Проекции

Другие языки

Введение в пустотность (пустоту) 

Пустотность (пустота) – крайне важная тема в буддийском учении. Под ней понимается отсутствие: кое-что отсутствует, а именно, отсутствуют невозможные способы существования. Чего-то никогда не существовало. Очень важно это понимать, и важно понимать, почему это так. Речь идёт о проблеме проекций. Все мы заблуждаемся, и некоторые из наших заблуждений весьма очевидны, так что нам нетрудно осознать, что мы заблуждаемся, но помимо этого есть также более тонкие уровни заблуждений.

У нас есть всевозможные проекции, но это чистый вымысел. Мы верим, что это реальность, и реагируем на эти проекции немудро. Например, когда наш близкий человек, к которому мы сильно привязаны, опаздывает на встречу из-за пробок, в нашем уме возникает проекция: «Ты опаздываешь, потому что ты меня больше не любишь», «Ты меня бросил(а)», «Ты вообще не придёшь». Из-за этой неуверенности в себе и привязанности мы чувствуем себя несчастными. Затем, когда человек наконец-то приходит, мы злимся: «Почему ты так поздно?» – даже не давая возможности объясниться.

В том или ином виде подобное происходит постоянно. У нас возникают самые разные нелепые проекции о себе, о других людях, о событиях в мире и так далее. Веря, что они соответствуют действительности, мы создаём себе и другим новые проблемы и страдания. Учение о пустотности в первую очередь нужно именно для того, чтобы мы поняли: наши проекции не соответствуют ничему реальному. Реальные люди, вещи или ситуации, соответствующие нашим проекциям, отсутствуют. Наши проекции ни к чему не относятся. Что именно отсутствует? Реальные явления, на которые ссылаются наши проекции и которых на самом деле никогда не было. Их существование невозможно.

Конечно, есть много уровней того, что именно невозможно, от более грубых до более тонких. Работая над пониманием пустотности, нам нужно деконструировать наши проекции, наши личные и социальные мифы: мы проецируем множество мифов, и не только мы лично, но и наше общество в целом. Нужно шаг за шагом их деконструировать, стараясь осознать, что всё новые слои проекций – не более, чем мусор.

Важно понять, что существуют не только наши личные мифы и проекции. Некоторые из них может разделять наше общество в целом, например идею о врагах народа: «Эти люди… Все они ужасны». Это самый грубый уровень, но есть и более тонкие.

Эти проекции обсуждаются для того, чтобы понять: именно из-за них возникает страдание, наши проблемы и проблемы других людей – из-за того, что мы проецируем то, что невозможно. Так как мы хотим избавиться от проблем и страданий, нужно со всем этим разобраться, и то же самое касается других людей. Если мы хотим избавиться от проблем и страданий – достичь освобождения, – нам нужно осознать, что эти проекции не соответствуют действительности. В целом, нужно перестать верить в ложные проекции. Нужно думать: «Это чепуха», и не верить в них.

В качестве примера можно привести скорпиона, которого мы нашли здесь на полу несколько минут назад. В нашем уме он мог выглядеть как чудовище. Веря, что эта видимость соответствует действительности, мы бы сильно испугались, и это не очень приятное состояние ума. Но если мы поняли, что перед нами не монстр, это не означает, что скорпиона вообще не существует и что он не опасен. Конечно, он опасен. Нужно подсунуть под него лист бумаги, накрыть чем-нибудь и очень осторожно вынести из комнаты. Понимание пустотности не означает, что мы не осторожны со скорпионом. Конечно, нужно быть осторожными. Я говорю на очень поверхностном уровне. Пустотность – гораздо более тонкая тема, но это просто пример. Если мы осознаем, что скорпион не существует как монстр, то сможем справиться с проблемой, не пугаясь и не расстраиваясь.

