люди имеют, все участники этого учения имеют равное право на этот чай.

[медитация]

У всех есть равное право не страдать

Следующий пункт довольно похож на этот. Второй пункт заключался в том, что у всех есть равное право на счастье, а третий заключается в том, что у всех есть равное право на освобождение от страданий. Если есть десять больных людей, которые равны в своём праве на то, чтобы справиться со своими болезнями, или десять раненных людей, а мы – доктор, – было бы нечестно лечить только тех, кто может больше заплатить, или тех, кто нам нравится. Нам нужно, если мы можем, если мы способны, помочь им всем. И тот пациент, который приходит в конце дня, он точно так же заслуживает нашего внимания, того, чтобы мы его лечили, как и первый пациент. Мы сосредоточиваемся на других людях, на том, что они равны в этом смысле, не разделяя их на близких и далёких.

[медитация]

К последним двум пунктам нам будет легче прибегать, если мы родители, и если у нас есть несколько детей, больше чем один или два особенно. Все наши дети заслуживают в равной степени того, чтоб мы их кормили, а если они болеют, чтобы мы их лечили, и не только наши любимчики заслуживают этого, но все в равной степени. И вы знаете, что если у родителей есть любимчики среди детей, сколько проблем и сколько обиды это вызывает со стороны остальных детей. Это очень хороший пример, в отношении которого мы можем применить эти пункты, даже если у нас нет много детей. И это также актуально, если мы учитель, и необязательно учитель Дхармы, мы можем быть учителем в школе, – все наши ученики в равной степени заслуживают нашего внимания, все они в равной степени заслуживают того, чтобы мы честно, искренне отвечали на их вопросы.

Эти два пункта, конечно, затрагивают некоторые этические проблемы. Что если у нас недостаточно еды, чтобы накормить других, или недостаточно лекарств? Или если мы врач, и произошла какая-то катастрофа или серьёзная авария, несчастный случай, и нам нужно вылечить большое количество людей. Кого из них лечить первым? Это очень и очень сложный вопрос. Есть несколько вещей, которые могут в этом смысле помочь. Во-первых, в тантрической практике, когда мы делаем подношения, – что играет весьма значительную роль в тантрических практиках, – это делается с различными целями. Если мы сосредоточимся здесь именно на том, что относится к нашему вопросу, мы представляем, что все препятствующие силы убраны с наших подношений, в этих подношениях нет никаких недостатков, мы не думаем о том, что эти подношения вызовут у кого-то аллергию, и мы очищаем их своим пониманием пустотности, мы не развиваем превратных идей по этому поводу. Далее мы создаём эти подношения в чистой форме, превращая их в нектар, то есть в нечто, что способно удовлетворить все нужды других. И что для нас здесь ценно, – далее мы преумножаем эти подношения так, что их становится настолько много, что они никогда не иссякнут и у нас никогда не будет колебаний или скупости или других проблем в отношении того, чтобы поделиться ими со всеми.

Это четырёхчастное преобразование подношений, которое выполняется в любом тантрическом ритуале. И это также аналогия для достижения просветления: нам нужно избавиться от обычных препятствий, нам нужно понимание пустотности, нам нужно породить себя в чистой форме и предоставить другим счастье – здесь мы говорим о наиболее тонкой форме счастья, то есть о просветлении, которое мы представляем в форме нектара, – и нам нужно быть способным предоставить это счастье всем без исключения, так чтобы оно никогда не исчерпывалось. То есть это делается, с одной стороны, на уровне обычных вещей и, с другой стороны, на уровне просветления, что мы даём другим просветление. И в этом случае охват должен быть невероятно большим, потому что каждое существо имеет право, равное право на счастье и на то, чтобы освободиться от страданий. Но что делать в ситуации, когда чего-то не хватает, – вот это действительно сложный вопрос.

В тантре также есть традиция «чё» (gcod, чод) – традиция отсечения, где мы отсекаем привязанность к телу, к нашему телу: мы представляем, что наше тело разрезается на куски и мы кормим им других. Что означает отсечение привязанности к реальному «я». И нам не нужно, в прямом смысле этого слова, кормить своим телом других, но, скорее, служить другим, помогать другим без привязанностей и без колебаний, например: «У меня чистые руки, я не хочу их пачкать», – то есть мы не хотим браться за ту или иную грязную работу, думая, что она для нас не подходит. И это довольно сильная практика, она не предназначена для начинающих, очень продвинутая. И в этой практике мы представляем различные группы гостей, которых мы приглашаем и которым мы подносим своё тело. И также существуют практики тренировки ума, или лоджонг (blo-sbyong), которые в этом смысле полезны, которые не относятся к тантре. То есть это не является характерной чертой лишь тантры. Первая из этих групп – это учителя и родители, те, кто заслуживают уважения. Это те, кто в этой жизни, а также в прошлых и в будущих, приносят и будут приносить пользу, и не только нам, но и всем существам. Далее есть те, кто находится в наибольшей нужде. Мы помогаем больным, бедным и тем, кто находится в тех или иных неблагоприятных обстоятельствах. Мы отдаём своим врагам, тем, кто нам не нравится.

