Буддийская сексуальная этика: историческая перспектива

Сегодня вечером мы будем говорить о буддийской половой этике. Как и в случае с другими буддийскими учениями, важно увидеть, как это учение соответствует другим буддийским учениям, а именно с четырьмя благородными истинами. Если вкратце, то Будда учил о истинных страданиях, которые все мы испытываем, – это Первая благородная истина – страдания несчастья и боли; страдания нашего обычного счастья, которое никогда не длится долго, и на смену ему приходит несчастье. Например, когда мы едим нашу любимую пищу, то счастье, которое приходит, когда мы только начинаем есть, потом сменяется несчастьем, когда мы насыщаемся.

И также есть всеобъемлющее страдание, которое представляет собой основу для первых двух. Это неконтролируемо повторяющееся перерождение, когда у нас есть наше тело и ум, которые служат основой для этих двух видов страданий: обычных страданий и страданий, связанных с нашим счастьем. Истинная причина этого – наше неосознавание, неосознавание причин и следствий и неосознавание реальности, и тревожащие эмоции, которые в результате этого появляются, и кармическое поведение, которое является следствием этих тревожащих эмоций, как конструктивное, так и разрушительное поведение. Потому что даже положительное поведение, если оно связано с заблуждением относительно того, как существуют вещи, тем не менее, оно также увековечивает нашу сансару.

Третья благородная истина – то, что можно достичь прекращения страданий, прекратив их причины, так что они никогда не появятся снова. И Четвёртая истина – это истинные пути, или истинные состояния ума, которые представляют собой путь, но это не только состояния ума, но также и поведение, и речь, благодаря которым мы сможем достичь прекращения, истинного прекращения.

Такова основная структура буддийских учений. И когда мы говорим о половой этике, то нам важно понимать, какое место половое поведение занимает с точки зрения истины о страданиях, или истинных страданий. Если мы хотим достичь истинного прекращения страдания, то есть прекратить наши перерождения в сансаре, – для чего нам нужно прекратить не только наше несчастье, но и обыденное счастье, – нам тогда нужно преодолеть и те трудные стороны, или аспекты, нашего полового поведения.

Далее с буддийской точки зрения, когда мы говорим об этике, и этической самодисциплине, дело не в том, что у нас есть набор правил или законов, которым мы подчиняемся: это западная концепция, которая проистекает или из религий, основанных на Библии, или из гражданского права. Это не подчинение законам или правилам, а использование распознающего осознавания, то есть распознавания того, что вредно и что полезно. Будда не сказал, что мы должны избегать тех или иных видов поведения, которые приведут нас к страданиям и проблемам, это наше дело. Если мы хотим избавиться от страданий, то Будда указал, каких видов поведения нам следует избегать.

Потом дело за нами. Это не вопрос того, хорошие мы люди или плохие, это не вопрос следования законам, и здесь нет вопроса вины, которая у нас есть, когда мы следуем правилам, будь то библейские или гражданские законы.

И вся дискуссия о сексуальной этике основана как раз на этом распознающем осознавании. И если мы не способны избегать того или иного проблематичного вида сексуального поведения, есть множество факторов, которые влияют на то количество страданий, которые мы в результате получим. И мы стараемся минимизировать, как можно больше уменьшить вот эти вот негативные последствия от неподобающего, или неуместного, действия. И именно для этого нам и нужно распознающее осознавание, чтобы понять, в каком случае последствия нашего действия будут меньше, а в каком – тяжелее.

Дальше нам нужно разобраться с категориями, на которые подразделяются различные виды поведения. Есть так называемые непохвальные действия (kha-na ma-tho-ba), то есть это означает, что эти действия не рекомендуется совершать и они недостойны похвалы, в результате них возникнут те или иные проблемы. Некоторые действия являются естественным образом непохвальными (rang-bzhin kha-na ma-tho-ba), они будут непохвальны для любого человека. И есть запрещённые непохвальные действия (bcas-pa’i kha-na ma-tho-ba), так называемые, которые Будда рекомендовал избегать определённым людям, в определённых ситуациях. И это в основном этически нейтральные действия, например для монахов или монахинь есть после полудня. Само питание после полудня – это этически нейтральное действие, но если мы монах или монахиня и не будем есть после полудня, то наш ум будет чище вечером и утром. Поэтому это этически нейтральное действие, которое относится к нерекомендуемым для определённой группы.

И если вот эти этически нейтральные запрещённые, непохвальные действия – они нейтральны, то естественные непохвальные действия, или действия, непохвальные по своей природе, – они разрушительны. Когда мы говорим о разрушительности, мы имеем в виду, что они станут причиной страданий, если, конечно, мы не очистим их. Всё половое поведение относится к естественным образом неодобряемым действиям. Мы, как западные люди, наверное, не очень хотим это слышать. Очень важный вопрос – почему всё половое поведение является разрушительным? Мы из своего собственного опыта можем это знать, и также это основано на цитатах из текстов, что любое половое поведение увеличивает тревожащие эмоции. А если мы хотим достичь освобождения от сансары, то нам нужно преодолеть тревожащие эмоции. Если мы хотим достичь освобождения, то нам нужно освободиться от всех видов поведения, которые вынуждают наши тревожащие эмоции увеличиваться.

Если мы посмотрим на учения тантры Калачакры, там говорится, что сексуальный акт, – тогда, когда мы приближаемся к оргазму, – в это время наше желание усиливается и также привязанность. Потому что мы хотим достичь оргазма. Когда мы достигаем оргазма, у нас появляется гнев, потому что сексуальный акт, оргазм закончился, а нам не хотелось бы, чтобы он заканчивался. И после этого мы пребываем в состоянии наивности, наш ум притуплен. Это говорится в текстах, и если мы исследуем себя честно, то это именно то, что происходит.

