Концепции личности и зависимого возникновения в буддизме

Другие языки

Вступление

Эта статья – результат длительного диалога между Александром Берзиным и Кэтрин Дюкоммен-Надь – всемирно известным психиатром, специалистом в области контекстуальной психотерапии. В традиционных буддийских наставлениях говорится, как лучше всего относиться к другим – с состраданием, пониманием, терпением, щедростью, сосредоточением и так далее. Но в них редко обсуждается динамика отношений, основанных на этих качествах. Данная статья посвящена динамике отношений и призвана помочь с процессом адаптации буддизма на Западе.

Контекстуальная психотерапия была основана Иваном Бозурмени-Надем (Бузормени-Надь), одним из первопроходцев в области семейной психотерапии. Семейная психотерапия развилась из индивидуальной на основе постулата, что наше поведение по отношению к другим людям зависит не только от наших личных качеств, но и от динамики, установившейся между нами и теми социальными системами, частью которых мы являемся – нашей семьёй, сообществом и так далее. Контекстуальная психотерапия добавляет два уникальных элемента: это интегративный подход, который рассматривает все влияющие на нас переменные, как личные, так и связанные с системами в целом, включая этическую составляющую отношений, и предлагает диалектическую теорию личности, основанную на работах философов-экзистенциалистов, в первую очередь Мартина Бубера («Я и Ты»).

В соответствии с Бозурмени-Надем, «Я» не может существовать вовне взаимоотношений с другим, то есть с «не-Я», и наоборот. Он описывал эту взаимозависимость как онтичную (онтологическую) зависимость, имея в виду, что эта зависимость является неотъемлемой частью определения «Я». Эта идея очень близка буддийской идее зависимого возникновения.

Современная трактовка контекстуальной психотерапии описывает взаимоотношения с точки зрения пяти измерений. Эта модель может дополнить буддийский анализ зависимого возникновения и показать, что взаимное возникновение «я», «другого» и отношений между ними зависит не только от переменных, описанных в буддизме, но и от переменных, входящих в состав каждого из этих пяти измерений.

Личность в буддизме

Как и все традиции психологии, буддизм утверждает существование «я», которое он называет условно существующим «я». «Я» – это личность, индивид, то, что все называют личностью в соответствии с принятой условностью. Как и другие традиции, буддизм определяет личность по-своему и утверждает, что такая личность выступает в качестве агента действий (деятеля) и переживает их результаты.

Точно так же как буддизм не отрицает условно существующее «я», есть и условно существующий «ты». «Я» и «ты» вступают в условно существующие взаимоотношения. Существование условного «меня», «тебя» и «наших отношений» можно доказать лишь в зависимости от других факторов и нельзя доказать независимо от них. Эти факторы – причины, составные части и концепции, а также слова «я», «ты», «отношения» и их определения. Возникновение в зависимости от этих факторов в буддийской терминологии известно как зависимое возникновение.

Другой пример буддийского определения зависимого возникновения: действие, агент действия (субъект) и объект действия – например, обнимание, человек, который кого-то обнимает («я»), и другой человек, которого обнимают («ты»), – не существуют независимо друг от друга. Они возникают в зависимости друг от друга и одновременно друг с другом. Не может существовать действия обнимания без «меня», которое обнимает, и «тебя» – того, кого я обнимаю. Другими словами, ни одно из этих трёх явлений не может быть обнаружено само по себе как «обнимающий», «обнимашки», или объятия, – независимо от других. В буддийской терминологии, все они лишены самодоказанного существования.

Личность, у которой нет упомянутых определяющих характеристик, то есть аспектов зависимого возникновения, называется ложной личностью, ложным «я», отрицаемой личностью. В соответствии с буддизмом, такой личности не существует. Тем не менее, поскольку все мы «слышим», как нам кажется, голос в нашей голове, мы представляем себя в виде автономного, самостоятельного «я» – сущности, которая произносит наши мысли и которую можно обнаружить где-то в нашем мозге или в уме. Однако это не соответствует действительности. Такого явления не существует, нельзя доказать существование нашего «я» в виде обнаружимой вещи в нашей голове – ни благодаря ей самой, ни потому, что она создана внешним агентом (субъектом) или агентами (субъектами).

