Памятование: участвующие умственные факторы

Практика памятования (осознанности) происходит из традиционных буддийских источников. Из них мы можем узнать об умственных факторах, которые должны сопровождать каждый момент памятования, чтобы эта практика была полноценной. Умственные факторы – это способы познания объекта, которые или определяют характер познания, или способствуют познанию. Они включают факторы, которые инициируют познание, такие как интерес; факторы, которые помогают поддерживать познание, такие как сосредоточение; и эмоции, которые его окрашивают, например любовь или гнев. Изучив умственные факторы, связанные с памятованием, и задействовав их, мы сможем практиковать наиболее эффективно.

Практика памятования (осознанности) широко распространилась в современном западном мире как метод снижения стресса, перенесения боли и увеличения эффективности на работе или в жизни в целом. Практика памятования происходит из различных буддийских медитативных техник и подразумевает успокоение ума и наблюдение за дыханием, мыслями, эмоциями, чувствами счастья и печали, физическими ощущениями и так далее. Часто эта практика описывается в более общем ключе как наблюдение за постоянно изменяющимся настоящим моментом постоянно изменяющихся объектов ума. Давайте вкратце рассмотрим некоторые из буддийских источников практики памятования.

Видео: Геше Таши Церинг, «Осознанность лишь начало»
Чтобы включить субтитры, кликните на иконке «Субтитры» в правом нижнем углу окна с видео. Сменить язык субтитров можно, кликнув по иконке «Настройки».

Индийские буддийские источники

Объяснение памятования (пали: сати) в тхераваде основано на «Пути освобождения» (пали: Вимуттимагга) Упатиссы и «Пути очищения» (пали: Висуддхимагга) Буддагхоши. В этих источниках памятование описано как неотъемлемая составляющая множества различных медитаций. Характерная черта памятования в практике медитации – удержание в памяти, вспоминание, например, когда постоянно помнят о дыхании или о смерти. Его функция в том, чтобы не забывать: оно предотвращает потерю объекта. В некотором смысле, памятование подобно «умственному клею», который удерживает объект сосредоточения, не отпуская. После того как памятование размещается на объекте, оно должно быть дополнено распознаванием (пали: пання) какого-либо свойства этого объекта, например непостоянства.

Васубандху (dByigs-gnyen), представляя хинаянскую школу вайбхашику в «Сокровищнице особых тем знания» (Chos mngon-pa’i mdzod, санскр. Абхидхарма-коша), перечисляет памятование в списке десяти умственных факторов, сопровождающих все моменты познания. Памятование сопровождает их независимо от того, присутствуют ли при этом другие созидательные и разрушительные умственные факторы или только неопределённые (этически нейтральные). С этой точки зрения памятование присутствует всё время, а не только во время медитации.

В «Комментарии к “Сокровищнице особых тем знания”» (Chos-mngon-pa’i mdzod-kyi ‘brel-ba, санскр. Абхидхарма-коша-бхашья) Васубандху определяет памятование как умственный фактор, который не отпускает, не забывает объект, а значит, включает в себя тягу (mngon-par ‘dod-pa, санскр. абхилашатива) к объекту и способность его замечать (mngon-par brjod-pa, санскр. абхилапатива). Благодаря тяге к объекту и способности его замечать, памятование позволяет нам вспоминать его через некоторое время.

В махаянском тексте по читтаматре «Объяснение пяти совокупностей» (Phung-po lnga rab-tu byed-pa, санскр. Панча-скандха-пракарана) Васубандху говорит о памятовании в контексте вспоминания объекта. Поэтому он определяет памятование как состояние ума, которое не отпускает знакомый объект и снова замечает его. В комментарии к этому тексту Стхирамати (Blo-gros brtan-pa) объясняет, что «знакомый объект» – это явление, с которым мы встречались раньше. Таким образом, вспоминание объекта может происходить в контексте медитации на объект или просто во время повседневной работы памяти.

Асанга (Thogs-med) в тексте по читтаматре «Антология особых разделов знания» (Chos mngon-pa kun-las btus-pa, санскр. Абхидхарма-самуччая) называет памятование одним из пяти умственных факторов уверенности (yul-nges lnga). С этой точки зрения умственный фактор памятования возникает только во время созидательного познания и уверенно понимает (rtogs-pa) свой объект, другими словами, познаёт его точно и уверенно. Объектом памятования должно быть созидательное явление, с которым мы уже знакомы. Также у него должен быть аспект (rnam-pa) того, что оно сосредоточено на этом объекте, не забывая о нём и не теряя его. Функция памятования – предотвращать блуждание ума.