Можно привести много примеров, показывающих, что такое понимание очень полезно, даже на поверхностном уровне. Например, мы очень сильно любим другого человека и сильно к нему привязаны, а он не звонит или не приходит на встречу. Идёт время, человек не звонит, и мы сильно расстраиваемся. Какая проекция стоит за этим чувством? Вот что нужно проанализировать: «Что не так с тем, какой эта ситуация мне кажется?» Здесь многое может быть ошибочным, но одна из самых распространённых проблем – мышление: «Я самый важный человек во вселенной, – и в частности: – В жизни другого человека нет ничего важнее меня, в его или в её жизни больше ничего не происходит и всё, что он или она делает, должно быть связано только со мной». Если человек не звонит, нам кажется, что он нас больше не любит.

Это не соответствует действительности. У других людей есть своя жизнь, помимо нас. В их жизни происходят различные события, они общаются со множеством других людей. Даже если речь идёт о нашей жене или о нашем муже, у него или у неё в жизни есть много других вещей, кроме нас. Это позволяет нам посмотреть на отношения с этим человеком немного более реалистично. Встретившись с ним позднее, мы можем узнать, что он был чем-то занят или у него случилось что-то важное. Мы можем спокойно спросить: «Что случилось?» Чтобы не делать самих себя несчастливыми, когда наш ум воспринимает эту ситуацию так, как будто мы единственная причина всего, что происходит в жизни другого человека, мы говорим себе: «Конечно, нет! Это нелепо!» – и не верим в эту проекцию.

Если другой человек опаздывает на встречу или наш ребёнок подросткового возраста не появляется дома вовремя, мы можем начать проецировать, что с ним что-то случилось, и бесконечно волноваться. Здесь поможет такой же анализ. Заботиться о безопасности нашего ребёнка – не то же самое, что одержимо волноваться. В большинстве случаев ребёнок не приходит вовремя не потому, что с ним произошло что-нибудь ужасное. Нужно успокоиться и терпеливо его дождаться. В конце концов, это типично для подростков в целом.

Однако если мы действительно хотим помогать другим, нужно достичь состояния, в котором наш ум вообще не проецирует подобные сценарии. Даже если мы не верим в ту ерунду, которую проецируем, тем не менее, если наш ум создаёт проекции, это мешает нам ясно видеть реальность. Нужно снова и снова приучать себя к пониманию пустотности. Как правильно сосредотачиваться на пустотности? Мы фокусируемся на понимании: «Реальной вещи, которая соответствовала бы проекции моего ума, не существует».

Когда мы сосредотачиваемся на том, что «такой вещи нет», в нашем уме ничего не появляется. Давайте сначала рассмотрим это на примере. Если сосредоточиться на факте: «Здесь на полу не лежит шоколадка», что появляется в нашем уме? Ничего. Возможно, сначала появляется пол, но нас интересует не пол. Мы сосредоточились на отсутствии шоколадки. Чем больше мы сосредотачиваемся на этом отсутствии шоколадки, тем больше шансов, что наш ум перестанет проецировать шоколад. Возможно, мы очень надеялись, что здесь есть шоколад, но его нет. Мы идём к холодильнику, и там нет шоколада. Ищем в шкафу – и там тоже нет шоколада. Мы садимся и наконец понимаем: шоколада нет. В нашем уме возникает «ничего». Мы понимаем, что это означает отсутствие шоколада. Наш ум больше не проецирует «шоколад» и «надежду на шоколад». Мы всё больше к этому привыкаем, и в конце концов наш ум перестаёт проецировать «шоколад».

Но шоколад существует. Возможно, его нет у нас дома, но он есть где-нибудь ещё. Учение о пустотности говорит об отсутствии того, чего вообще не существует, никогда не существовало и никогда не будет существовать. Я люблю приводить пример с Прекрасным Принцем или Принцессой на белой лошади, потому что это очень распространённая проекция – что существует совершенный партнёр, которого мы так хотим найти, чтобы, как в сказке, «жить долго и счастливо». Все мы надеемся, или по крайней мере многие из нас надеялись, а может быть, до сих пор надеются, что мы встретим принца или принцессу на белом коне, совершенного партнёра. Конечно, мы проецируем этот образ на людей, которых встречаем, очень сильно надеясь, что они будут именно такими. Однако они не соответствуют нашим ожиданиям, и тогда мы сильно разочаровываемся и злимся.