Полное отсутствие объекта, который бы соответствовал нашему неправильному представлению, известно как «пустотность» или «пустота». Таким образом, в буддизме не отрицается условно существующее «я»: отрицается лишь ложное «я». Мы ошибочно считаем, что существуем как ложное «я», отождествляемся с ним и пытаемся его защищать и самоутверждаться, из-за чего у нас появляются беспокоящие эмоции и состояния ума. Они приводят к компульсивному поведению и различным проблемам. Если мы неправильно воспринимаем и себя, и других, также проецируя ложную личность на других, во взаимоотношениях с ними возникает ещё больше проблем. Заблуждение становится ещё сильнее, если свои отношения с другими мы также считаем твёрдо доказанными, обнаружимыми сущностями.

Условно существующее «я»

Таким образом, условное «я» возникает в зависимости от различных факторов, а значит, на него влияет множество переменных и оно продолжает развиваться на протяжении всей жизни. Однако, поскольку в этом условном «я» нет ничего обнаружимого, что могло бы доказывать его существование, условное «я» – не обнаружимая сущность в нашей голове, пусть даже находящаяся под влиянием множества факторов. Кроме того, мы не можем спроецировать концепцию ложного «я» на обнаружимое условное «я». Как и ложное «я», условно существующее, постоянно развивающееся «я» также не является обнаружимой сущностью. Тем не менее, условное «я» – условно существующая личность – это тот, кто действует, говорит, мыслит, переживает счастье и несчастье, вступает во взаимоотношения с другими.

Три типа зависимого возникновения у Нагарджуны

Таким образом, условное «я» – зависимо возникающий объект. В целом, есть три типа зависимого возникновения, в соответствии с индийским буддийским мастером 2-го века Нагарджуной:

  1. Причинная зависимость – тот факт, что возникновение всех изменчивых явлений зависит от соответствующих причин и условий, например, росток появляется в зависимости от семени, воды, почвы и солнечного света, а проблемы возникают в зависимости от неосознавания, или заблуждения относительно реальности, от беспокоящих эмоций и состояний ума, вызванных неосознаванием, и от компульсивного поведения, вызванного беспокоящими эмоциями и состояниями. Это утверждается во всех буддийских философских системах.
  2. Взаимная зависимость – тот факт, что возникновение всех явлений зависит от их связи с другими явлениями. Например, целое и части возникают в зависимости друг от друга и одновременно друг с другом. Это касается, например, отца и ребёнка, футбольного мяча и игры в футбол, короткого и длинного. Это утверждается во всех махаянских философских системах. Сюда также относится зависимое возникновение обозначенного явления и основы для обозначения. Например, игра в футбол – это обозначение на основе команд, игроков, правил, движений, счёта, футбольного мяча и поля. Игра в футбол может произойти только на основе всех этих факторов.
  3. Зависимое возникновение с точки зрения наименования и концептуального обозначения – возникновение всех явлений зависит от того, что они просто являются объектами, к которым относятся названия и концепции, у которых есть определения и которыми названа или обозначена определённая основа для обозначения. Например, футбольный мяч существует как футбольный мяч только в силу условности – названия и концепции «футбольный мяч», у которых есть определение и которые обозначены на основе объекта определённой формы. Из-за разных условностей названием «футбольный мяч» могут даже быть обозначены два объекта разной формы – в США и в других странах мира, а значит, даже условности представляют собой переменные. Этот уровень утверждается только в философской системе прасангики в трактовке школы гелуг.

Три типа зависимого возникновения личности («я»)

Три типа зависимого возникновения можно применить к условно существующему «я»:

  1. Причинная зависимость: возникновение условного «я» зависит от предыдущих моментов континуума этого «я» в качестве его причины получения. Причина получения – это то, из чего возникает явление, становясь следующим моментом того же самого континуума. Хотя тело – это континуум частей тел родителей, а именно сперматозоида и яйцеклетки, условное «я» человека не является континуумом условных личностей его родителей. Поэтому в буддизме утверждается, что у континуума каждого индивида, или личности, нет ни начала, ни конца.
  2. Взаимная зависимость: условное «я» зависимо возникает как объект, обозначенный на основе индивидуального континуума постоянно изменяющихся пяти совокупностей познания, которые служат основой для обозначения условного «я». Из этих совокупностей состоит каждый момент нашего опыта, и они включают тело, восприятие, действия, ум, мысли, эмоции, чувства счастья и несчастья. «Я» не может существовать независимо от этих факторов, а также не может быть познано отдельно от них: оно познаётся как минимум вместе с одной из совокупностей, например одновременно с именем или с внешностью, то есть с физическим телом. Факторы, из которых состоит основа для обозначения условного «я», возникают в зависимости от причин и обстоятельств, которые на них влияют. Например, на наш ум, эмоции и тело влияет то, что другие говорят и делают, а также окружающая среда и погода. Соответственно, эти причины и обстоятельства влияют и на условное «я».
  3. Зависимое возникновение с точки зрения наименования и концептуального обозначения: условное «я» возникает в зависимости от того, что к нему относится концепция и слово «я», как они определяются в буддизме; оно приписано и обозначено на основе индивидуального континуума пяти постоянно изменяющихся совокупностей. Точно так же существование условного «я» может быть доказано только в зависимости от этого.

