Перечисляемые и неперечисляемые абсолютные явления

Другие языки

Абсолютные явления 

В целом, в контексте мадхьямаки под абсолютными явлениями (don-dam-pa) понимаются пустотности, и они разделяются на два типа:

  • перечисляемые абсолютные явления (rnam-grangs-pa’i don-dam),
  • неперечисляемые абсолютные явления (rnam-grangs ma-yin-pa’i don-dam). 

Перечисляемые абсолютные явления – это пустотности, которые познаются достоверным познанием концептуально. Они называются «перечисляемыми», потому что их можно перечислить в списке явлений, которые предстают перед умом, достоверно познающим явления посредством умственного обозначения словами и концепциями.

Неперечисляемые абсолютные явления – это пустотности, познаваемые достоверным познанием неконцептуально. Они неперечисляемые в том смысле, что их нельзя перечислить в списке явлений, которые предстают перед умом, достоверно познающим явления посредством умственного обозначения словами и концепциями.

Утверждение сватантрики гелуг

В соответствии с объяснением постулатов сватантрики (одного из подразделов мадхьямаки) в школе гелуг, поверхностная истина (kun-rdzob bden-pa, относительная истина, условная истина) о любом явлении – это то, чем оно кажется. Глубочайшая истина (don-dam bden-pa, абсолютная истина) о любом явлении – это его пустотность, то есть отсутствие у него истинно доказанного существования (bden-par grub-pa, истинное существование), другими словами, то, как это явление существует. Пустотность может познаваться концептуально или неконцептуально и представляет собой неподразумевающее отрицание истинно доказанного существования: это отрицание, которое просто опровергает, что такая вещь существует.

С точки зрения поверхностной истины, существование явлений можно доказать в силу наличия у них собственной природы (rang-bzhin-gyis grub-pa). Это означает, что, когда достоверное познание тщательно исследует поверхностную истину о чём-либо, оно обнаруживает «со стороны этого явления» соотносимую «вещь» (btags-don), соответствующую названию или обозначению, используемому для этого явления. Другими словами, существование явлений можно доказать в силу наличия у них индивидуальных характерных черт (rang-mtshan-gyis grub-pa), обнаружимых «на стороне» самих явлений. Однако сами по себе эти индивидуальные характерные черты не могут доказать существование явлений: они доказывают существование явлений только наряду с умственным обозначением. Таким образом, с точки зрения глубочайшей истины, ни одно явление не существует независимо от того, что к нему относятся слова и обозначения. Другими словами, ни у одного явления нет истинно доказанного существования – существования, истинно доказанного со стороны самого явления, независимо от умственного обозначения.

Когда пустотность познаётся концептуально, в уме возникает поверхностная истина о ней. Это значит, что перед умом, концептуально познающим пустотность, предстаёт индивидуальная характерная черта, обнаружимая на стороне неподразумевающего отрицающего явления «пустотность истинного существования». На основе этой характерной черты концептуальный ум познаёт пустотность, обозначая её смысловой категорией (don-spyi) «пустотность истинного существования». Смысловая категория также известна как категория объекта.

Когда пустотность познаётся неконцептуально, в уме не возникает поверхностной истины о ней и не появляется её обнаружимая индивидуальная характерная черта. Перед умом предстаёт лишь полное отсутствие истинно доказанного существования.

Умственное обозначение возникает только в концептуальном познании. Таким образом, пустотность, познаваемая неконцептуально, – это неперечисляемое явление. Его нельзя перечислить в списке явлений, предстающих перед умом, достоверно познающим явления посредством их ментального обозначения словами и концепциями.

Вкратце, сватантрика гелуг утверждает, что перечисляемые и неперечисляемые пустотности, если использовать эти термины, – это одни и те же пустотности. Разница только в том, что ум, концептуально познающий перечисляемую пустотность, познаёт поверхностную истину о пустотности, существование которой кажется доказанным в силу наличия у неё обнаружимой индивидуальной определяющей черты, – в то время как ум, неконцептуально познающий неперечисляемую пустотность, познаёт глубочайшую истину о пустотности.

