Упражнения, работа с негативным влиянием

Другие языки

Повторение

По ходу своей жизни мы думали о себе в категориях «я», «это моя жизнь», «сейчас я делаю это», «сейчас я делаю то». И все согласились бы с тем, что мы прожили всю свою жизнь, то есть мы прожили не только последний год – мы прожили всю жизнь, всю её мы пережили. И потому за свою жизнь мы пережили очень многое. И мы не какой-то прочный, неподвижный, неизменный кирпич, на который ничто не способно воздействовать: на нас по ходу нашей жизни воздействовало многое. И потому, если мы хотим иметь реалистичное представление о себе, нам нужно думать обо всём этом спектре переживаний, учитывать всё влияние, которое было на нас оказано, всех возможных людей, все сообщества и великое множество различных факторов. И всё это представляет из себя основу, с точки зрения которой мы и думаем о «я», о себе. И если мы думаем о себе только в контексте какого-то небольшого отрывка своей собственной жизни, это очень нереалистично, это очень неточно. И если не собрать все различные периоды нашей жизни, то это почти – если использовать этот термин в очень широком понимании, – в какой-то степени шизофренично. Так что мы здесь говорим о том, как объединить все аспекты нашей жизни, всё, что мы переживали, в некое целостное видение.

Вот часть того, что мы обсудили вчера, говоря о теоретической основе. Мы также рассмотрели тот факт, что подвергались влиянию неблагому и благому. И хотя нет смысла отрицать неблагие виды влияния, тем не менее, не будет никакой пользы, если мы зациклимся на этом неблагом влиянии и будем относительно него жаловаться. Хотя очень важно это неблагое влияние признать. Однако гораздо полезнее будет делать упор на позитивном влиянии, которое на нас было оказано, на то, что благотворно влияло на нашу жизнь. Всё это может объясняться совершенно без упоминания понятия «буддизм» и относится к категории, которую, как я вчера объяснял, можно назвать буддийской наукой и буддийской философией. И на самом деле, если мы будем рассказывать о подобном процессе тренировки другим, то упоминания о буддизме, которое мы можем сделать, таких людей могут, в общем-то, оттолкнуть. Поэтому вовсе не обязательно буддизм упоминать.

Вдохновение

Есть и другой аспект теоретической основы этого метода, и он заключается в том, что все нуждаются в каком-то вдохновении. У нас есть различные благие качества, у каждого есть хоть какие-то благие качества. Возможно, это какие-то природные таланты, которые нам присущи, возможно, эти таланты кто-то усиливал или нас чему-то учили другие, и нам необходимо вдохновение, которое будет поощрять нас, будет побуждать нас к тому, чтобы в большей степени эти благие качества развивать. И осуществляя подобную тренировку, мы размышляем над различными аспектами и различным влиянием, которому мы подвергались в своей жизни. И делаем упор, как я объяснял вчера, на различных видах позитивного влияния, которое на нас оказали другие люди, оказала окружающая среда, оказало наше сообщество, наша культура и так далее.

Приведём в качестве примера наших матерей. Безусловно, у наших матерей есть какие-то хорошие качества, которым мы и сами следуем. Так что, с одной точки зрения, нам нужно распознать эти качества и признать их. Но возможно, у матери были и другие позитивные качества, и не вполне очевидно, что эти иные качества также на нас как-то сказались. Но независимо от того, сказались ли на нас эти качества напрямую или нет, все они могут выступать источником вдохновения. Например, если мы родились в соответствующий период, наши родители, возможно, пережили очень тяжёлые времена, например пережили вторую мировую войну или те тяжёлые времена, которые наступили в этой стране после её окончания. И хотя мы лично не сталкивались с подобными переживаниями, нас может очень вдохновить то, как с этими трудными обстоятельствами справлялись наши родители. И это также нечто, что способно нас вдохновить, вдохновить нас на то, чтобы мы справлялись с затруднительными ситуациями так же, как с ними справлялись в своё время наши родители.