Понимание того, что условное «я» возникает благодаря всем трём аспектам зависимого возникновения вместе, опровергает веру в то, что мы существуем как невозможное «я», которое само по себе доказывает своё существование, независимо от всего остального и всех остальных. Однако, чтобы избавиться от веры в это, нам нужно приучить себя к несуществованию ложного «я», снова и снова анализируя факторы, в зависимости от которых условное «я» возникает. Поскольку «я» возникает в зависимости от множества изменяющихся факторов, оно не может быть застывшей сущностью, на которую ничто не влияет. Осознав абсурдные выводы, которые последовали бы, если бы личности обладали самодоказанным существованием, – что мы не могли бы ни с кем взаимодействовать с самого младенчества и не могли бы развиваться как личность, – мы постепенно прекращаем отождествлять себя с ложным «я». Наше понимание зависимого возникновения помогает нам стать более гибкими и вступать в более здоровые взаимоотношения с другими.

Три типа зависимого возникновения отношений

Чтобы вступать с другими в здоровые взаимоотношения, нужно понять не только зависимое возникновение индивидов – нас и других, – но и зависимое возникновение отношений. Ничто из этого не существует как застывшая, неизменная, монолитная сущность. Как и в случае нас и других, нам также нужно научиться отличать условно существующие отношения от отношений, которых вообще не может быть. Представляя, что наши отношения – это неизменные, неделимые, обнаружимые сущности, существующие сами по себе, – и веря, что наше представление соответствует реальности, мы создаём серьезные проблемы в отношениях. Считая «наши отношения» застывшими предметами, мы, например, обвиняем другого человека в том, что он или она не участвует в «наших отношениях» так, как мы бы этого хотели. Мы ставим под сомнение, насколько другой человек предан «нам» и «нашим отношениям».

Условно существующие отношения – не застывшая, ригидная сущность. К ним также применимы три типа зависимого возникновения, которые объяснял Нагарджуна:

  1. Причинная зависимость: возникновение наших взаимоотношений зависит от первой встречи друг с другом, от обстоятельств, которые нас свели, от обстоятельств, в контексте которых наши отношения продолжаются. Более того, наша манера общения с другим человеком и его или её манера общения с нами – это продолжение континуумов нашей манеры общения в наших предыдущих отношениях и в предыдущих отношениях другого человека. С буддийской точки зрения все мы были в самых разных отношениях друг с другом в предыдущих жизнях, и наши нынешние отношения – продолжение предыдущих.   
  2. Взаимная зависимость: наши отношения как целое зависит от своих частей и аспектов, например от совместно проведённого времени, общих интересов и занятий, от жизненных этапов, от места проживания и так далее.
  3. Зависимое возникновение с точки зрения наименования и концептуального обозначения: отношения – всего лишь обозначение, приписанное на основе всех его частей и аспектов, и их можно обнаружить как «отношения» только потому, что они соотносятся с концепцией отношений и со словом «отношения», которыми можно обозначить все эти части и аспекты.

Взаимозависимое возникновение «меня» и «другого»

Мы можем дополнить буддийское понимание зависимого возникновения моделью пяти измерений отношений, предложенной контекстуальной психотерапией, в частности пятым измерением, которое называется онтичным (онтологическим), но в рамках этой статьи мы будем называть его измерением установления себя и другого через отношения. Речь идёт о том, как взаимное существование «меня» и «другого» может быть установлено в контексте взаимодействия между ними. Это соответствует взаимной зависимости, второму типу зависимого возникновения в буддизме, например взаимной зависимости целого и его частей, длинного и короткого – явлений, которые возникают вместе и во взаимной зависимости друг от друга.