Мы знаем, что, для того чтобы достичь освобождения или просветления, мы не должны быть монахом или монахиней. Мы можем быть домохозяином. Что значит домохозяин? То есть человек, у которого есть супруг, дети и дом. Это необязательно означает человека, который занимается сексом. Если мы действительно хотим достичь освобождения, то в какой-то момент нам нужно будет прекратить все виды половой активности. Таковы факты.

Большинство из нас, определённо, не готовы к тому, чтобы оставить всё половое поведение, мы не на этой стадии. И давайте не будем дурачить себя тем, что в буддизме есть романтические идеи по поводу того, как прекрасен секс и как чудесно можно принести счастье другому человеку, занимаясь сексом. Это не буддизм, мне очень жаль.

В буддизме говорится, что это так называемое неправильное распознавание, когда мы считаем страдание счастьем. Занимаясь с кем-то сексом, мы стремимся дать этому человеку счастье, но это счастье не будет длиться вечно: это преходящее счастье, и будет у другого человека вызывать тревожащие эмоции.

Я думаю, что с буддийской точки зрения очень важно не пребывать в наивности относительно того, что такое секс. Если мы собираемся заниматься сексом – неважно, как именно, – то важно понимать, что на глубоком уровне это означает, и не идеализировать его. Мы можем наслаждаться им так, как он есть, но не делать из него чего-то сверхъестественного.

Внутри категории, в которую включено всё половое поведение, все виды полового поведения, которая представляет собой вот эти нерекомендуемое, непохвальное поведение, есть два подразделения: то, что называется неуместным половым поведением (log-g.yem); и то, что не является неуместным (log-g.yem ma-yin-pa), то есть мы, наверное, сказали бы «уместное половое поведение». И это означает, что страдания, которые следуют за неуместным половым поведением, больше, чем страдания, которые следуют за уместным половым поведением. При этом никто не отрицает, что секс приносит нам временное счастье, но это временное счастье представляет собой второй вид страдания.

И под уместным половым поведением имеется в виду обычный секс между супругами с использованием пениса и вагины. Этот вид секса может быть для рождения, для зачатия ребёнка. Все же остальные виды секса, их единственной мотивацией всегда будет являться только желание.

Что относится к неуместному половому поведению? Мы можем встретить списки десяти разрушительных действий, и там, в этом списке мы можем найти перечень вот этих неуместных видов полового поведения. Есть длинная история того, что именно включалось в этот список неуместного полового поведения. И, определённо, не так просто понять, каким именно образом этот список развивался в течение истории, почему со временем он всё больше и больше расширялся. Добавляли ли туда новые пункты монахи из пуританских соображений – это всё происходило в Индии, – или в ранних списках эти пункты на самом деле присутствовали косвенным, скрытым образом, а более поздние комментаторы просто-напросто распространили, то есть раскрыли тот замысел, который был заложен там ранее. Тибетские учителя сказали бы, что там всё это было заложено с самого начала. Тем не менее, очень интересно посмотреть, что именно добавлялось, как именно пополнялся этот список и кем. Потому что так нам будет легче понять, какие же действия тяжелее, а какие легче. Мы можем вполне быть уверены, что те пункты, которые перечислялись там с самого начала, они и есть самые тяжёлые виды неуместного сексуального поведения.

Даже слово «неуместное» (log-pa), которое я здесь перевожу как неуместное, это очень сложный термин для перевода. Это то же самое слово, которое у нас есть в словосочетании искажённые, или ложные, воззрения, то есть в другом контексте оно используется в значении «искажённое». Но было бы, наверное, неправильно переводить это как «искажённое», потому что в нашем языке это будет звучать как «извращённое», но мы говорим не об этом. В другом контексте это слово просто означает «противоположное». И это слово – противоположное, – оно здесь по смыслу ближе, то есть они противоположны тому, что является уместным половым поведением. Но сказать «противоположное половое поведение» или «противоречащее половое поведение» – это довольно странно. И иногда я перевожу это как «немудрое половое поведение», иногда – как «неуместное», но и то и другое – это не очень хороший перевод. Сейчас я использую «неуместное». Хотя, может быть, это не слишком уместный выбор слов, но смысл в том, что это то, что не относится к уместным действиям.

В винайе, в правилах винайи, которая, в частности, оговаривает правила поведения для монахов и монахинь, там говорится, что монахи или монахини, им не позволяется выступать в роли сводника – того, кто посредничает при заключении брака или свидания с сексом для определённого списка людей. В случае с монахами это длинный перечень женщин. В некоторых текстах винайи есть также и схожий список мужчин. Там перечислены женщины, которые замужем или находятся под защитой кого-либо. Там длинный список: под защитой родителей, или брата, или сестры. Когда мы говорим об этой защите, имеется в виду, что молодой девушке не позволено принимать свои собственные решения: решения за неё принимают, например, родители. Это всё, соответственно, речь идёт о Древней Индии, где не было понятий о женских правах или свободах.

В похожих списках, которые появляются в сутрах тхеравады, тот же самый список приводится для тех партнёров, с которыми нам не следует заниматься сексом, то есть тот же самый список используется в качестве неподходящего полового поведения. Таким образом, мы можем видеть, что с самого начала существовала значительная связь между половой этикой для монахов и монахинь и для мирян.

В суттах тхеравады, которые написаны на пали, объясняется, что эти партнёры, или супруги, не подходят потому, что секс с ними приведёт нас к совершению других разрушительных действий, а именно к лжи по этому поводу, а если жена или муж узнают, то в некоторых случаях даже этот человек может их убить или он может украсть, выплатить взятку, если человека шантажируют, – или к ссорам в нашей собственной семье. То есть это ведёт к различным видам разрушительного поведения. Есть целый список, который приводится в палийских суттах.