Хотя это довольно грустно, нам нужно понять, что ничего подобного не существует. Никто не существует как принц или принцесса на белой лошади. В конце концов, когда мы в достаточной степени привыкнем к этому пониманию, то будем на эмоциональном уровне верить, что ничего подобного просто не существует, вместо того чтобы чувствовать: «Все находят, а я не могу найти, бедный я, несчастный. Я неудачник». Вместо этого мы будем осознавать: «Ничего подобного не существует, это невозможно», и постепенно наш ум перестанет искать идеального партнёра. Возможно, мы вначале будем плакать: «Как грустно, что ничего подобного нет». Выдающийся индийский мастер Шантидева сравнил это с маленьким ребёнком, который плачет, потому что волны океана разрушили его песочный замок.

Но на самом деле понимание того, что «ничего подобного не существует», приносит облегчение. Это огромное облегчение, поэтому мы можем радоваться, осознав, что мы просто бились головой о стену, пытаясь найти то, чего не бывает. Мы не только можем перестать верить, что наш партнёр не принц и не принцесса, и перестать страдать: если бы мы вообще перестали это проецировать, то увидели бы нашего партнёра таким, какой он есть, и нам было бы гораздо легче ему помочь. Хотя я сильно упрощаю, это основной принцип. Если мы хотим достичь освобождения, нужно перестать верить в эти вымышленные проекции, а если хотим достичь освобождения, нужно сделать так, чтобы наш ум перестал их проецировать.

Вот почему нужно понять пустотность – полное отсутствие реального объекта, соотносимого с нашей фантазией, которую проецирует наш ум. Затем нужно привыкнуть к этому понимаю, снова и снова приучая себя к нему, чтобы наш ум перестал создавать проекции. Для этого мы сосредотачиваемся на том, что «ничего подобного вообще не существует», как в случае с осознанием того, что здесь нет шоколада. Затем мы последовательно работаем над тем, чтобы деконструировать всё более тонкие уровни невозможных проекций и чтобы наш ум перестал их создавать. Конечно, деконструкция каждого уровня принесёт пользу, но важно не останавливаться на полпути.

Это как раз довольно трудно. Многие аспекты, связанные с пониманием пустотности, довольно сложны. Никто и не говорил, что это легко. Однако нам нужно обнаружить свои проекции, потому что сейчас мы верим в их реальность. Мы не осознаём, что это просто чепуха, которую проецирует наш ум. Чтобы достичь такого осознания, нужно много над этим работать и быть очень восприимчивыми. Нужно изучать, какую именно чепуху проецирует наш ум. Кто-то должен нам на это указать, будь то книга или учитель; само по себе это не очевидно. Нужно над этим размышлять, чтобы осознать, что происходит в нашем уме. Нужно снова и снова наблюдать за собой и за своим восприятием мира, за тем, как мы воспринимаем других людей и самих себя. Здесь требуется много размышлять, и это должно быть активное размышление, когда мы пытаемся понять, что именно происходит в нашем уме и восприятии. 

Что такое проекции

В буддизме много практик, в которых мы работаем со своим восприятием и которые помогают понять процесс проецирования, что очень полезно. Например, сидя напротив вас, я могу почувствовать страх: «Все они смотрят на меня, они меня оценивают. Что они обо мне подумают?» Это может привести к нервозности, и наш семинар может стать для меня мучительным событием. В чём здесь проблема? В том, что я думаю лишь о себе, о том, что всё вращается вокруг моего «я», о том, что вы подумаете обо мне.

Я действительно сижу здесь, большинство из вас действительно смотрят на меня, ну и что? Мы говорим о проекциях. Вместо того чтобы смотреть на вас как на людей, которые меня оценивают и которым я, скорее всего, не нравлюсь, или которые даже думают, что я идиот, – я смотрю на вас иначе. В буддизме постоянно говорится о том, чтобы смотреть на всё иначе, в более позитивном ключе, чтобы наше отношение к вещам приносило нам пользу. Я могу смотреть на вас как на лучших друзей, как на братьев и сестёр, как на родителей или детей, и, обращаясь к вам, я проявляю такую же заботу, как к лучшему другу. Я по-настоящему забочусь о том, чтобы вы всё поняли, и чувствую к вам по меньшей мере дружелюбие, если не любовь. Также я не буду притворяться. Разве имеет смысл притворяться рядом со своим братом, сестрой или лучшим другом? Думая таким образом и меняя своё отношение к ситуации, я действительно расслабляюсь и мой вечер становится очень приятным.