Объяснение Цонкапы

В «Большом руководстве по последовательным этапам пути» (Lam-rim chen-mo), в разделе о развитии поглощённого сосредоточения (ting-nge-‘dzin, санкр. самадхи) и спокойного, устойчивого состояния ума (zhi-gnas, санскр. шаматха, умиротворённость) тибетский мастер Цонкапа раскрывает определение памятования, данное Асангой. Он объясняет, что в контексте медитации шаматхи у памятования есть три свойства:

  • Оно сосредоточивается на уже знакомом объекте, а не на незнакомом. Это объект, в отношении которого мы обладаем уверенностью, и он может быть созидательным (например, визуализируемый образ будды) или неопределённым, этический нейтральным (например, тело).
  • Умственное удержание объекта с помощью памятования заключается в том, что мы его не забываем. «Не забывать» не просто означает, что, когда у нас спросят, каковы наставления по практике или каков наш объект, мы это помним. Это означает, что, «привязав» ум к объекту сосредоточения, мы сразу начинаем его удерживать в уме, без малейшего отвлечения из-за блуждания ума. Если наше внимание хотя бы немного блуждает, мы потеряли памятование. Чтобы правильно полагаться на памятование, нужно, поместив внимание на объекте сосредоточения, подумать о том, что теперь мы привязали свой ум к этому объекту, и непрерывно поддерживать силу сосредоточения, не позволяя уму дискурсивно (вербально) думать о чём-либо другом. Мы полагаемся на памятование подобно тому, как доверяем себя врачу или духовному учителю, когда мы полностью уверены, что этот человек полностью квалифицирован. Точно так же мы полагаемся на памятование только тогда, когда наше состояние ума действительно является подлинным памятованием.
  • Функция памятования – не давать уму отвлекаться на другой объект фокуса. Оно не позволяет вниманию забывать об объекте, терять его; оно удерживает внимание на объекте некоторое время; и поддерживает непрерывную связь с этим объектом.

Медитация памятования

Когда практика нацелена на достижение спокойного и устойчивого состояния ума (шаматхи), объект сосредоточения в медитации должен оставаться неизменным, например, когда мы сосредоточиваемся на визуализируемом образе будды. Однако в практике памятования (осознанности), как она преподаётся на Западе, сосредоточиваются на постоянно изменяющемся настоящем моменте постоянно изменяющегося объекта умственного или физического познания. С точки зрения объекта это больше похоже на объяснение памятования в тхераваде и соответствует утверждению вайбхашики, как она представлена у Васубандху, о том, что памятование сопровождает все моменты познания. В этом случае объектом не выбирают то, с чем мы уже знакомы, например форму будды, как в текстах Васубандху и Асанги по читтаматре. Вместо этого практикующий сосредоточивается на том, что воспринимает в каждый момент, – это может быть физическое ощущение, мысль, эмоция, чувство. Но, согласно определению Асанги, сосредоточение должно сопровождаться точностью и уверенностью.

Состояние памятования настоящего момента, которое развивают в этой практике, на самом деле включает несколько умственных факторов, определённых в буддийском анализе ума. Среди них основные – само памятование (dran-pa, санскр. смрити), бдительность (shes-bzhin, санскр. сампраджанья) и заботливое отношение (bag-yod, санскр. апрамада). Чтобы практиковать памятование более эффективно, полезно уметь различать каждый из этих факторов, чтобы их настраивать, когда они ослабевают.

Памятование

Само памятование, так называемый «умственный клей», должно сопровождаться двумя другими умственными факторами – различением (‘du-shes, санскр. самджня) и рассмотрением (yid-la byed-pa, санскр. манасикара, «принятие в ум», внимание).

Различение сосредоточивается на отличительных чертах различных составляющих каждого момента нашего восприятия, отличая каждое из них от всего остального. Например, оно отделяет физическое ощущение боли от других физических ощущений, которые мы испытываем в этот момент, таких как ощущение температуры окружающей среды. Правильное рассмотрение воспринимает объект в точности таким, каким он является, например, что боль – это просто физическое ощущение, не более и не менее.

С помощью памятования, которое сопровождается различением и правильным рассмотрением, мы поддерживаем сосредоточение на содержании постоянно изменяющегося настоящего момента. Мы стараемся не терять объект сосредоточения, то есть содержание настоящего момента, из-за отвлечения. Часто отвлечение происходит из-за размышлений о том, что мы воспринимали в предыдущие моменты или что переживём в будущем. Мы упускаем из виду то, что эти мысли о прошлом и будущем – всего лишь происходящее сейчас. Мы не различаем их просто как содержимое нашего нынешнего момента восприятия, увлекаясь их историями. В результате мы теряем объект сосредоточения, так как отвлекаемся на мысли. Однако если успешно поддерживать нужное состояние ума без отвлечений, мы достигнем устойчивого памятования, не забывающего об объекте сосредоточения. Таким образом, памятование действует как умственный клей, удерживая наше внимание на постоянно изменяющемся настоящем моменте восприятия.

Стхирамати (Blo-gros brtan-pa) в комментарии к тексту Асанги «Различение середины и крайностей» (dBus-mtha’ rnam-‘byed, санскр. Мадхьянта-вибхага) объясняет, что нужно время от времени напоминать себе об объекте сосредоточения: это поможет сохранять памятование. Это значит, что мы проговариваем в уме ключевое слово, которое помогает поддерживать крепкое памятование. Это соответствует утверждению Васубандху о том, что памятование включает способность замечать объект. Цонкапа объясняет это подробно: «Если вы отрицаете это, говоря, что это дискурсивное мышление и что вербально напоминать себе не нужно, развить сильное памятование и бдительность будет очень трудно».