Когда мы работаем с этими различными категориями влияния, которое на нас было оказано, мы думаем не только о тех благих качествах, которые напрямую от кого-то получили, но и о тех благих качествах, которые напрямую переданы не были, возможно. И это, в каком-то смысле, позволяет нам развить уверенность в себе, выстроить позитивное отношение к самим себе. Если у нас по-настоящему низкая самооценка, памятование обо всех благих качествах, которые мы обрели благодаря другим людям, заставляет нас задуматься: «Ну, может быть, я не так уж и плох? В противном случае, почему бы я получил все эти благие качества?» И если мы чувствуем, что у нас есть какие-то благие качества, и вдохновляемся на то, чтобы эти благие качества взращивать во всё большей степени, мы можем понять, что нам есть чем поделиться с другими, нам есть что подарить другим, опять же с точки зрения этих благих качеств. И это также укрепляет нашу уверенность в себе, потому что на самом деле сочетается с состраданием, то есть стремлением помочь другим преодолеть их недостатки, их трудности, на основании чувства того, что делаем мы это добровольно, потому что «у меня есть эти благие качества и я могу поделиться ими с другими». Если у нас есть что-то, что мы можем предложить другим, есть что-то, чем мы можем поделиться, мы не можем быть такими уж ужасными.

Вот ещё несколько пунктов, относящихся к теоретической основе. И, как вы видите, здесь вовсе не требуется даже упоминать само понятие «буддизм». Если мы происходим из буддийской среды и нам интересно, откуда происходит этот последний маленький пункт – на самом деле вовсе не такой уж и маленький, он очень важен, – происходит он из темы того, как мы относимся к духовному учителю, соотносим себя с духовным учителем. Отношения с духовным учителем с точки зрения наших помыслов подразумевают, что мы распознаём и признаём благие качества, которые учителю присущи, и развиваем убеждённость в том, что это действительно так, что это истина, а не какие-то выдумки или проекции с нашей стороны. На основании этого мы испытываем к учителю великое почтение. И тогда, если мы думаем о великой доброте учителя, которую он проявлял, помогая нам, обучая нас, мы развиваем сильное чувство признательности и благодарности к учителю. И пытаемся сами развивать те благие качества, которые присущи учителю, вдохновляясь его примером.

В данном случае мы лишь распространяем это на всех, с кем нам довелось взаимодействовать. Пытаемся понять, какие благие качества им присущи, и развить уверенность в этом – уверенность в том, что это не просто какие-то проекции; на основании этого уважаем других; и испытываем признательность за те вещи, которые они нам подарили, которыми они с нами поделились, испытывая глубокое чувство благодарности. Как я говорил, мы представляем то, что получаем вдохновение от этих других людей. И при желании мы можем сделать это в форме визуального образа, представляя, что к нам от этого человека исходит жёлтый свет, если, например, перед нами его изображение; или мы просто представляем его образ. Это в каком-то смысле делает это переживание более реальным или более явным. Затем пытаемся представить, что делимся этим с другими, делимся этими качествами с другими.

Упражнение: Размышление о влиянии нашей матери

Давайте попробуем одно из этих упражнений. И хорошее начало для всего этого процесса – это наши матери. Если предпочитаете, можете начать со своего отца, но разницы на самом деле нет, потому что в конечном итоге придётся прорабатывать обоих. Давайте используем только один пример – тех людей, которые нас вырастили, семью, в которой мы выросли, кто бы там ни был.