С чем я в данном случае работаю? Со своей проекцией, не так ли? На самом деле я никого из вас не знаю, ну, то есть, я немного знаком с одним или двумя людьми, и также хорошо знаком с Клаудией, но большинство из вас я раньше никогда не видел. Поэтому то, что вы мои лучшие друзья, – на самом деле неправда, во всяком случае с точки зрения этой жизни. В буддизме говорится о прошлых жизнях, и в одной из далёких прошлых жизней вы, конечно, могли быть моими лучшими друзьями, так что у подобного мышления есть основания. Мою проекцию того, что вы мои лучшие друзья, нельзя назвать совершенно неразумной. В буддизме говорится, что все существа в прошлых жизнях были нашими матерями. Однако, если это некомфортно, можно думать о том, что все были нашими лучшими друзьями. Следуя той же логике, в прошлых жизнях все были нашими злейшими врагами, но такое мышление нам не поможет.

Возможно, вы действительно меня оцениваете. Ну и что? Если вы хотите меня оценить, вы это сделаете. Проблема не в том, оцениваете вы меня или нет. Проблема в озабоченности своим «я» и беспокойством по поводу него: «Что они обо мне подумают?» Я беспокоюсь о «себе», потому что хочу, чтобы все любили «меня». Каждый из нас хочет, чтобы его все любили, не правда ли?

Мы можем вспомнить, что не все любили Будду, а если не все любили Будду, почему все должны любить меня? Это очень полезно, а если этот пример кажется недоступным, можно подумать о том, что не всем нравится Его Святейшество Далай-лама. Посмотрите на китайцев: им не нравится Далай-лама. Так чего я ожидаю для себя? Что я буду нравиться всем? Если я вам не понравлюсь, если вы плохо меня оцените, – ничего страшного. Вот что здесь имеется в виду. Сначала важно понять, что наше переживание во многом основано на проекциях. Затем мы можем менять свои проекции. Вместо того чтобы проецировать то, что заставит нас страдать, например: «Они меня оценивают!» – мы проецируем что-нибудь полезное, например: «Все вы мои лучшие друзья».

В конечном счёте нам вообще не нужно ничего проецировать. Каждый из вас – отдельная личность, и кто-то может меня оценивать, кто-то мой близкий друг, а кто-то, может быть, мой враг. Хорошо, это не проблема. Однако, как всегда говорит Его Святейшество, все существа хотят быть счастливыми и не хотят страдать. Поэтому просто говорите со всеми как с равными, и никаких проблем.

Я думаю, это иллюстрирует тот факт, что есть стадии работы с проекциями, проходя по которым, мы можем уменьшить и в конечном счёте – устранить все страдания и проблемы. Однако важно понять, что в случае с обоими типами проекций, полезными и неполезными, мы страдаем из-за того, что думаем только о себе: «Всё крутится вокруг меня. Что все они обо мне подумают?» Проблема в этом.  

Тем не менее, мы взаимодействуем. Даже если я понимаю, что я сам проецирую осуждение: «Я им не понравлюсь. Они будут меня недолюбливать», – и так далее, даже если я понимаю, что всё это чепуха, и больше в неё не верю, мой ум по-прежнему это проецирует. Так работает наш ум: он создаёт проекции. Я могу проецировать что-нибудь более полезное: «Это мои лучшие друзья». Тогда я смогу больше для вас сделать, но это не предел возможного. Почему? Потому что, возможно, вы на самом деле меня судите и, возможно, я вам действительно не нравлюсь.