Добавляя к этой теме буддийский контекст – буддийское объяснение взаимозависимого возникновения «меня» и «другого», ­– мы ограничимся рамками прасангики гелуг. «Я» и «другой» взаимно устанавливают существование друг друга, потому что, как об этом говорит прасангика, их существование может быть установлено лишь с точки зрения наименования словами и концептуального обозначения. Это не два самодоказанных «я», которые затем, в отношениях, взаимно устанавливают существование друг друга как «себя» и «другого». Буддийские тексты называют это «недвойственностью себя и другого». 

Пять измерений взаимоотношений

Первое измерение: фактические переменные

Это измерение включает все переменные, которые являются исходными данными в жизни людей, находящихся во взаимоотношениях, то есть факты о них:

  • биологические факторы: пол, возраст, биологические особенности (хорошее здоровье, плохое здоровье, ограничения и так далее);
  • семья рождения: от какой беременности ребёнок родился (старший ребёнок, младший ребёнок), является ли единственным ребёнком в семье, разведены ли родители, потерял ли родителя или брата/сестру;
  • семейное положение: не встречается, в отношениях, в однополых отношениях, в браке, разведён, с детьми или без;
  • социальное положение: высокое положение в обществе, иммигрант, беженец, родился в семье иммигранта или беженца;
  • языки, которыми человек владеет;
  • пережитые исторические события: войны, стихийные бедствия, голод;
  • экономическая ситуация: уровень доходов, доступность образования и работы;
  • географические ограничения: место проживания, местоположение учебного заведения или офиса, доступность этого места, возможность путешествовать.   

Второе измерение: психологические переменные

Переменные из второй группы связаны с индивидуальными когнитивными и эмоциональными типами обоих людей во взаимоотношениях, на сознательном и бессознательном уровнях.

  • психологические характеристики в соответствии с западными моделями личной психотерапии – Фрейда, Юнга, Пиаже, гештальт-терапии;
  • психологические проявления психических заболеваний и расстройств личности – депрессии, тревожности, маний, нарциссизма;
  • когнитивные способности (обучение, память, восприятие, решение проблем) и когнитивные расстройства (снижение когнитивных способностей, деменция);
  • интеллектуальные способности – ограниченные, средние, высокие;
  • гендерная идентичность и сексуальные предпочтения;
  • эмоциональные факторы, описанные в западных системах, – эмоциональная зрелость, тип привязанности, уровень зависимости, экстраверсия/интроверсия, оптимизм/пессимизм, рациональность/иррациональность, практичность/непрактичность, агрессивность, застенчивость, неуверенность, тревожность, обвинение себя/обвинение других;
  • эмоциональные факторы, описанные в буддизме, – любовь, сострадание, доброта, щедрость, терпение, гнев, страх, страсть, жадность, эгоизм, наивность, высокомерие, зависть, ревность;
  • уровень чувствительности – недостаточная чувствительность, избыточная чувствительность, сильные предубеждения, способность к эмпатии, сбалансированная чувствительность.

Третье измерение: системные переменные

Это измерение описывает, каким образом между людьми происходит обмен и коммуникация, к каким системам принадлежат люди и как эти системы влияют на их взаимодействие:

  • стиль взаимодействия – борьба за власть и контроль или взаимная комплементарность; зрелое и незрелое взаимодействие;
  • стиль коммуникации – экспрессивный, сдержанный;
  • семья – структура семьи, брачные обязательства или другие формы партнёрства, система образования и способ взаимодействия в ней;
  • деловая среда и способ взаимодействия в ней;
  • социальные системы и способ взаимодействия в них – социальные иерархии, предрассудки, гендерные вопросы;
  • правовая система – правовое определение справедливости; гражданское, административное и уголовное право;
  • военная система – иерархии; обязательства, связанные с присягой;
  • религиозный и мировоззренческий контекст – ценностная этика.