Начинаем мы с того, что успокаиваемся. Очень важно вначале успокоить все мысли и эмоции, с которыми вы начинали, с которыми вы, возможно, пришли на сессию; вам нужно успокоиться. Обычный способ этого достичь – просто сосредоточиться на дыхании. Вы дышите совершенно обычно, через нос, при условии, что нос у вас не забит, дышите не слишком быстро и не слишком медленно. И если у вас повторно вновь и вновь возникают какие-то мысли или вы чувствуете сильные эмоциональные переживания, с эмоциями это сложнее, вы просто пытаетесь всё это отпустить. Потому что дыхание довольно ровное и довольно спокойное, и это помогает нас успокоить; обычное дыхание. Это также помогает нам заземлиться, потому что это нечто физическое, позволяет нам в меньшей степени зацикливаться на своих эмоциях и чувствах. И как я уже говорил вчера, если вам сложно отпускать, то вы можете уподобить весь процесс движению своей руки, которая вначале зажата в кулак, который вы затем разжимаете, отпуская.

Как я вижу, у большинства людей глаза закрыты. Хотя вам, возможно, и проще расслабиться, держа глаза закрытыми, на самом деле это не рекомендуется. Тому есть множество причин, но главная из них состоит в том, что нам нужно иметь способность расслабляться, успокаиваться даже в ситуациях повседневной жизни. И если вам, для того чтобы расслабиться, нужно будет закрывать глаза, это может стать большим затруднением, например, если вы ведёте машину и должны успокоиться. И поэтому разумно тренироваться в осуществлении этого процесса, держа глаза открытыми. Вам необязательно на что-то таращиться, но открытые глаза позволят вам научиться применять это в повседневной жизни. Обычно мы просто направляем взгляд вниз.

Затем мы думаем: «Я человек, как и все остальные. Я хочу быть счастлив и не хочу быть несчастлив. Как и у всех остальных, у меня есть чувства. И если я очень дурным образом о себе думаю, это причиняет мне неприятные переживания. А я не хочу быть несчастлив, и хорошо было бы подумать о каких-то способах, которые помогут мне стать более счастливым человеком».

Затем мы вызываем в своём уме мысленный образ своей матери. Это вовсе не обязательно должен быть очень уж точный образ, если нам не слишком хорошо даётся визуализация или вспоминание каких-то объектов. Это не упражнение на визуализацию. Просто вспоминаем что-то, что её представляет. Очень интересно проанализировать, какой именно образ мы используем для того, чтобы представить им свою мать. Если это необходимо, мы можем вспомнить о её недостатках и неблагих качествах и осознать, что они возникли в силу определённых причин и обстоятельств, а затем принять решение о том, что никакой пользы от сосредоточения на её недостатках мы не извлечём. И не отрицая эти неблагие качества и не преувеличивая их, мы просто решаем оставить их в стороне: «Такая уж она есть, у всех есть недостатки, в этом нет ничего особенного». Недостатки, проявлявшиеся не только в том, как она обращалась со мной, но и недостатки в целом.

Просто чтобы дать вам пример, моя мать получила не очень хорошее образование, ей очень рано пришлось начать работать, и поэтому она не могла мне особо помочь с моей домашней работой, и это в каком-то смысле недостаток. Но в этом не было её вины: царили времена великой депрессии, ей пришлось начать работать, но нет в этом ничего страшного, это не её вина, просто так сложились обстоятельства, такова реальность. В этом нет ничего особенного.

Затем мы размышляем над благими качествами нашей матери, над теми благими качествами, которые мы приобрели благодаря ей или могли бы приобрести. Возможно, мы в то время были слишком молоды и были слишком вовлечены в свои собственные проблемы, и поэтому не ценили то благое, что было в нашей матери. И мы сосредотачиваемся на этих фактах с твёрдой убеждённостью. Затем стараемся распознать ту пользу, которую получили благодаря матери, даже о самых простых вещах: она готовила нам пищу, готовила для нас, когда мы были ребёнком. Вы можете помогать клиенту вспоминать о таких вещах, если ему самому сложно вспомнить какие-то благие стороны своей матери. Однако каким благим качествам я научился у неё, научился на её примере? И мы сосредотачиваемся на этих качествах с глубокой признательностью и глубоким уважением.