Позиция мадхьямаки, как она объясняется в сакья и ньингма 

В соответствии с объяснением мадхьямаки многими мастерами тибетских буддийских традиций сакья и ньингма, перечисляемые и неперечисляемые пустотности – это разные пустотности.

Перечисляемые пустотности – это просто неподразумевающее отрицающее явление «полное отсутствие истинно доказанного существования». Перечисляемая пустотность – это пустотность за пределами слов и концепций (brjod-dang rtog-pa-las ’das-pa).

В соответствии с мадхьямакой сакья и ньингма, «отрицающее явление» – это просто концептуальная категория (spyi), всего лишь умственное измышление (spros-pa, умопостроение, ментальный конструкт). Соответственно, отрицающие явления, включая пустотность как отрицающее явление, могут быть познаны достоверным познанием только концептуально. Это значит, что при достоверном концептуальном познании наш ум не только видит отрицающее явление истинно существующим, но и цепляется за то, что оно на самом деле существует этим невозможным образом. Точнее говоря, ум, познающий пустотность концептуально и достоверно, создаёт видимость истинного существования полного отсутствия истинного существования и цепляется за то, что это отсутствие существует таким образом. Из-за этого пустотность как неподразумевающее отрицающее явление может быть достоверно познано только концептуально.

Чтобы обрести неконцептуальное познание пустотности, нужно выйти за пределы познания пустотности посредством слов и концепций. Таким образом, пустотность, достоверно познаваемая неконцептуально (неперечисляемая пустотность), – не та же самая пустотность, что и пустотность, достоверно познаваемая концептуально (перечисляемая пустотность). Неперечисляемая пустотность – пустотность за пределами концептуальной категории какого-либо отрицающего явления.

На самом деле неперечисляемая пустотность находится за пределами всех концептуальных категорий утверждающих явлений, отрицающих явлений, того и другого, ни того, ни другого. Другими словами, она запредельна концептуальным категориям четырёх крайностей: (1) утверждения истинного существования, (2) отрицания истинного существования, (3) утверждения истинного существования с точки зрения поверхностной истины и отрицания истинного существования с точки зрения глубочайшей истины, (4) ни утверждения, ни отрицания истинного существования.

Позиция прасангики гелуг

В соответствии с объяснением позиции мадхьямаки-прасангики в школе гелуг, перечисляемая и неперечисляемая пустотности – это одна и та же пустотность. И то, и другое – неподразумевающее отрицание истинно доказанного существования, как и с точки зрения сватантрики гелуг. Прасангика гелуг также согласна со сватантрикой в том, что достоверное концептуальное познание перечисляемой пустотности познаёт поверхностную истину о пустотности и эта поверхностная истина кажется существующей в силу наличия у неё обнаружимой индивидуальной определяющей характерной черты. Однако, в отличие от сватантрики гелуг, прасангика утверждает, что такая характерная черта не может быть обнаружена при тщательном исследовании даже с точки зрения поверхностной истины. Пустотность истинно доказанного существования тождественна пустотности существования, доказанного в силу индивидуальных определяющих характерных черт.

Таким образом, хотя перечисляемая пустотность кажется истинно существующей, а неперечисляемая пустотность не кажется истинно существующей, тем не менее, способ существования и перечисляемой, и неперечисляемой пустотности один и тот же.

Обратите внимание, что гелуг не утверждает, что хотя бы одно достоверно познаваемое явление находится за пределами слов и концепций (в том смысле, как они понимаются в гелуг) и не может быть достоверно познано концептуально. В соответствии с гелуг, если что-либо существует, оно должно достоверно познаваться в концептуальном познании. Однако это не значит, что, если что-либо существует, то оно должно достоверно познаваться только в концептуальном познании. Многие явления также могут быть достоверно познаны в неконцептуальном познании. Однако есть только два варианта:

  • явления могут быть достоверно познаны только в концептуальном познании (пример таких явлений – категории),
  • явления могут быть достоверно познаны и в концептуальном, и в неконцептуальном познании (ваза, гнев, пустотность как полное отсутствие). 

Нет ни одного достоверно познаваемого явления, которое:

  • могло бы быть достоверно познано только в неконцептуальном познании,
  • не могло бы быть достоверно познано ни в концептуальном, ни в неконцептуальном познании.

