Как справиться с привязанностью

Беспокоящая эмоция привязанности вынуждает нас терять спокойствие ума и самоконтроль. Из-за неё мы преувеличиваем хорошие качества другого человека, например внешность, превращаем человека в объект и затем цепляемся за него, не желая отпускать. Однако с помощью различных методов медитации можно преодолеть привязанность и построить с этим человеком здоровые отношения.
Другие языки

Неосознавание реальности: две истины

Hеосознавание – это корень, глубинная причина наших беспокоящих эмоций и состояний ума. Опять же, это может быть неосознавание причин и следствий (в нашем поведении) или неосознавание реальности. Обычно говорится, что из-за неосознавания причин и следствий в поведении мы ведём себя разрушительно, совершаем неправильные поступки. В то время как неосознавание реальности (ситуаций) может стоять за всем сансарным поведением, как созидательным, так и разрушительным. Поэтому, если мы хотим увидеть, как неосознавание обусловливает наши беспокоящие эмоции и состояния ума, нужно в первую очередь рассматривать неосознавание реальности.

Слово «реальность» довольно забавное, так как у него много коннотаций. Обычно используют слово «истина», истина по поводу чего-либо, и есть два уровня истины относительно любого объекта. Это относительная, обусловленная, поверхностная истина – каким этот объект кажется, и глубочайшая истина – как он существует. Одна истина не является более истинной, чем другая, как это может предполагать слово «уровень» истины: они обе верны. Мне не нравится использовать термин «абсолютная» применительно ко второй истине, потому что тогда складывается впечатление, что она более правильная, чем другая. Я предпочитаю слово «глубочайшая». Таким образом, две истины – это поверхностная истина того, чем то или иное явление кажется, и глубочайшая – как оно существует.

Что такое привязанность?

Давайте рассмотрим, как две истины связаны с беспокоящими эмоциями: возможно, всё станет понятнее. Что такое привязанность и страстное желание? Это беспокоящее состояние ума, которое преувеличивает положительные качества объекта. Страстное желание и привязанность – две разновидности этого состояния. Первая направлена на объект, которым не обладаем, и ей сопутствует эмоция: «Я должен это заполучить». Вторая, привязанность, направлена на то, что у нас уже есть, с чувством: «Я не хочу это терять!» И то, и другое основано на преувеличении положительных качеств объекта – или того, что мы считаем положительными качествами. Есть и третья разновидность – жадность, также направленная на объект, который у нас уже есть. Из-за неё мы не чувствуем удовлетворённости, всегда хотим большего.

Во всех случаях мы не осознаём подлинную реальность, истину того, чем объект является. Другими словами, мы не просто видим хорошие качества объекта, но и преувеличиваем их или даже добавляем достоинства, которых на самом деле нет. Как правило, одновременно с этим мы недооцениваем или полностью игнорируем недостатки объекта. Таким образом, мы не осознаём, какие хорошие и плохие качества на самом деле у него есть. Объектом может быть знакомый нам человек, которого мы находим очень привлекательным и замечательным, или неодушевлённая вещь, например мороженое.

Допустим, мы испытываем страстное желание и привязанность к человеку. Мы можем преувеличивать его или её красоту или другое качество, которое кажется нам столь привлекательным: нам кажется, что это самый красивый человек, которого мы встречали, и так далее. При этом мы склонны не замечать недостатки этого человека: нам не хочется думать о том, что он ворчлив, смешно ест или храпит. В относительном смысле человек действительно может быть красивым, мы можем считать его очень красивым. Мы этого не отрицаем, просто именно преувеличение данного качества вызывает страстное желание, привязанность и нежелание замечать или недооценивать его недостатки. В конечном счёте такое состояние ума приведёт к проблемам, потому что наша увлечённость человеком будет уменьшаться. И когда его недостатки станут заметны, наша любовь может легко превратиться в раздражение и гнев.

В случае гнева и раздражения всё происходит наоборот. Мы преувеличиваем недостатки человека или вещи и игнорируем достоинства. Например, нам кажется очень важным то, что человек не убирается в своей комнате, неряшлив, не помогает нам мыть посуду – что угодно. Мы преувеличиваем данный недостаток, считая его намного более значимым, чем он есть на самом деле, и тогда злимся и расстраиваемся. В то же время мы игнорируем, теряем из виду хорошие качества человека: он может быть очень добрым, ответственным, надёжным. Нам кажется, что важно только одно: «Не могу терпеть, что он оставляет грязные носки на полу», и мы злимся.