Затем мы представляем, что жёлтый свет исходит из образа нашей матери к нам, наполняет нас жёлтым светом, и мы чувствуем вдохновение на то, чтобы в большей степени развивать эти благие качества. Чувствуя воодушевление, мы представляем, что жёлтый свет теперь исходит от нас и вдохновляет других на то, чтобы и они развили эти благие качества. Затем мы позволяем своей энергии успокоиться, снова сосредотачиваемся на дыхании. И завершаем мыслью: «Пусть это становится всё глубже и глубже, сильнее и сильнее, это позитивное чувство, чтобы я смог приносить наибольшую пользу самому себе и всем, с кем встречаюсь».

Дальнейшее применение интегрального подхода

С помощью этого интегрального подхода мы стараемся разобрать на части ригидное восприятие своей жизни. Мы не застреваем на одном событии, не отождествляем себя с ним, а думаем о всей жизни в целом. Например, вы с расстались с партнёром и вам кажется, что у вас больше никогда не будет отношений. Если подумать обо всей жизни, вероятнее всего, вы найдёте кого-нибудь ещё. Скорее всего, у вас уже были девушки или парни до этого. Фиксируясь лишь на последнем расставании и преувеличивая его значимость, вы вырываете событие из контекста. Важно видеть всё в контексте.

Более того, когда отношения заканчиваются, вы можете подумать: «Это моя вина, я плохой, я неудачник. Бедный я, несчастный». Вам нужно увидеть, что на произошедшее повлияло огромное количество других факторов. Это всё то, что происходило в жизни другого человека, его психологические склонности, а также различные факторы нашей собственной жизни – работа, семья и так далее, или, например, экономика. Если вы увидите это в более широком контексте – и также можно пользоваться образом мандалы, если это вам помогает, – то не будете зацикливаться на чём-то одном: «Это моя вина, я единственная причина разрыва, потому что я плохой. Я не заслуживаю любви», и поэтому отношения расстроились. Вы не обвиняете во всём и другого человека, как будто это он плохой. Разрыв произошёл в силу целой систему причин и воздействующих факторов.

Работа с негативным влиянием

Работая с негативным влиянием, нам нужно признавать, что оно принесло вред, но в то же время крайне важно не преувеличивать и не зацикливаться. И проблема здесь в этом преувеличении, поэтому мы стараемся мыслить объективно, оценивать недостатки человека, или страны, или чего угодно, – и достоинства. У всего есть недостатки и достоинства, слабые места и сильные стороны.

Можно провести глубокий анализ, например, думать: «Почему у моих родителей вот эти неблагие черты? Это потому, что их родители поступали так-то». Разумеется, можно углубиться во всё это. Но смысл в том, чтобы не отождествлять их исключительно с их неблагими качествами. Признать их, при этом эти качества не преувеличивая. Если вы понимаете, почему родители именно такие, – это замечательно. Если нет, то хорошо. В этом конкретном методе на этом упор не делается, но вы можете это прорабатывать в других видах терапии. И вы просто это оставляете в стороне и начинаете рассматривать позитивные качества. Потому что если я буду жаловаться по поводу неблагой стороны, то какую пользу мне это принесёт? Безусловно, не сделает меня счастливее. И затем мы стараемся объективно рассмотреть позитивные качества, не преувеличивая их, признавая их, и стараемся развить некую признательность и обрести благодаря им вдохновение. Вдохновение вы получаете благодаря позитивным, а не негативным качествам: от негативных качеств вы получить можете только депрессию.

Но не думаю, что уместным было бы сюда привносить всё, что связано с прощением, говорить себе: «Я прощаю своих родителей за все ошибки, которые они совершили». Потому что это, в каком-то смысле, заносчиво, как будто мы находимся в таком высоком положении, что с него можем прощать других. Понять и отпустить – это нечто довольно сильно отличающееся от прощения.