Чтобы по-настоящему вам помочь, мне нужно иметь дело с этим фактом. Я не просто думаю: «Меня все любят, все они мои лучшие друзья». Перестав вас бояться и перестав сосредотачиваться на себе, я готов отказаться и от более приятных проекций, открываясь каждому человеку и общаясь с каждым индивидуально. Кому-то я не нравлюсь, кому-то нравлюсь, кто-то мой близкий друг, с кем-то мы совсем не знакомы – неважно. Я просто имею дело с любой ситуацией.

Это общее введение, объясняющее, как можно работать с учением о пустотности и с той чепухой, которую проецирует наш ум. Иногда наши проекции полезны, иногда они совсем не полезны. Хотя иногда они полезны, в конце концов нам нужно прекратить все проекции.

Это даёт общее представление о теме пустотности. Теперь давайте перейдём к вопросам и на следующей сессии более подробно поговорим о том, какой именно мусор проецирует наш ум и как это осознать и деконструировать.

Вопросы

Деконструировав слишком много, не разрушим ли мы свои лучшие чувства?

Необязательно. Пустотность – не нигилизм. Мы не утверждаем, что ничего не существует и ничего нет. Мы хотим избавиться от своих вымышленных проекций и преувеличений.

Жадность, привязанность, гнев – в целом, всё это основано на преувеличении или хороших, или плохих качеств объектов. Однако энергия, которая стоит за преувеличением хороших качеств, может быть полезной. Если мы хотим заполучить что-либо, например мороженое или деньги, и при этом преувеличиваем качества этого объекта, наше состояние ума будет очень беспокоящим. Но избавившись от преувеличения, мы можем пользоваться этой энергией, которая есть у желания чего-либо достичь, например у желания помогать другим. Это просто энергия, с которой мы стремимся к цели, и в данном примере это полезная и позитивная цель. Нам нужно деконструировать преувеличение, такое как: «Достигну ли я успеха, помогая вам, полностью зависит от меня. Я единственная причина того, что вы справитесь со своей проблемой и станете счастливыми. Если всё получится, я величайший человек, а если нет – это моя вина, я виноват». Это преувеличение, и от этого нужно избавиться.

После деконструкции у нас по-прежнему остаётся желание помогать другим, а также любовь – желание, чтобы они были счастливы, и сострадание – желание, чтобы они были свободны от страданий. Всё это остаётся, но в реалистичном ключе. Простите, если вы вегетарианцы, но это подобно тому, как готовить мясо. Нужно вырезать жир, избавиться от него и оставить только питательную часть.

Понимаете? Вы можете чувствовать сострадание, но, если позволите своему уму увлечься, это подобно жиру. Например, ваш ребёнок ударился и вы кричите, плачете, ругаете ребёнка и не можете остановиться. В этом случае вы не делаете ничего, чтобы помочь ребёнку. Вы просто жалеете себя: «Бедный я, несчастный. Я не могу иметь с этим дело». Избавьтесь от этого «жира», это чепуха. Вы видите, что ваш ребёнок ушибся, и потом просто заботитесь о нём с состраданием. Сострадание не должно быть драматичным или мелодраматичным, чтобы быть позитивным.

Мне кажется, различать между реальностью и преувеличением очень трудно.

Вы правы, это очень трудно. Именно поэтому нам нужен учитель. Если мы просто прочитаем обо всём это в книге, это может быть недостаточно понятно. Нужен человек, который ответит на наши вопросы и укажет на проблему. Но даже если мы работаем с учителем лично, что встречается редко, нам нужна восприимчивость. Если мы не открыты, нашим учителем может быть сам Будда, но он не сможет нам помочь. Чтобы стать открытыми, нам нужно то, что в буддизме называется очищением и накоплением положительной силы (заслуги). Есть много практик, которые помогают открыться и преодолеть ментальные и эмоциональные блоки. После этого учитель сможет нам помочь.

Я приведу пример из собственного опыта обучения у геше Вангьяла, выдающегося калмыцкого учителя. Он умер много лет назад, но он был невероятен. Монголы отличаются от тибетцев, но, как бы там ни было, он больше был похож на классического дзенского мастера, какими их обычно представляют.