Глубочайшая истина

Эти примеры показывают, что за привязанностью и гневом стоит неосознавание относительной, поверхностной истины о ком-либо: каковы его достоинства и недостатки. Мы их или не знаем, или игнорируем, или преувеличиваем, или понимаем неправильно. Но на более глубоком уровне в основе нашей привязанности и гнева также лежит неосознавание глубочайшей истины – того, как объект существует.

Хотя об этом можно говорить на очень сложном, тонком уровне, сегодня вечером давайте будем говорить более простыми словами. Нам кажется, что этот человек существует как некая сущность где-то там, обведённая толстой сплошной линией, он как бы упакован в пластик. И вот он перед нами, как будто он именно такой, каким кажется, – застывший, как на фотографии. Из-за такого ошибочного восприятия он кажется нам прочной сущностью, которая существует сама по себе, независимо от причин, условий, влияний и так далее, постоянной и неизменной. Это заблуждение, потому что на самом деле его настроение, тело, эмоциональное состояние постоянно меняется. В нём нет ничего прочного, как бы навсегда упакованного в пластик.

Считая другого человека прочной, постоянной сущностью, мы, например, думаем: «Ты всегда такой, постоянно оставляешь свои носки на полу». Такое неправильное восприятие, а также неосознавание, что оно не соответствует действительности, лежит в основе преувеличения отрицательных качества этого «объекта» рядом с нами в кровати, который нас раздражает. Также из-за неосознавания того, как он существует, мы преувеличиваем хорошие качества этого человека, делая его как будто бы прочным замечательным «объектом». Тогда наше заблуждение вынуждает нас компульсивно до него дотрагиваться. Мы не можем удержаться, ведь он кажется таким привлекательным. Из-за привязанности мы не хотим его отпускать и не даём ему спать.

Если мы избавимся от этих двух аспектов неосознавания, из-за которых мы думаем, что другой человек – прочный и постоянный, беспокоящие эмоции не будут возникать. Мы осознаём, что он постоянно меняется, подвержен изменениям, готов к изменениям, и он не прочный объект в пластиковой упаковке. Понимая это, мы перестаём думать, что этот объект, облачённый в пластик и находящийся где-то там, обладает постоянным набором хороших качеств, которые мы преувеличиваем или даже выдумываем. Тогда мы восприимчивы к его подлинным хорошим и плохим качествам, а также понимаем, что у всех есть достоинства и недостатки. Мы не будем ни преувеличивать их, ни отрицать. Благодаря этому мы сможем взаимодействовать зрело, с добротой, любовью, терпимостью, терпением, пониманием и так далее, не будем ни цепляться, ни раздражаться.

Привязанность и гнев в отношении техники

То же самое, например, и с этим диктофоном. Что стоит за привязанностью или гневом? Во-первых, то, что мы придаём ему слишком большое значение, думая: «Я потратил на него много денег», и вот он перед нами – предмет вовне со сплошной толстой линией вокруг. Мы преувеличиваем его качества: «Он совершенно надёжен для записи учений», и становимся зависимыми от него. Мы даже не обращаем внимания на слова учителя, не конспектируем их, так как уверены, что наш диктофон надёжен, постоянен и всегда будет работать. А если он не работает, мы очень сильно на него злимся.

Однако это всего лишь устройство: диктофон состоит из частей, а они изнашиваются. Ничто не вечно. Конечно, диктофон может хорошо записывать, но иногда он не работает. Это просто электронный прибор, у него могут сесть батарейки и так далее. Если мы это понимаем, то проблема с батарейками не станет для нас трагедией. Мы проверим батарейки перед использованием устройства, убедившись, что они заряжены, проявив тем самым ответственность. А если вдруг окажется, что запись не получилась, мы не расстроимся. Мы не зависим всецело от диктофона, а делаем конспект.