Очищение от негативного влияния

Помимо признания, принятия и отпускания, когда мы перестаём зацикливаться на отрицательном влиянии, можно применить буддийский метод «очищения». Проблема в том, что мы склонны повторять подобные действия в собственном поведении, например терять терпение. Вот стадии очищения:

  • Первый шаг – это признать наше негативное качество.
  • И затем мы чувствуем сожаление, а это не то же самое, что чувство вины. Чувство вины – это когда мы думаем: «Как это ужасно» и «Какой я ужасный». Вот это чувство вины. А сожаление – это когда мы просто думаем: «Хотелось бы, чтобы у меня этого не было, хотелось бы, чтобы я был от этого свободен».
  • И затем мы принимаем решение, что попытаемся не повторять этого действия.
  • Затем утверждаем то благое направление, в котором хотим продвигаться в нашей жизни: «Я хочу преодолевать свои недостатки, хочу развивать всё больше благих качеств». Нам необязательно это делать в буддийском контексте, где мы бы говорили, что делаем это для обретения освобождения и просветления. Мы делаем это в общем.
  • И затем, для того чтобы противодействовать тем негативным импульсам, которые у нас могут проявляться, мы выполняем всю оставшуюся часть упражнения для того, чтобы с её помощью, сосредотачиваясь на своих позитивных качествах, чтобы уравновесить импульсы негативные. Чем сильнее наши благотворные качества, чем больше мы с ними знакомы, чем сильнее у нас привычка к ним, тем больше вероятность, что именно они в первую очередь проявятся в нашем уме – они, а не качества негативные.

И этот очистительный процесс, хотя он и проистекает из буддийского контекста, вовсе не обязательно должен применяться именно в буддийском контексте, для того чтобы быть эффективным.

Применительно к по-настоящему экстремальным ситуациям, например, когда мы подвергались физическому или сексуальному насилию, этот метод не является подходящим. Мы можем использовать другие терапевтические методы, для того чтобы такие ситуации проработать.

В целом, методы, которые предлагает буддизм, по-настоящему не рассчитаны на людей с очень сильным уровнем эмоциональной растревоженности. Для того чтобы суметь применять различные методы как в буддийском контексте, так и вне буддийского контекста, нужно обладать достаточным уровнем устойчивости. Потому что в данном методе, например, вы работаете с застарелыми воспоминаниями. Если вы будете вспоминать, будете восстанавливать эти воспоминания и при этом не устойчивы, это может стать процессом довольно опустошающим. И поэтому нам нужно быть осторожными и не думать, что буддийские методы применимы для любого человека в любой ситуации.

Методы для людей, вовлечённых в социальные конфликты

Что же касается общества в целом, это сложно. Буддийские методы рассчитаны на индивидуума, и они должны применяться к отдельной личности. Единственный способ работать в более широких масштабах – это работать в рамках системы образования, пытаться представить более уравновешенный, более объективный подход к истории, к сообществам и тому подобному.

И как неустанно подчёркивает Его Святейшество Далай-лама, было бы очень полезно ввести некий базовый курс этики в то образование, которое получают дети. И это светская этика, которая с уважением относится ко всем религиям, но при этом не основывается ни на одной из них. И это нравственность, или этика, которая основывается на базовых принципах биологии, на том чувстве теплоты, на том, что все позитивно реагируют на проявление теплоты по отношению к себе, на ту связь, которая устанавливается между матерью и ребёнком. На основании чего мы можем заключить, что все существа в этом смысле подобны, все они желают быть счастливыми и все они заслуживают одинакового отношения.

И мы учимся проводить различия между человеком и поведением человека. Поведение может быть неприемлемым, но это не означает, что человек неприемлем. Человек остаётся человеком. Если ребёнок плохо себя ведёт, вы не проявляете неодобрения по отношению к его поведению, вы не перестаёте любить самого ребёнка. И этот принцип может распространяться на всех. Может ли это помочь в более широких масштабах, сказать сложно, но, очевидно, на это уйдёт значительное время.