Если мы посмотрим в более позднюю литературу на пали, то в комментариях, там говорится, что если мы занимаемся сексом с женщиной, чьи защитники не дали ей разрешения, то кармическое преступление, то есть кармические последствия, будет испытывать только мужчина. У женщины этого не будет – этих кармических последствий – до тех пор, пока во время полового акта она не будет испытывать привязанность и страстное желание. Здесь можно провести параллель между правилом, которое применяется для монахов и монахинь. Если монахиню изнасиловали, она не теряет свои обеты в том случае, если во время этого у неё не возникнут привязанность или страстное желание. То же самое и здесь, если женщину изнасиловали и у неё не появилось страстного желания или привязанности, то в этом случае это не будет нарушением, то есть с точки зрения кармы не вызовет последствий. Также в этих текстах говорится – причём я не видел упоминания об этом в других текстах – о том, что если защитники этой женщины или её муж разрешат это действие, то не будет последствий ни для женщины, ни для мужчины. То есть если родители девушки говорят, что это нормально, что наша дочь занимается сексом, то в этом случае это не будет кармическим нарушением, а если они против, то будет. И это можно легко объяснить, потому что девушке придётся лгать, если её родители узнают.

Важно помнить, что, собственно, весь вопрос здесь в том, сколько страданий принесёт тот или иной вид поведения. Речь не идёт о том, чтобы быть хорошими или плохими. При этом не упоминается, хочет ли женщина заниматься сексом или нет. Мы можем сказать: «Подождите, но ведь если родители девушки очень бедные, то они просто могут продать её таким образом в сексуальное рабство и никто не спрашивает саму женщину». То есть в тексте не определяется, хочет ли женщина этого или нет. Но, как я уже упоминал, то, что об этом не говорится непосредственно в тексте, – это не значит, что это не имеется в виду косвенно.

Опять же нам следует использовать здесь наше распознающее осознавание, чтобы анализировать ситуацию.

Если мы посмотрим на другие традиции винайи – были восемнадцать традиций хинаяны, у каждой из которых была своя винайя, – мы найдём перечисление, упоминание также некоторых других типов неуместных партнёров. И для всех этих списков характерно то, что он был написан для мужчины. То, что здесь не упоминаются неуместные половые партнёры для женщин, означает ли это, что половая этика для женщин отсутствовала? Определённо, нет. Просто она подразумевается здесь косвенно, и мы можем по аналогии с тем, что сказано для мужчин, понять, что имеется в виду для женщин. Вот в тех других винайях можно найти упоминания о правилах для женщин и также для заключённых. Там говорится, что было бы неуместным, если кто-то находится под стражей, иметь сексуальные сношения с этим человеком, потому что считается, что заключённый принадлежит королю.

Одна из этих хинаянских традиций – сарвастивада. Тибетская традиция, она изначально происходит из неё. Когда речь идёт о винайе, которая есть в тибетском буддизме, и суждении вайбхашики и саутрантики, то всё это основано на сарвастиваде. Вайбхашика и саутрантика – это подразделения сарвастивады. Винайя, которой следуют тибетцы, – это муласарвастивада, более позднее ответвление сарвастивады.

В одном из самых ранних текстов этой традиции в список неуместных партнёров также включены беспомощные путешественники. Здесь имеется в виду попытка вступить в половой акт с одиноким путешественником, воспользовавшись его или её беззащитностью. Также в этот список включены студенты. Нам нужно ввести ещё один технический термин – «безбрачное поведение» (tshangs-spyod, санскр. брахмачарья). Есть два вида уместного полового поведения: безбрачное и небезбрачное. Безбрачное поведение на санскрите называется брахмачарьей, буквально это означает «чистое поведение». Согласно индуистским обычаям, в традиционной Индии ученики духовных учителей во время обучения должны были сохранять безбрачие. Небезбрачное половое поведение – это секс с кем-либо другим с помощью любого из трёх отверстий, то есть влагалища, рта или ануса. И согласно этому определению, сохранение безбрачия не исключает мастурбацию. Но так как ученики, сохраняющие безбрачие, не должны заниматься сексом через эти три отверстия, они являются неуместными половыми партнёрами.

В этом тексте ранней сарвастивады в списке неуместных половых партнёров есть ещё одни дополнительный пункт – неоплаченная проститутка, то есть секс с проституткой считался нормальным, если вы ей заплатили. То есть если мы проанализируем, то всё это можно свести к другому нравственному предписанию – не брать того, что не дано. И соответственно, здесь неважно, женаты мы или нет, то есть здесь не говорится о супружеской измене, когда мы не честны по отношению к мужу или жене. В данном случае просто занятие сексом с тем, кто вам как бы не был дан, или с тем, кто этого не хочет. Подход к браку как к чему-то священному – это небуддийский подход, он, скорее, берёт начало или в библейских религиях, или в индуизме.

Если мы посмотрим на сутру о близком памятовании – это довольно известная сутра палийская, «Сатипаттхана сутра», – там говорится о том, что наш супруг всё равно не может взять на себя наши кармические последствия наших действий, всё равно он не может помочь нам в момент смерти и является лишь препятствием на духовном пути. То есть там представлен такой отрицательный взгляд на брак. И там приводятся советы по поводу того, каким образом уменьшить привязанность и страстное желание по отношению к своему супругу. В том числе известные медитации, которые появляются довольно часто в буддийской литературе, когда мы представляем содержимое желудка...

Опять же, это то, что нам как западным людям, возможно, не нравится слышать, мы не хотим это слышать. Но один из обетов бодхисатвы заключается в том, что нам не следует выбирать из Дхармы только то, что нам нравится, и отбрасывать то, что нам не нравится. Важно просто не обманываться, не обольщаться по поводу всех этих вещей, связанных с супружеством, с браком и так далее, не считать это чем-то святым, чем-то романтичным. Если у нас есть партнёр, неважно женаты мы, замужем или нет, то мы знаем, что отношения с другим человеком – весьма и весьма непростая вещь. И в буддизме не говорится о том, что не нужно отказаться от всех отношений, а о том, что нам важно иметь реалистичный взгляд на них, не быть наивными.