Более того, прасангика гелуг определяет достоверно познаваемые явления с точки зрения их концептуального познания. Достоверно познаваемые явления – это то, к чему относятся слова и концепции, достоверно обозначенные (приписанные) на своей основе для обозначения (gdag-gzhi, основа для приписывания). Хотя умственное обозначение происходит только в концептуальном познании, тем не менее, существование всех существующих явлений, познаваемых концептуально или неконцептуально, может быть доказано только с точки зрения умственных обозначений, или ярлыков, которые для них используются.

В соответствии с прасангикой гелуг, поскольку соотносимые объекты (btags-chos), то есть объекты, соотносимые со словами и концепциями, не могут быть обнаружены как соотносимые «вещи» (btags-don) ни на условном, ни на абсолютном уровне, – мы не можем указать на то, к чему именно относится то или иное слово или концепция. Мы можем указать, к чему относится слово или концепция, только исключив что-либо ещё, то есть исключив всё остальное, кроме того, к чему относится это слово или концепция, и это исключительно концептуальное построение. Другими словами, мы можем определять достоверно познаваемые явления только посредством концептуально изолированных объектов (ldog-pa, изоляты), достоверно познаваемых только в концептуальном познании. Концептуально изолированный объект «яблоко» – это объект или множество объектов, исключённых из множества всех «не яблок» («всего остального, кроме яблок»). Таким образом, концептуально изолированный объект «яблоко» сводится к «ничему иному, кроме яблока». Однако «исключение чего-либо другого» не предполагает активного исключения всех «не яблок», одного за другим. Это просто логическая операция.

Поскольку всё достоверно познаваемое должно быть определимым, гелуг утверждает, что всё познаваемое должно быть достоверно познаваемым с помощью концептуального познания, даже глубочайшие истины.

Наконец, даже если перечисляемая пустотность как неподразумевающее отрицание совершенно невозможного способа существования не оставляет «в следе» своего отрицания (после своего отрицания) никакого объекта, это не означает, что воззрение перечисляемой пустотности сводится к крайности нигилизма, как утверждают некоторые сторонники неперечисляемой пустотности. Неподразумевающее отрицание не отрицает свою основу (условный объект, например яблоко или скатерть), а отрицает только отрицаемый объект (невозможные способы существования условных объектов).

Позиция мадхьямаки карма-кагью

Со времён Восьмого Кармапы (Kar-ma-pa Mi-bskyod rdo-rje) традиция карма-кагью в большинстве своём согласна с интерпретацией гелуг в том, что касается перечисляемой и неперечисляемой пустотности в сватантрике и прасангике. Тем не менее, карма-кагью подчёркивает, что перечисляемая пустотность – это неподразумевающее отрицание (полное отсутствие) лишь первой из четырёх крайностей – истинно доказанного существования, а неперечисляемая пустотность – это неподразумевающее отрицание всех четырёх крайностей.

Карма-кагью определяет неперечисляемую пустотность как пустотность за пределами слов и концепций только в контексте маха-мадхьямаки и её воззрения инопустотности (gzhan-stong, пустота от другого). В рамках этого воззрения пустотность за пределами слов и концепций рассматривается не как онтологическое состояние, а как определённый уровень ума. 

Источники традиции кадам

Эти два толкования неперечисляемой пустотности, которая может объясняться или как запредельная словам и концепциям, или как неутверждающее отрицающее явление, в Тибете восходят к двум ранним мастерам традиции кадам. Более ранним из этих мастеров был Нгог Лоцава (rNgog Lo-tsa-ba Blo-ldan shes-rab). Он придерживался традиции, согласно которой неперечисляемая пустотность находится за пределами слов и концепций и объяснял, что она не может быть ни прямым объектом (dngos-yul), ни даже концептуально подразумеваемым объектом (zhen-yul) слов и концепций. Более поздний мастер Чапа (Phyva-pa Chos-kyi seng-ge) учил, что неперечисляемая пустотность – это неподразумевающее отрицание, и она может быть концептуально подразумеваемым объектом слов и концепций.

Top