И мы можем пользоваться этим как руководством, для того чтобы понять, кому следует отдавать то или иное, если у нас недостаточное количество ресурсов. Но на самом деле нет какого-то очень твёрдого руководства, которое было бы абсолютным. Например, если мы врач, и произошла какая-то авария или несчастный случай, и много людей погибло, получило ранения, и наш духовный учитель сломал руку, а кто-то находится при смерти после этой аварии, – в этой ситуации следует помочь этому нуждающемуся раньше, чем учителю, который сломал руку. Если же кто-то получил настолько тяжёлые травмы, что он, скорее всего, погибнет, и у нас нет возможности его спасти, то в этом случае нам следует отдавать предпочтение тем, кого спасти возможно. Если же есть два человека, которые получили ранения или травмы одинаковой тяжести, то кого лечить первым – того, кто нам больше нравится, того, кто лучше выглядит, или того, у кого больше денег, – всё это, очевидно, неправильные подходы, но как же тогда принимать решение?

Я помню одно телешоу, где один врач столкнулся с такой дилеммой. Это был фильм, научная фантастика. И этот доктор был на самом деле голограммой. И его запрограммировали лечить всех одинаково. Было два человека, которые получили одинаковые серьёзные травмы. И оба они нуждались в очень серьёзной, сложной операции, в обратном случае они бы умерли. И у врача было время только на одну операцию, и если он прооперирует одного из них, то другой определённо бы умер. Доктору нужно было сделать, сделать выбор. У него были некоторые человеческие качества, и он выбрал того, кого он лучше знал, с кем у него была большая дружба. И тогда у него случился сбой в программе после этого, потому что он был запрограммирован помогать всем одинаково, а в этой ситуации, когда эти пациенты находились в одинаковом положении, с одинаковыми ранениями, он не мог выбрать. И если мы продвинутые бодхисаттвы, или арья-бодхисаттвы (byang-sems ’phags-pa), то есть те, у кого есть неконцептуальное познание (rtog-med shes-pa) пустотности, – по мере того как мы продвигаемся по десяти уровням бхуми и становимся буддой, мы приобретаем возможность приумножать своё тело, делая всё больше и больше форм, всё больше и больше своих тел, для того чтобы помогать другим одновременно. И мы можем увидеть действительно настоящую потребность в этом умении. И когда мы достигнем состояния будды, нам будет необходимо умножать своё тело до бесконечного количества, для того чтобы помочь бесконечному количеству существ одновременно. Но пока мы не достигли этого состояния, когда мы можем умножать свои тела, это действительно серьёзная проблема. Решить её непросто.

Мы должны посмотреть, где мы принесём наибольшую пользу. Есть ли другие люди, которые оказывают помощь в этой сфере. Но в ситуации, когда мы единственный человек и у нас ограниченное количество, например, вакцин для больных пациентов, то принять решение действительно очень сложно. И в такой ситуации нам нужно использовать наше распознающее осознавание (shes-rab). И есть очень много факторов, на которых мы можем основывать своё решение. К сожалению, если у нас ситуация, которая касается жизни и смерти, например, как здесь, в случае с доктором и двумя пациентами, которые умирали, нам нельзя колебаться, потому что в этом случае умрут оба. Но если мы в своей жизни сталкиваемся с такой ситуацией, то это, определённо, вдохновит нас на то, чтобы действительно достичь этих уровней бодхисаттвы, когда мы сможем умножать свои тела. Но, конечно, очень сложно быть реально убеждённым в том, что это возможно, – приумножать свои тела таким образом. Но если, например, мы подумаем об Интернете или о книгах, если мы будем пользоваться Интернетом, то мы сможем приносить пользу множеству людей одновременно, и хотя это, конечно, отличается от умножения своего тела, тем не менее, это в том же направлении. И, возможно, это создаёт кармические причины для того, чтобы впоследствии действительно научиться таким образом умножать свои тела.