Бдительность

Бдительность – это умственный фактор, который наблюдает за тем, как памятование удерживает объект сосредоточения. Она работает в рамках поддержания памятования в отношении объекта сосредоточения – содержания настоящего момента восприятия. Таким образом, в некотором смысле, бдительность – это часть сильного памятования. Как указывает Цонкапа, чем сильнее становится памятование, тем больше мы привыкаем поддерживать его без отвлечения. Благодаря этому мы становимся более чувствительными и легче замечаем, что на самом деле отвлеклись. Соответственно, чем сильнее наше памятование, тем сильнее бдительность.

Не нужно смотреть на бдительность в двойственном ключе как на независимо существующий надзирающий ум, который следит за полностью отдельным от него практикующим умом. С другой стороны, Цонкапа отмечает, что нам нужно внимательно различать памятование и бдительность. Он предупреждает: «Если вы смешиваете все эти состояния ума и не проводите различий, как многие тибетские медитирующие в наше время, возникает путаница. Я сомневаюсь, что они на самом деле достигают состояния поглощённого сосредоточения».

Бдительность не только замечает отклонения в нашем памятовании, но также, в некотором смысле, запускает внутреннюю «сигнализацию», чтобы мы исправили сосредоточение и снова установили памятование с помощью восстанавливающего внимания (chad-cing ‘jug-pa’i yid-byed). Но чтобы бдительность и восстанавливающее внимание выполняли свои функции, нужно задействовать и третью составляющую практики памятования – заботливое отношение.

Заботливое отношение

Заботливое отношение – это умственный фактор, который заботится о нашем состоянии ума. Он охраняет наш ум, не давая ему склониться в разрушительную сторону, и поддерживает его на созидательной, положительной стороне. Таким образом, благодаря заботливости мы воспринимаем своё состояние ума всерьёз: нам не всё равно. В этом смысле заботливое отношение схоже с умственным фактором тяги к объекту сосредоточения, который Васубандху называет одной из частей памятования.

Васубандху утверждает, что, если в какой-то момент у нас нет тяги к объекту сосредоточения, другими словами, мы не удерживаем его как нечто достойное памятования, то мы не сможем о нём вспоминать. Однако заботливость – это намного больше, чем тяга. Это не просто внимательность к объекту сосредоточения, благодаря которой мы о нём помним. Скорее, благодаря заботливому отношению мы используем восстанавливающее внимание, чтобы исправить умственное удерживание со стороны памятования, когда бдительность замечает ошибку. Если у нас нет заботливости, нам неважно, что мы забыли об объекте сосредоточения (настоящем моменте), даже если мы заметили, что отвлеклись. Таким образом, заботливость – основа этической самодисциплины (tshul-khrims, санскр. шила), с помощью которой мы воздерживаемся от разрушительного поведения.

Тибетский термин для заботливого отношения, bag-yod, буквально означает «обладать осторожностью». Это противоположность bag-med – беспечности, отсутствия осторожности. Однако исходное санскритское слово, переведённое на тибетский как bag-yod, – апрамада значит отсутствие прамады. Прамада означает пьяного или психически неуравновешенного человека, которого не заботит, что он делает или говорит. Соответственно, с заботливым отношением мы не ведём себя как пьяные. Мы трезвы, сдержанны, ответственны, и поэтому заботимся о состоянии своего ума.

Видео: Д-р Алан Уоллес — «Что после осознанности?»
Чтобы включить субтитры, кликните на иконке «Субтитры» в правом нижнем углу окна с видео. Сменить язык субтитров можно, кликнув по иконке «Настройки».

Резюме

Таким образом, в практике памятования участвует сложная система умственных факторов, и все они сосредоточены на постоянно изменяющемся содержании настоящего момента восприятия. Кроме трёх основных факторов – памятования, бдительности и заботливого отношения – присутствуют также различение, правильное рассмотрение, этическая самодисциплина и, когда необходимо, восстанавливающее внимание. И чтобы правильно различать каждый из этих факторов, нужно распознавание (shes-rab, санскр. праджня, мудрость). Таким образом, в контексте медитации памятования распознавание не ограничивается лишь сосредоточением на том или ином свойстве объекта, например на непостоянстве каждого момента нашего восприятия. Оно также сосредоточивается на различных аспектах состояния нашего ума, когда мы медитируем.

Поэтому Цонкапа, говоря о развитии спокойного и устойчивого состояния шаматхи, подчёркивает необходимость полагаться на авторитетные тексты великих индийских буддийских мастеров. Он советует:

Не возлагайте надежду на то, чтобы изо всех сил заставлять себя со слепым энтузиазмом. Как Арьяшура (sLob-dpon dPa’-bo) написал в «Собрании далеко ведущих состояний ума» (Phar-byin bsdus-pa, санскр. Парамитасамаса): «Прибегая лишь к энтузиазму, вы просто закончите усталостью. Но развиваясь при помощи распознавания, вы свершите великие цели».
Top