Это потрясающе: беспокоящие эмоции могут появляться у нас даже в отношении приборов и устройств, таких как диктофон, и особенно часто в современном мире – в отношении компьютеров. Мы так сильно злимся, когда устройство не делает то, что мы хотим. Нам кажется, будто у него есть сознание. Но это смешно. Мы думаем: «Вот устройство, и оно должно работать», в конце концов, оно должно быть совершенным. Но это просто аппарат, и он состоит из частей, его сделали люди, которые способны на ошибку и не знают, как делать всё совершенным образом.

Однако это не значит, что нам нужно перестать пользоваться компьютером или звукозаписывающим устройством. Мы их используем, потому что это может быть очень полезно. Но нам важно не привязываться к ним, когда они работают исправно, и не гневаться, когда они не работают так, как мы хотим. Таким образом, нам нужно сбалансированное, здоровое отношение. Это непросто, особенно если аппаратура дорогая.

Временный метод для работы с желанием и привязанностью к другим

В буддизме с беспокоящими эмоциями работают на двух уровнях. Есть временные методы, которые помогают нам правильно видеть относительную истину о явлениях, и окончательные (глубочайшие) методы, предполагающие понимание глубочайшей истины об объекте, на который направлена беспокоящая эмоция. Глубочайшие методы нуждаются в тщательном изучении и размышлении, поэтому мы начинаем с практики временных методов, понять и применять которые проще. Давайте рассмотрим примеры временных техник.

Размышление о том, что внутри тела

Если мы испытываем к кому-либо привязанность или страстное желание, особенно если мы сильно влюблены и преувеличиваем красоту его или её тела, а также если мы привязаны к собственному телу, то медитируем на так называемое «уродство тела». Однако слово «уродство» нас отталкивает: это неприятное слово. Поэтому, я думаю, мы можем обойтись без него и даже без слова «нечистота», которое также используют. В современном обществе, где преобладает низкая самооценка, у обоих слов есть нездоровый подтекст. Вместо этого давайте взглянем на тело – другого человека или собственное – просто с точки зрения относительной истины, которую мы обсуждали, то есть того, чем объект является.

Можно использовать аналогию со свёртком. Свёрток включает упаковку, как, например, красиво запакованный подарок. И есть содержимое – то, что внутри. Точно так же наше тело или тело другого человека обёрнуто в кожу, и обычно мы видим только её. Кожа напоминает эту очень красивую упаковку. Подобно тому как подарок может быть упакован в яркую, дорогую бумагу и украшен ленточками, тело можно завернуть в красивую, дорогую одежду, чтобы оно смотрелось ещё более привлекательно. Но одежда – тоже всего лишь упаковка. Чтобы привлечь к товару в магазине ещё больше внимания, производители не ленятся сделать особый дизайн упаковки и сопроводить всё это броской рекламой. Точно так же многие люди пытаются сделать свою кожу ещё более привлекательной с помощью макияжа, модных причёсок и парфюмерии или более заметной с помощью замысловатых татуировок, пирсинга и так далее.

Но свёрток – это не только упаковка, но и содержимое. Внутри «свёртка» тела – скелет, мышцы, органы и так далее. Когда выходит наружу содержимое желудка, это рвота. Внутри кишечника находятся экскременты, внутри мочевого пузыря – моча, а по артериям и венам циркулирует кровь. Такова реальность, это истина о том, что находится внутри свёртка, под кожей. Мы не можем этого отрицать.

Если мы достанем содержимое желудка, слюну изо рта, сопли из носа, фекалии из кишечника, мочу из мочевого пузыря, кровь из вен и артерий, и кожа будет отдельно от всего этого, ведь это уже будет не совсем наш любимый человек, правда? Реальность в том, что он или она – весь «свёрток». Нам не нужна одна лишь кожа любимого, набитая хлопком, как в музее естественной истории. Мы хотим, чтобы человек был живым, и вот реальность того, что внутри упаковки, нравится нам это или нет.

Очень интересный вопрос: что мы находим красивым и некрасивым? Что кажется нам чистым, а что – грязным? Некоторым людям кожа может казаться очень красивой, а скелет – безобразным, но что такого уродливого в скелете? Это просто скелет. Допустим, мы посмотрим на операцию в больнице и увидим все внутренности. Что в них некрасивого или отталкивающего? Это просто наше отношение, не правда ли? Определённо, врачи, выполняющие хирургическую операцию, не считают всё это неприятным и мерзким. Это просто содержимое тела.