Геше Вангьял всегда просил людей помогать ему по строительству и лично всё контролировал. Один мой друг был его учеником и помогал строить дом, в котором мог бы жить геше-ла и его ученики. Как-то раз он работал на крыше. Геше Вангьял залез на крышу, подошёл к этому ученику и начал на него кричать: «Ты делаешь всё совершенно неправильно. Ты всё портишь! Убирайся отсюда!» Мой друг ответил: «Что вы имеете в виду? Я делаю что-то неправильно? Я делаю всё точно так, как вы мне сказали!» Геше-ла ответил: «Вот, видишь, это и есть “я”, ложное “я”. Именно от этой проекции нужно избавиться».

Геше Вангьял был в этом мастером. Когда я с ним познакомился, он уже был пожилым человеком. Как-то раз мы сидели в его гостиной и зашла одна женщина. Она была очень расстроена и хотела поговорить с геше-ла наедине о какой-то личной проблеме. Геше-ла сказал: «Хорошо, но мы все здесь друзья, вы можете говорить в их присутствии». Она рассказала свою историю, но было видно, что для неё это очень нелегко. Когда она закончила, геше-ла приставил ладонь к уху и сказал: «Что? Я не расслышал. Повторите громче. Я плохо слышу». Ей пришлось повторять всю историю, крича каждое слово в ухо геше-ла. Иногда он просил её повторять отдельные слова два, три, четыре раза. Закончив, она уже сама осознала, что принимала всё слишком близко к сердцу и поэтому расстраивалась. Геше-ла даже ничего не пришлось говорить, она сама успокоилась.

Чтобы делать нечто подобное, нужно быть настоящим мастером: вам нужно знать, с кем это можно делать и с кем нельзя. Для некоторых людей это полезно, но другие в такой ситуации сильно расстроятся. Вот почему человек должен быть открытым и готовым, и тогда под руководством искусного мастера он сможет осознать, в чём он преувеличивает и какие у него проекции. Очень трудно понять, кто из учеников готов к тому или иному методу, а кто не готов. Вот почему учитель сам должен избавиться от проекций, особенно в отношении тех, кому он старается помочь. Нам очень трудно отличить свои проекции от реальности, потому что проекции кажутся очень реальными и, более того, мы на них эмоционально реагируем.

Если я начну думать, что всё – проекции, это может быть опасно. Принимая возможные опасности за свои проекции, я могу стать беспечным.

Поэтому я привёл в качестве примера ситуацию со скорпионом. Мы перестаём проецировать, что это чудовище, но скорпион на самом деле опасен, поэтому мы очень осторожны. Как я говорил – и, мне кажется, важно повторять это снова и снова – пустотность не опровергает существование вещей. Мы избавляемся от своих проекций того, что нереально и невозможно.

Осознавая, что проекции приводят к проблемам, в частности в отношениях, я могу постараться уменьшить свои проекции, но проекции других людей останутся. Мне могут сказать: «Ты самый плохой человек из всех, кого я знаю». Даже если я не создаю проекцию «бедный я, несчастный» и осознаю, что это проекция другого человека, как действовать в этой ситуации? 

Если я не ошибаюсь, это слова Будды: «Если вам хотят сделать подарок, а вы его не принимаете, у кого он остаётся?» Он остаётся в руке дарителя. Мы не приняли подарок, он всё ещё принадлежит ему. Если на нас что-либо проецируют, очень трудно избавить человека от этой проекции, но мы сами как минимум можем не соглашаться с ней и не реагировать соответствующим образом.

Вместо того чтобы говорить теоретически, давайте приведём пример. Например, наш партнёр говорит нам: «Ты меня не любишь». Конечно, это может быть правдой: может быть, мы действительно его или её не любим, но предположим, что это неправда. Мы можем ответить: «Но это не так!» Мы можем сказать это расстроившись, а можем оставаться спокойными.