Если мы посмотрим на развитие литературы абхидхармы в сарвастиваде, мы найдём всё новые и новые подробности, которые появлялись по мере того, как шло время. Во-первых, появляется ограничение, что даже наша собственная жена – это неподходящий, неуместный партнёр, если это происходит в неуместное время. Но там не уточняется, что это значит. В следующем комментарии появляется упоминание о сексе в неуместном месте. И следующий комментарий упоминает неподходящие, неуместные отверстия. Опять же там это не поясняется.

Первое развёрнутое объяснение этому есть в «Абхидхарма-коше» Васубандху, «Сокровище Абхидхармы», которая изучается всеми как в тибетской, так и в китайской традициях. Абхидхарма означает «особые темы, или разделы, знания». И там раскрываются ранее появившиеся в комментариях сарвастивады пункты. Там приводится тот же самый список неуместных партнёров, который упоминается и в предыдущих сутрах винайи, то есть там упоминаются все те же самые типы женщин, которые находятся под чьей-то защитой и так далее. И если это даже наша собственная жена, то там упоминаются неуместные части тела, а именно анус и рот. Потому что таким образом нельзя родить ребёнка. В этом случае наше поведение будет мотивировано исключительно страстным желанием.

Далее Васубандху подробно разъясняет по поводу неуместного места. Он говорит: «На виду у других», – то есть не в доме, там, где другие могут увидеть нас, а также рядом со ступой или храмом, потому что это выказывает неуважение к религиозным объектам. Мы из уважения воздерживаемся от того, чтобы заниматься сексом рядом с ними. Неуместное время – это когда женщина беременна, если она нянчит младенца или если она приняла однодневный обет, куда включается воздержание от секса. В одном из индийских комментариев на этот текст объясняется, что секс с женщиной во время беременности является неуместным, потому что он причиняет вред ребёнку, который находится в её утробе. А что касается периода, когда женщина нянчит ребёнка, то это уменьшает количество молока. То есть это запрещается потому, что это приносит вред ребёнку.

Далее, следующий текст – это «Абхидхарма-самучайя», то есть «Свод Абхидхармы», Асанги. Это махаянский текст, а именно читтаматринский. Его также изучают все тибетцы и все китайцы, то есть и в тибетской, и в китайской традициях, то есть эти два текста, они основные. Там только приведён список, нет подробных объяснений. Точно так же, как и в основных индийских комментариях, там говорится о неуместном партнёре, и, соответственно, мы понимаем, что это относится к тому стандартному списку женщин. Неуместная часть тела – без объяснений, неуместное время, неуместное место – тоже без разъяснений.

Но там есть три дополнительные категории, которые нельзя найти до этого. «Неуместное количество», и это не объясняется. То есть только у Гампопы, уже в Тибете, появляется объяснение, и там говорится о том, что это должно быть не более пяти раз подряд. Далее, «неуместное действие, которое применяется», и это также не разъясняется. И только потом, у Гампопы это объясняется как необходимость избегать избивания другого человека, то есть садомазохизма, и секса насильного, то есть изнасилования. И также там добавляется для мужчин: добавляются мужчины и также ещё кастрированные мужчины, то есть евнухи. Среди тех индийских текстов, к которым я обращался, это первое упоминание о гомосексуальности.

Далее, есть ещё два более поздних индийских текста – второго Ашвагхоши и Атиши – это уже довольно на более поздних стадиях развития буддизма. Второй Ашвагхоша также говорит о неуместном месте. Он разъясняет немного подробнее, что это места, где есть тексты Дхармы, или ступы, или статуи будд, а также там, где живут бодхисаттвы, рядом с настоятелем, учителем или родителями. «Неуместное время»: и в дополнение к беременности, вскармливанию младенца и к однодневному обету добавляется период менструации, когда женщина больна и когда она объята горем, например беспокоится по поводу того, что кто-то умер. Опять же трудно сказать, что это что-то полностью новое. Это следует тому же самому принципу уменьшения количества проблем, которые станут результатом таких действий.

Ашвагхоша к неуместным местам, к неуместным частям тела кроме ануса и рта добавляет новые, а именно между бёдер партнёра и руками, то есть мастурбацию. Это первый раз, когда это упоминается, – в этом тексте. И, что интересно, это соответствует тому, что мы можем найти в правилах винайи для монахов и монахинь. Там мы можем найти два разных вида обетов. К первому виду относятся те обеты, преступая которые, человек как бы «проигрывает» (pham-pa, поражение), то есть перестаёт быть монахом или монахиней. Очевидно, и для монахов, и для монахинь эти три отверстия включают влагалище, – так как монахи и монахини вообще не должны вступать в половые отношения, – и в этот список также включаются рот и анус. Есть и другой обет, запрещающий половой акт с помощью чужих бёдер и собственной руки, и его нарушение имеет меньшую тяжесть. Если монах или монахиня нарушает этот обет, это называется остатком (lhag-ma), что означает, что у него или у неё ещё есть остаток обета, то есть основа для тренировки нравственной дисциплины, но обет при этом ослабляется.

Это соответствует тому разделению неуместного полового поведения на безбрачное и небезбрачное, которое мы упоминали, когда говорили об учениках духовных учителей в традиционной Индии. Разумеется, монахи и монахини давали обет избегать всех видов полового поведения – и неуместных, и так называемых уместных. Тем не менее, из разных видов неуместного полового поведения для них будет менее тяжёлым нарушением совершить безбрачный половой акт, например мастурбацию, чем небезбрачный, то есть половой акт через влагалище, рот или анус с партнёром.