Четвёртое измерение: этика отношений

Этику отношений необходимо отличать от ценностной этики. Этика отношений – это особая форма этики, связанная с пониманием прямого влияния нашего поведения на других людей и с пониманием реалистичных нужд других, необязательно в связи с установками моральных или религиозных ценностей. Этика отношений также описывает, что все люди в своих близких отношениях в той или иной степени ожидают честности и взаимности и наш прошлый опыт щедрости со стороны других или, напротив, их несправедливого отношения к нам играет важную роль в том, как мы обращаемся с другими. Это связано с нашей собственной практикой щедрости. Одно из самых больших препятствий к проявлению заботы и щедрости в отношении других – то, что в контекстуальной психотерапии называется деструктивной компенсацией. Если мы столкнулись с несправедливым отношением со стороны других или даже с несправедливостью, за которую никто не несёт прямой ответственности, например с генетическим заболеванием, – мы можем искать компенсацию, ожидая, что другие возместят наши потери. Это разрушительно для отношений и может помешать проявлению щедрости к другим людям. Чтобы справиться с этой ситуацией, нужно осознать, что щедрость приносит пользу нам самим на внутреннем уровне. В контекстуальной психотерапии это называется конструктивной компенсацией, и она сходна с понятием положительного потенциала («заслуги») в буддизме. Основные переменные этого измерения:

  • баланс отдавания и получения;
  • честность, определяемая в личных взаимоотношениях в процессе диалога между участниками отношений, например относительно расходов или распределения обязанностей;
  • ожидание лояльности и обязательства, связанные с лояльностью, – различные формы обязательств и конфликтов, связанных с лояльностью; это может быть лояльность родителям, супругу, детям, учителям.

Пятое измерение: измерение установления себя и других через отношения

Термин установление себя и других через отношения использован здесь в качестве попытки лучше описать пятое измерение, в контекстуальной психотерапии называемое онтичным (онтологическим). Здесь речь идёт о неотъемлемой взаимной зависимости «меня» и «другого», без которой ни «я», ни «другой» не могут существовать как «Я», как Личность. В буддийской терминологии речь идёт о зависимом возникновении «себя» и «другого» – о том, что существование «меня» и «другого» можно установить только в рамках отношений между ними. Дополняя диалоги «Я-Ты», а также «Я-Оно» у Мартина Бубера, Бозурмени-Надь составил схему шести типов взаимодействия:

  • Внутрииндивидуальная контрапозиция (нет ни внешнего Другого, ни внутреннего Другого) – граница устанавливается самой личностью или личной контрапозицией, например, когда мы колем или режем свою кожу, чтобы что-либо почувствовать, или разговариваем сами с собой, или определяем себя через причину, проект, идеологию или уважаемого религиозного деятеля.
  • Внутренний диалог (нет внешнего Другого, а внутренний Другой может быть субъектом или объектом внутреннего диалога) – например, когда мы разговариваем со своим умершим родителем или партнёром, слышим голоса, которые говорят нам что делать, играем в шахматы с воображаемым противником или договариваемся со своей совестью. Внутренний Другой может быть спроецирован на внешний материальный объект, как в фильме «Изгой», где потерпевший кораблекрушение, оказавшись на пустынном острове, обращается к футбольному мячу как к Другому.
  • Слияние (Себя и Другого) – «Мы» взаимодействуем с третьей стороной, или как субъект, или как объект, например: «Мы хотим, чтобы он это сделал, – или: – Он хочет, чтобы мы это сделали». Например, это может быть слияние младенца и матери в одно целое.
  • Роль субъекта (Я становится субъектом, а Другой – объектом, с которым Я взаимодействует) – взаимодействие «Я-Оно», например, во взаимоотношениях, в которых «другой» выполняет функцию субъекта. Например, это взаимоотношения с работником сферы услуг, или обращение родителя за эмоциональной поддержкой и заботой к ребёнку, как будто ребёнок – это взрослый (парентификация), или обращение к домашнему животному ради удовлетворения личностных или эмоциональных потребностей, или взаимоотношения, в которых субъект, например антрополог, изучает объект.
  • Роль объекта (Я становится объектом, а Другой – субъектом) – также взаимодействие «Я-Оно», например, когда субъект выполняет ту или иную функцию, необходимую объекту, как в отношениях секретаря и начальника.
  • Подлинный диалог «Я-Ты» (Я и Другой находятся в двусторонних отношениях) – «я» и «другой» по очереди выполняют роли субъекта или объекта, и происходит двусторонний диалог и взаимодействие, когда обе стороны свободны от проекций, предубеждений, суждений друг о друге.

Факторы, входящие в состав первых двух измерений – измерений фактических и психологических переменных, – связаны с личностными характеристиками каждого из участников взаимоотношений. Факторы, описанные в трёх других измерениях (системного, этического и устанавливающего себя и другого), существуют лишь в контексте взаимоотношений.

Top