Если мы, расстроившись, начнём отрицать слова другого человека, то разозлимся на него, будем чувствовать неуверенность в себе и так далее. Вот от чего нужно избавиться. Наша цель – ответить своему партнёру, не расстраиваясь. Мы можем по-разному повести себя в ситуации, когда нас обвинили в отсутствии чувств. Если мы очень спокойны, то сможем проанализировать: «В чём причина? Может быть, я не уделял ему или ей внимания?» Если мы видим, что за словами человека стоит рациональная причина, можно обсудить эту проблему. Возможно, отчасти человек прав, а отчасти – неправ.  

Немного отступая от темы, в подобной ситуации, когда другой человек что-либо проецирует на нас или мы проецируем что-либо на него, очень полезно поразмышлять с точки зрения аналогии разных валют. Например, другой человек хочет, чтобы мы заплатили в определённой валюте, допустим в евро, а мы говорим: «Извини, у меня нет евро, но я могу заплатить в долларах». Подобно тому как разные люди могут платить в разных валютах, у всех есть собственные способы выражать любовь и заботу: «Может быть, я не могу выразить любовь так, как хочешь ты. Тебе нужны евро, я не могу заплатить тебе в евро, но могу заплатить в долларах. Подобно этому, я выражаю любовь и заботу так-то и так-то». Мы показываем: «Я люблю тебя. Я делал то-то и то-то, и так я выражаю свою любовь». И наоборот, если нам нужны доллары, но наш партнёр может платить только в евро, нужно понимать, что он предлагает другую валюту. Это очень полезно. Может быть, у него или у неё есть только рупии или лиры, которые уже недействительны, но больше ничего нет.

Смысл в том, чтобы не расстраиваться из-за чужих проекций, например из-за проекции, что мы не любим этого человека. Мы не принимаем эту проекцию, но мы имеем с ней дело, потому что другой человек это проецирует. У другого человека есть чувства, и мы должны иметь с ними дело, но рационально. Иногда нам приходится вести себя с другим человеком как с маленьким ребёнком. Например, мы говорим двух- или трёхлетнему ребёнку: «Пора идти спать», а он отвечает: «Я тебя ненавижу! Я тебя ненавижу!» Очевидно, это проекция, но мы не принимаем её близко к сердцу, не верим в неё и не думаем: «Да? Он меня ненавидит?» Мы просто говорим: «Пора идти спать».

Иногда, если человек сильно расстроен, не имеет смысла продолжать разговор и нужно подождать до завтра. В таких ситуациях можно сказать: «Послушай, сейчас очень напряжённый, эмоционально тяжёлый момент. Возможно, это не лучшее время для разговора. Давай отложим до завтра». Мы как бы укладываем «ребёнка» спать и обсуждаем проблему потом, когда человек немного успокоится.

Если благодаря пониманию пустотности «я» исчезает, то кто понимает пустотность?

«Я» не исчезает. Исчезает преувеличение того, как оно существует.

То есть существует реальное «я»?

Теперь это проблема с терминологией, и я не уверен, что вы имеете в виду под реально существующим «я». Однако если это вера в невозможный способ существования «я», то, после того как она исчезла, у нас остаётся так называемое условное «я». Я сижу здесь, я говорю с вами, вы задаёте вопрос – всё это происходит. Я вас слушаю. Дело не в том, что вас слушает кто-нибудь другой или что вас никто не слушает. Именно вы задаёте вопрос, а не кто-либо другой или никто.

Если проблема в привязанности к «я», я точно так же могу привязаться к условному «я», если буду верить в его существование.

Кто привязывается к условному «я»? Кто-то другой? Или есть два человека – «я» и условное «я»?

Если есть «я», я могу бояться смерти.

В этой вводной лекции я постарался показать, что очень важно учиться, получать наставления, много размышлять, а также стать достаточно восприимчивыми, чтобы понять, где проекции, что невозможно и что возможно. Если у нас нет очень точного представления о том, что возможно и что невозможно, возникает опасность чрезмерного или недостаточного отрицания.