Ашвагхоша особенно не упоминает гомосексуальность. Но если рот, анус, бёдра и руки исключены, то не так уж и много остаётся. Нам важно не подходить к этому с позиций адвоката, который пытается найти лазейки и говорить: «Ну, там ничего не упомянуто про то, что нельзя использовать подмышки». Опять же важно использовать наше распознающее осознавание. И также там есть список тех, кто находится под защитой других.

Атиша в неуместных местах перечисляет то же самое, что и у Ашвагхоши, и добавляет места, где люди делают пуджи. Что касается неуместного времени, то он добавляет днём и тогда, когда другой человек не хочет. Что касается неуместных частей тела, то, как и Ашвагхоша, список тот же, но он не упоминает между бёдер, и вместо этого добавляет с детьми, и также говорит, что не следует этого делать «спереди и сзади девочек и мальчиков». Очевидно, что разница между текстом Ашвагхоши и Атиши происходит из-за ошибки, потому что слово «дети» и «бёдра» отличаются только одной буквой. Дети упоминаются в «неуместных партнёрах», соответственно, понятно, что это ошибка, а тибетцы просто приняли это буквально и объяснили, распространили этот пункт.

Среди неуместных партнёров не упоминаются мужчины, но мы можем сделать вывод об этом исходя из того, что запрещены рот, анус и руки. И он добавляет животных. Это не означает, что до этого можно было заниматься сексом с ослом, а после этого стало нельзя. Вот таким образом мы можем видеть развитие этих правил в Индии, и очень интересно посмотреть дальше на то, что происходило в Тибете. Первый список приводится у Гампопы, в его «Драгоценном украшении освобождения», в тексте кагью. В неуместных партнёрах – стандартный список неуместных женщин. Что касается неуместных частей тела, он упоминает только рот и анус, он не говорит о бёдрах и руках. К неуместным местам добавляет «там, где собираются множество людей». В неуместном времени упоминается «тогда, когда это на виду».

С последним это интересный момент, потому что есть два объяснения того, что означает «на виду». Васубандху объясняет это, как когда мы находимся не в помещении, на улице. Атиша объясняет это как во время дня, что, конечно, очень сложно, если мы или наш супруг работаем ночью. И Цонкапа говорит о том, что Атиша ошибся, что имелось в виду «на виду у других, на улице», а не днём.

Итак, мы можем увидеть, что есть небольшие расхождения здесь, и часто они следуют из того, как именно мы понимаем те или иные слова. Гампопа не упоминает, когда человек болен, или в печали, или не хочет заниматься сексом. Но при этом он более подробно объясняет то, что было сказано в «Абхидхарма-самучайи», а именно по поводу неуместного количества раз. Он говорит, что это не более пяти раз подряд, и понять это довольно трудно. Если мы будем рассматривать это с позиции количества тревожащих эмоций и посмотрим, что получается: что пять раз – это много, а, например, четыре раза – это нормально, то насколько же нужно быть одержимым сексуальным желанием.

Единственное объяснение, которое я встречал, – то, что это относится к гаремам. Например, король имел наложниц и они считались его собственностью, поэтому заниматься сексом с ними он мог без ограничений, и вот это правило, оно могло относиться к нему. Но это просто чья-то догадка.

А также там подробнее разъясняется, что значит «неуместные действия, которые при этом происходят». Он говорит, что речь идёт о применении силы, или о побоях во время секса, или о насилии. И там упоминаются все мужчины и евнухи. Таким образом, Гампопа опускает мастурбацию, но упоминает гомосексуальность.

Лонгченпа, мастер школы ньингма, говорит только о перечне, который встречается в сутрах тхеравады. У Лонгченпы в его тексте в стиле ламрим «Отдохновение и восстановление сил в природе ума», в одном из самых ранних текстов на эту тему в ньингме, приводится только исходный список женщин.

В раннем гелугпинском тексте Цонкапы «Ламрим ченмо» упоминаются среди неуместных партнёров не только те, кто защищены матерью, но и сама мать – это первое упоминание инцеста. Также он приводит в этом списке всех мужчин и самого себя, и также евнухов. Что касается неуместных частей тела, он говорит, «всё, кроме влагалища». Он цитирует Ашвагхошу и Атишу. И это первый тибетский текст, где упоминается мастурбация.

Далее, что касается неуместного, неподходящего места – это на виду у других . Цонкапа говорит, что речь идёт о том, что другие люди не должны нас видеть, и это то, как он понимает вот этот пункт «на виду». Далее он упоминает о неуместном месте, «жёсткую или неровную поверхность», принимая во внимание то, что тот, кто находится снизу, ему или ей может быть причинён вред.

Что касается неуместного времени, то он здесь объясняет по поводу беременности. Он говорит, что речь идёт о последних трёх месяцах беременности. И если говорить об этих трёх месяцах, то есть схожее слово у тибетцев с полной луной, с месяцем, то есть с полным месяцем беременности. Некоторые западные переводчики перевели это неправильно, и это часто можно найти в различных источниках, а именно запрет на секс во время полнолуния. Хотя в «Тантре Калачакры» упомянуто, что в течение лунного месяца энергия определённым образом циркулирует в теле и в различные дни лунного месяца энергия сосредоточивается в разных местах тела. И в полнолуние она находится там, откуда может попасть в центральный канал. И поэтому рекомендуется не заниматься сексом в полнолуние, потому что в этом случае энергия рассеется, уйдёт вовне, вместо того чтобы раствориться в центральном канале. Но, определённо, это относится к тем, кто находится на уровнях практики, когда это будет иметь значение. И это подводит к другой теме, но давайте, перед тем как я перейду к ней, закончим с тем, что сказал Цонкапа.

Неуместное время – это последние три месяца беременности, вскармливание ребёнка и принятие однодневного обета, болезнь, более чем пять раз. Он непосредственно упоминает мастурбацию и гомосексуальность, но при этом исключает, когда женщина не хочет, и исключает побои и изнасилование. Он определяет, что секс с проституткой – это нормально, если мы оплатили её, а если нет, то это относится к взятию того, что не было дано.