Практика в группе или семье

Этот метод можно практиковать индивидуально или в группе. Преимущество группы в том, что она позволяет придать некую дисциплину. Люди могут делиться своими переживаниями, если чувствуют, что находятся в некотором защищенном пространстве, если чувствуют, что никто не станет над ними смеяться, например. То есть это должно быть базовым, определяющим правилом. И это основополагающее правило, это защищенное пространство может создаваться лидером группы, подобно тому как защищённое пространство для своего клиента создаёт терапевт – пространство, в котором клиент чувствует, что он может открыться перед терапевтом. Так что здесь те же параметры, что и с преимуществами индивидуальной терапии и терапии групповой.

Что касается семьи, семейная терапия также предоставлять защищённое пространство. Тогда каждый член семьи мог услышать от других членов о позитивных, благих качествах, которые они благодаря ему обрели. Особенно если речь идёт о бунтарях-подростках, у родителей может возникать ощущение того, что этот подросток не одобряет всё, что родители делали, и стыдится их, и хотел бы держаться от них подальше. И было бы изумительно, если бы этого подростка удалось раскрыть и он поделился бы своими чувствами, то оказалось бы, что он извлёк какие-то, получил какие-то позитивные качества благодаря своим родителям. То же самое касается и тех вещей, которые родителей восхищают в их детях: речь же не идёт о том, что они всегда детей не одобряют.

Терапевт старается дать членам семьи пространство для того, чтобы они проанализировали, поразмышляли над тем, какую пользу они получили друг от друга, какие позитивные качества они обрели, какие вещи вызывали в них восхищение. Но это, разумеется, лишь дополнение к размышлениям о тех трудностях, которые возникают в семье.

Как можно сказать, что мы достаточно проработали трудное влияние

Если говорить о трудных эпизодах нашей жизни, то я бы сказал, что нужно дойти до ощущения того, что называется беспристрастием по отношению к этому эпизоду. Беспристрастие – это состояние ума, в котором мы не испытываем ни отторжения по отношению к этому моменту, ни влечения к нему, ни равнодушия. Отторжение – это когда меня по-настоящему сердит этот эпизод, он у меня вызывает отвращение, я не хочу его отпускать. То есть там сохраняется какой-то элемент привязанности, потому что вы не хотите его отпустить, вы хотите продолжать на нём сосредотачиваться. При этом мы не хотим впасть и в другую крайность, в крайность, в которой мы будем отрицать и игнорировать эпизод, потому что с этим слишком сложно разбираться, и потому мы притворяемся, что этого вообще не было.

То есть если вы способны дойти до какой-то открытости, расслабленности относительно этого эпизода, способны сказать: «Да, такое со мной случилось, это часть моей жизненной истории», – то вы подобны всем в этом смысле, потому что у всех в жизни случались трудные эпизоды. То есть вы развиваете некое чувство расслабленности, спокойствия относительно этого, но при этом вы не впадаете в другую крайность и не отрицаете этот эпизод. «Этот эпизод сыграл свою роль в моей жизни, я это признаю. И более того, то негативное чувство, которое я испытывал долгое время после завершения самого эпизода, также сыграло важную роль в моей жизни: это сильно сказалось на том, как я взаимодействовал с другими, и том, как я воспринимал самого себя». Полагаю, беспристрастие некоторые люди также описывают как «принятие». Вы принимаете этот эпизод: «Это факт, такое случилось».

Резюме

С момента рождения мы подвержены негативным влияниям, ведь люди несовершенны. Хотя нужно признать это влияние, нет необходимости зацикливаться на них, потому что это ничего нам не даст. Вместо этого мы можем найти благоприятное влияние – наших родителей, культуры, общества, школы и так далее. Это даст нам более целостное восприятие себя. Увидев, что мы в той или иной степени сами обладаем этими качествами, мы обретём уверенность в себе, сможем развивать эти качества дальше, и не только ради себя, но и – в конечном счёте – ради всех существ.