Это очень тонкие вопросы. Если мы попробуем прямо здесь осознать свои проекции самостоятельно, без руководства учителя, возможно, у нас это получится. Но есть вероятность, что мы просидим очень долго, но не сможем определить свои проекции правильно или на достаточно глубоком уровне. Тем не менее, если мы правильно поймём условное «я» и то, как оно существует на самом деле, мы сможем срезать весь «жир» – преувеличения, то есть как оно не существует и что невозможно, – и тогда у нас не будет причин бояться смерти. У нас не будет причин ни к чему привязываться. Проблема исчезнет, потому что не будет причины этой проблемы. Если мы всё ещё боимся смерти, значит, мы не поняли пустотность достаточно глубоко.

Вот почему я здесь.

Отлично. Это означает, что вы боитесь смерти. Для большинства людей это очень серьёзный страх, и с ним очень важно работать. Очень хорошо, что вы обращаете внимание на эту проблему и стараетесь с ней разобраться, потому что многие люди отрицают смерть и не хотят о ней думать, не хотят иметь с ней дело, а в конце жизни они чувствуют сильнейший страх.

Вы говорили, что негативные проекции можно превратить в позитивные, но это всё равно проекции. Не лучше ли тогда сосредоточиться на нашем намерении и мотивации?

Намерение и мотивация важны независимо от того, каким методом мы пользуемся для решения проблемы. Работая над проблемой, мы начинаем с намерения и мотивации, но затем нужно применить метод. Увидев человека, который попал в аварию и лежит на асфальте, мы можем почувствовать мотивацию сострадания, у нас может появиться намерение ему помочь, но этого недостаточно. У нас также может возникнуть проекция: «Это ужасно, я не могу иметь с этим дело, там столько крови, это чудовищно», и тогда мы сильно перепугаемся. Даже если мы хотим помочь, у нас ничего не получится, потому что мы расстроены и испуганы.

Но мы можем поменять свою проекцию: «Что если бы я сам оказался в такой ситуации? Я бы, конечно, хотел, чтобы другой человек мне помог, а не просто начинал паниковать, – или, – Если бы это был мой ребёнок, я бы что-нибудь сделал, как бы ужасно это ни выглядело». Однако, как я говорил, это не будет решением проблемы на самом глубоком уровне. Лучше всего не проецировать ничего: «У меня есть мотивация, у меня есть намерение, а затем я просто делаю то, что нужно. Я осознаю, что я могу сделать и на что я не способен. Возможно, в этой ситуации лучше всего позвонить в скорую».

Посвящение

Давайте закончим посвящением. Это очень важно делать в конце. Я часто привожу пример с компьютером, потому что все мы хорошо знакомы с компьютерами. Напечатав документ, мы хотим его сохранить. То же самое с накоплением положительной силы. Если не сделать кое-что особенное, согласно настройкам по умолчанию всё понимание и положительная сила, которые появились благодаря нашей встрече, отправятся в папку «сансара», то есть улучшат нашу сансару. Вот что произойдёт автоматически, если мы не сделаем в конце посвящение.

Нам нужно, чтобы эта положительная сила не попала в папку «сансара». Мы хотим нажать на кнопку (посвятить положительную силу) и сохранить её в папке «просветление»: «Пусть это станет причиной достижения просветления». Но это произойдёт, только если мы подобным образом посвятим эту положительную силу. В обратном случае она станет причиной, например, приятной, интересной беседы на эту тему за чашкой кофе. Она создаст приятную сансарную ситуацию, но не приведёт ни к освобождению, ни к просветлению. Посвящение означает, что мы сохраняем эту положительную силу в папке «просветление».

Однако наш компьютер не управляется голосовыми командами. Мы не можем просто произнести слова: «Пусть это станет причиной достижения просветления ради всеобщего блага». Нужно на самом деле нажать на кнопку, то есть нам нужно очень сильное внутреннее желание и намерение, чтобы эта положительная сила была направлена на просветление. Это должно быть некоторое внутреннее движение на уровне энергии, а не просто пустые слова. 

«Положительная сила» – это то, как я перевожу слово «заслуга». «Заслуга» звучит так, как будто мы бойскауты, которые в конце получают значки, если набрали достаточно очков. Мне не нравится слово «заслуга», поэтому я использую термин «положительная сила». Пусть вся положительная сила и понимание, которые возникли благодаря этому обсуждению, станут причиной просветления ради всеобщего блага.

Top