И я вернусь к тому, что хотел сказать по поводу тантры, после того как сейчас ещё закончим с одним пунктом. Это более поздний ньингмапинский текст Дза Патрула «Слова моего драгоценного учителя». Там также упоминаются среди неуместных партнёров чужие супруги и те, кто находится под защитой, и также он отдельно упоминает детей. Время он понимает так же, как Атиша, говоря, что речь идёт о сексе днём. Далее – обычный список: однодневный обет, болезнь и так далее, печаль, беременность, менструация и вскармливание ребёнка. В неуместных местах упоминается обычный список: рядом со ступами и так далее. И среди частей тела упоминаются рот, анус и рука. Здесь нет отдельного упоминания о гомосексуальности, но если мы исключим рот, анус и руку, то ничего не остаётся.

Если подвести итог тому, что было сказано, то мы видим, что в течение истории мы видим разные списки неуместных видов полового поведения. Опять же, означает ли, что более поздние авторы добавляли что-то в этот список или с самого начала там это было косвенно заложено, подразумевалось. А также мы можем сказать, что половая этика была обусловлена культурой, другими словами, зависела от культуры. В нашей культуре супружеская неверность своему мужу или жене были бы такими неуместными типами полового поведения, хотя они и не упоминаются в этих списках. И этот текст был написан для мужчин Древней Индии, которые женились в возрасте десяти или двенадцати лет, и там речь не шла о взрослых мужчинах-холостяках, соответственно, если мы не монах или монахиня. Если мы обсудим это с геше, то он ответит, что, может быть, это было обусловлено культурой. Он бы ответил, что это, наоборот, не может быть культурно обусловлено, потому что, если бы это было обусловлено культурно, это относилось бы к группе запрещённых непохвальных действий.

И поэтому было бы неправильно анализировать это с той точки зрения, что эти уместные и неуместные виды полового поведения обусловлены культурой. Единственный критерий, который мы можем использовать, – то, что всё это, весь этот список с самого начала содержался в исходной формулировке, а потом просто был расширен. И вместо того чтобы из этого списка что-то вычёркивать, потому что мы привязаны к тому или иному виду полового поведения и нам не нравится, что оно в этом списке, может быть, нам следует добавить больше видов поведения, которые неуместны, в частности супружеская измена мужу или жене, проституция, втягивание других в проституцию, заражение других заболеваниями, передающимися половым путём: СПИДом и так далее. Мы можем сказать, что все эти виды поведения также изначально подразумевались в исходной формулировке.

Я обсуждал довольно долго это с геше Вангченом, он учитель новой реинкарнации Линга Ринпоче – старшего наставника Его Святейшества Далай-ламы, что означает, что он, геше Вангчен, наиболее образованный из всех геше в гелуг. Он сказал, что то, что нам нужно здесь рассматривать, так это, если у нас есть фруктовый сад и мы на большом расстоянии вокруг него выстроим забор, не просто сразу, непосредственно вокруг деревьев, потому что, если мы оставим вокруг деревьев большое защищённое пространство, это ещё лучше защитит деревья. И поэтому, устанавливая довольно широкий набор неуместного полового поведения, если мы не способны следовать каким-то из предписаний, во всяком случае мы не будем срубать эти фруктовые деревья, то есть не нарушать то предписание, которое содержится в большинстве, в абсолютно всех текстах, а именно секс с чужим супругом.

Почему в палийских сутрах говорится, что именно секс с чужим партнёром является наиболее разрушительным? Потому что он легко приводит к другим разрушительным действиям: убийство, ложь, воровство и другие. Мастурбация к ним не приводит. Итак, общая идея всего этого в том, что мы не хотим быть просто животными, которые, как только у них появляется желание заняться сексом, сразу действуют. Другими словами, чтобы не потакать этому сексуальному желанию, вне зависимости ни от чего. Если мы стремимся избавиться, освободиться от тревожащих эмоций, то нам следует установить некие ограничения. И какие бы ограничения мы ни установили, это хорошо, потому что, начиная с этого момента, мы упражняемся в распознающем осознавании.

Да, и если мы собираемся принять обет мирянина избегания неправильного полового поведения, в тибетских текстах очень чётко это описано. Во всех этих текстах – у Цонкапы, Гампопы, Дза Патрула, и я не нашёл сакьяпинского текста, – все эти предписания одинаковы. И если из-за того что в тексте Гампопы не упоминается мастурбация, то мы принимаем решение принять этот обет в традиции кагью, а не в гелуг, то это, может быть, не совсем правильно. И смысл здесь в том, что, принимая обет, мы принимаем все эти предписания. Мы должны принять все эти предписания, мы не можем только какие-то из них выбрать, а остальные отбросить, и есть особый обет бодхисаттвы, который запрещает это.

Также я хотел бы отметить, что есть два уровня обетов мирянина: обеты мирянина с безбрачием и обычные обеты мирянина, в которые не входит безбрачие. Общие обеты мирянина предполагают избегание неуместного полового поведения, то есть любого вида полового поведения, кроме секса с супругом или партнёром противоположного пола. А для тех, кто принимает обеты мирянина с безбрачием, это также исключается. Другими словами, к видам неуместного полового поведения для безбрачных мирян (tshangs-spyod dge-bsnyen) добавляется секс с помощью любого из трёх отверстий другого человека, в том числе его супруги. То есть, если быть более точным, для безбрачного мирянина секс через влагалище со своей супругой или партнёршей также является неуместным половым поведением, в то время как для всех мирян неуместным является оральный и анальный секс и со своей, и с чужой супругами.

Далее, согласно абхидхарме, есть три вида обетов. Обет – то есть это относится именно к тому, что Будда особо установил, – избегать определённый вид разрушительного поведения, или непохвального поведения. Есть антиобет, довольно трудно это перевести, то есть когда мы даём обет совершать разрушительные действия, например вступаем в армию и обещаем убивать врагов. И нечто, что находится посередине. Туда как раз будет включено обещание избегать некоторых видов неуместного поведения, если мы не можем принять обет избегать их все. Это то, что объяснял геше Вангчен. Мы не обязаны принимать весь обет. Если мы не способны избегать того или иного вида неуместного полового поведения, но можем избегать, например, секса с чужим партнёром, но привязаны к какому-то неуместному виду, например к оральному сексу или к мастурбации, то мы не принимаем весь обет, но можем принять, дать обещание вот в этом формате третьей категории обетов, которая «находится посередине». В этом случае положительная сила, которую мы будем накапливать, будет меньше, чем если бы мы взяли обет полностью, но, тем не менее, она будет больше, чем если бы не взяли обет вообще.

Далее, что касается тантры. Тот основной момент, который относится к половой этике, – половое поведение нерекомендуемо, или непохвально, потому что оно увеличивает тревожащие эмоции. В тантре, в высшем классе тантры – ануттарайоге – а в ньингма это будут, соответственно, маха-, ану- и атийога, в частности ануйога, желания используются как часть пути. Тем не менее, желания используются для того, чтобы уничтожить желания. Эта фраза повторяется во множестве мест снова и снова.

Как бы мы это могли объяснить? Мы занимаемся этими практиками тогда, когда достигли очень и очень продвинутой стадии, мы достигли совершенства, или мастерства, в стадии развития: совершенная визуализация; совершенное шине (спокойное и устойчивое состояние ума, шаматха, или концентрация); и, конечно, совершенная бодхичитта, понимание пустотности, отречение; мы уже обрели контроль над энергетическими ветрами в теле, мы совершенным образом можем визуализировать все эти энергетические каналы и прочее, так что нет никакой опасности в том, чтобы испытать оргазм, потому что мы контролируем все эти энергии, то есть нет опасности испытать оргазм. Если мы пытаемся это делать как начинающие, мы можем, поскольку у нас нет этих качеств, просто вызвать болезни – с простатой и другие болезни. И вот в этот момент, когда эти практики делаются, это уже не обычный секс, это исключительно соединение двух органов и не более того. Во время этого появляются определённые блаженные ощущения. Тогда появляется блаженное осознавание, при котором что-то происходит с энергетическими ветрами в центральном канале, то есть они попадают в центральный канал, и мы это чувствуем.

И благодаря этому мы можем растворить все остальные энергетические ветры в теле в центральном канале. Это нечто очень определённое. К этому моменту мы должны уже быть способными растворить все энергетические ветры в центральном канале. И вот эти практики нужны для того, чтобы растворить определённые наиболее трудно растворимые энергии, которые находятся в районе кожи, и, растворив все эти энергии, мы получаем доступ к уровню ума ясного света. И благодаря тому что эти энергетические ветры связаны с тревожащими эмоциями, поэтому, сделав это, мы останавливаем желания. Растворяя эти ветры, мы освобождаемся от желаний и других тревожащих эмоций, а также от концептуального уровня ума. И мы привносим наше понимание пустотности, которое у нас уже должно быть, и объединяем его с этим состоянием ума, с этим блаженным умом ясного света, то, когда мы сможем пребывать в этом состоянии непрерывно, достаточно с ним ознакомимся и сможем пребывать в нём непрерывно, – это и есть просветление.

Это не имеет ничего общего с обычным сексом. Таким образом, когда мы видим божеств в союзе, они не символизируют обычный секс. Если мы считаем, что обычный секс приводит к освобождению и просветлению, является путём к этому, то это нарушение одного из коренных обетов тантры. Вот почему, если мы хотим заняться сексом, нам следует просто заниматься сексом и смотреть на это реалистично и не думать, что это какое-то особое действие, что если мы достигнем совершенного оргазма, то это и будет просветление.

Также есть один из тантрических обетов – не освобождать жасминовую, или, как это говорят ещё, лунную жидкость, – то есть не достигать оргазма. Это касается и мужчин, и женщин, относится не только к мужской эякуляции. И опять же это относится к очень продвинутому уровню. Для этого верно и то, что мы говорили до этого в отношении завершённой стадии, когда мы способны все энергии растворить в центральном канале,

нам не следует испытывать обычный оргазм, потому что в этот момент все энергии выстреливают из тела, потому что то, что мы пытаемся добиться, – это возможность растворить все энергии в центральном канале. Мы не говорим о ранних этапах практики, это имеет отношение, это актуально только для вот этих продвинутых стадий.

И ещё одна вещь, которую я хотел бы объяснить. Основной принцип сексуальной этики, если мы не собираемся стать монахом или монахиней, – это постараться уменьшить те аспекты нашего полового поведения, которые проблематичны, которые приносят большие проблемы. И есть определённые факторы, которые влияют на завершённость, или полноту, результата и, соответственно, на тяжесть его. В целом, у нас должен присутствовать объект, или основа, а именно чужой партнёр. Далее, безошибочное различение, когда мы знаем, что это чужой партнёр. В некоторых текстах говорится о том, что, если женщина лжёт нам, говорит, что она не замужем, а она на самом деле замужем, в некоторых комментариях говорится, что это будет ошибкой, даже если у вас нет вот этого правильного узнавания.

Далее, хотя в текстах об этом не говорится напрямую, исходя из понятия об основе неуместного полового поведения следует, что для мужчины неуместный половой акт с другим мужчиной является менее тяжёлым, чем с женщиной, а с самим собой – ещё менее тяжёлым, чем с другим мужчиной. Это заключение на основе второго вида обета с «остатком» для монаха, в котором говорится о необходимости избегать дотрагиваться до женского тела или волос со страстью. Если монах со страстью прикасается к телу или волосам другого монаха, это также считается остатком, но не полным «остатком». Это ослабляет монашеские обеты, но не в той степени, как страстное прикосновение к женщине. И как мы уже видели из обетов для монахов, половой акт с использованием собственной руки является «остатком», в то время как секс с партнёром через любое из отверстий будет «поражением», то есть означает потерю обетов.

У нас должна быть мотивация, или намерение, должна присутствовать одна из тревожащих эмоций, само действие, а именно когда встречаются два органа, и я неправильно понял, что здесь имеется в виду, я думал, что речь идёт об оргазме, потому что тибетское слово обозначает «блаженство» или «удовольствие». Я сначала понял это как блаженство оргазма, а у тибетского монаха довольно тяжело спросить, что это на самом деле означает. Тем не менее, мне удалось установить это, опять же из винайи – монашеской дисциплины. И это относится только к переживанию блаженства в момент соприкосновения двух органов. Если вас изнасиловали и при этом не было никакого удовольствия, а только боль, то это действие не будет завершённым.

Этот пункт берёт начало из текстов винайи, где объясняются обеты монахов. Монаху, чтобы его действие было поражением с точки зрения преступления обета не совершать половых актов, достаточно лишь испытать удовольствие, когда его половой орган входит в любое из трёх отверстий. В случае вагинального секса – когда его половой орган прикасается к половому органу женщины. Поражение не подразумевает переживание оргазма или эякуляции. Точно так же, чтобы совершить действие-остаток, например мастурбацию, монаху достаточно испытать удовольствие, когда семенная жидкость достигает основания полового органа. Как и в случае с поражением, ему не обязательно достигать оргазма или семяизвержения.

Далее, есть факторы, которые влияют на силу вызревающей кармы. Первое – это природа того действия, которое происходит. И это определяется тем, сколько вреда было причинено нам и другому человеку по природе этого действия, что оральный и анальный секс считаются тяжелее, чем мастурбация. То есть, есть здесь некоторое различение. Это также подобно монашеским обетам. Как мы видим, оральный и анальный секс являются поражением, в то время как мастурбация – лишь остатком.

Также одна из очень важных вещей – это сила тревожащих эмоций, которые в этот момент присутствуют: насколько сильны наша жажда и страстное желание или гнев, исходя из которого мы действуем. Мы можем или изнасиловать женщину в гневе, или иметь гнев на другого человека, на её мужа, и изнасиловать её, желая причинить ему вред. Или от силы нашей наивности, когда мы мыслим, что это совершенно нормально – иметь секс с кем угодно.

Третье – это искажённая увлекающая сила. Это относится к мышлению, когда мы думаем, что в этом действии нет ничего плохого, когда это совершенно нормально. И мы даже готовы поспорить с каким-то другим человеком по этому поводу. Далее, само действие, которое происходит. И то само действие, которое происходит, если мы насилуем или применяем силу – садомазохизм, например, или что-то ещё, – то действие будет тяжелее. То есть какие-то способы, когда причиняется вред нам или другому человеку. Например, если мы занимаемся с кем-то сексом на неудобной поверхности, и если человек болен, то, соответственно, это действие будет тяжелее.

И далее – цель нашего действия. Это относится к тому, сколько пользы или вреда мы получили от этого человека в прошлом, будущем и настоящем. В этом смысле более тяжёлый поступок – заниматься сексом с матерью, чем с чужой женой. И в отношении положительных качеств, достоинств этого существа, человека. В этом смысле заниматься сексом с монахиней – это более тяжкий проступок, чем с мирянкой. Далее, статус другого человека. И речь идёт о том, что если это больной человек, ребёнок или, например, инвалид, слепой человек, то в этом случае это будет тяжелее. Далее, уровень распознавания, уровень нашего, можно сказать, отношения к этому человеку, то есть то, с каким уважением мы относимся. Например, секс с женой лучшего друга тяжелее, чем с женой незнакомца.

Далее, поддерживающие обстоятельства, а именно есть ли у нас обет поддерживать правильное поведение. Далее – частота, как часто мы это делаем. Далее, количество людей, которые в этом участвуют. Например, групповое изнасилование тяжелее, чем обычное. Далее, повторяемость действий в будущем. Далее, присутствие или отсутствие противодействующих сил. Действие становится тяжелее, если мы получаем от него удовольствие, если не сожалеем, если у нас нет намерения остановиться, если у нас нет чувства совести, или нравственного собственного достоинства, то есть заботы о том, как наше действие отразится на других. Например, мы считаемся или считаем себя хорошим буддийским практикующим, но ходим по притонам, и мы не заботимся о том, как наше поведение влияет, отражается на наших учителях, на учении.

Основной момент здесь в том, что не следует слепо идти на поводу у наших тревожащих эмоций, а иметь какое-либо понимание, распознающее осознавание в отношении нашего полового поведения. Не дурачить себя – любое половое поведение увеличит страстное желание, и, соответственно, это противоположность тому, чтобы избавиться от страстного желания. Но и важно быть честными с собой: «Я нахожусь не на том этапе, когда мы действительно работаем ради освобождения. И я постараюсь установить хотя бы какие-то ограничения, какие-то рамки в отношении того, что я делаю». Я думаю, что у многих из нас есть такие ограничения, которые мы для себя установили, что мы приняли решение делать одно и не делать другое. И это очень хорошо. Нам следует быть в этом более решительными. И мы стараемся уменьшить разрушительные последствия этих действий, разрушительные последствия наших действий. Основной момент здесь – стараться не действовать сразу же, исходя из нашего страстного желания. Если мы следуем этому руководству, этому основному принципу, хотя только это не принесёт нам освобождение, тем не менее, мы будем двигаться в направлении уменьшения количества наших проблем.

Top