Избегаем преувеличивать достоинства, например красоту

Смысл в том, чтобы не преувеличивать хорошие качества. Кроме того, они относительны и субъективны. Например, мне может показаться красивым человек, который вам совсем не понравится. Или я нахожу кого-нибудь некрасивым, а вам этот человек кажется прекрасным. Это полностью субъективно. Если кожа человека и форма его или её тела кажется нам привлекательной – хорошо, значит, для нас это красиво, в этом нет ничего плохого. Смысл в том, чтобы это не преувеличивать. Нет ничего неправильного в том, что нам приятно видеть этого человека. Нам нравится, как он или она выглядит, мы счастливы. Проблема возникает тогда, когда мы преувеличиваем это и возникает чувство: «Мне постоянно нужно дотрагиваться до его тела, мы должны обниматься при каждой встрече, он всегда должен быть рядом». Это проблема. Если на человека страстно смотрит кто-нибудь другой, мы расстраиваемся: «Он мой, его тело моё». На улице мы видим множество очень красивых людей. Это приносит беспокойство, только если мы компульсивно думаем: «Как бы мне хотелось к нему прикоснуться. Я хотел бы сделать с ней то или это». Это полностью выводит нас из эмоционального равновесия.

Если мы начинаем сильно преувеличивать «упаковку», то есть внешность человека, полезно развить что-то наподобие рентгеновского зрения – представить его или её скелет. Это нетрудно сделать, особенно если мы знаем, как скелет выглядит. Образ необязательно должен быть совершенным: мы не на уроке анатомии. Мы представляем череп под кожей лица и головы. Это помогает нам отрезвиться. Лаская живот любимого человека и думая: «Это так прекрасно», попробуйте вспомнить о том, что бы вы гладили, если бы ваши руки оказались на три или четыре сантиметра под кожей. Это не значит, что нам нужно чувствовать отвращение. Просто важно не преувеличивать удовольствие от того, что мы ласкаем чьё-либо тело. Данные методы дают нам эмоциональное равновесие.

Метод разбора страстного желания и привязанности

Подобные методы лишь временные: они не избавляют от страстного желания и привязанности. Но они временно смягчают эти беспокоящие эмоции, возникающие в тех или иных ситуациях. Чтобы на самом деле от них избавиться, нужно по-настоящему понять, как на самом деле существует человек, и не делать из него «вещи». Но это очень сложно, это продвинутый уровень. Поэтому сначала мы применяем временные методы. Чтобы это сделать, необходим трёхступенчатый процесс слушания, размышления и медитации.

Слушание и размышление о методе

Сначала нам нужно услышать, в чём заключается метод. Например, если мы сильно привязаны к человеку из-за его тела и внешности, метод в том, чтобы осознать, что находится у него под кожей – скелет, содержимое желудка. Услышав про этот метод, нам нужно о нём поразмышлять, чтобы понять его и убедиться: принимая во внимание не только упаковку, но и содержимое «свёртка», мы будем меньше беспокоиться из-за страстного желания и цепляния за этого человека. У нас будет меньше проблем в отношениях с ним или с ней, а также в собственном эмоциональном мире.

Применение четырёх принципов

Размышляя об услышанных наставлениях, нам нужно проанализировать их с точки зрения так называемых «четырёх принципов». Это четыре способа в чём-либо убедиться.

Принцип доказательства разумом

Первый принцип состоит в том, что мы исследуем учения, проверяя, насколько они разумны и логичны. В данном примере весьма очевидно, что люди – не только кожа. Нам не нужно это доказывать. Но мы можем проверить это наставление с помощью логики: конечно, кожа как пустая оболочка не будет стоять, если внутри нет скелета. Если мы едим, значит, внутри нашего желудка и кишечника что-то есть. Совершенно логично, что тело человека – не просто его кожа, потому что под кожей тоже что-то должно быть.

Принцип функциональности

Далее мы исследуем, как то или иное учение может функционировать и приводить к желаемому результату. Например, если мы в равной степени осознаём, что находится снаружи тела и внутри него, это понимание поможет нам не преувеличивать одно и не игнорировать другое.

Мы также можем проанализировать, почему, если этот человек действительно является красивым и привлекательным, нам кажется прекрасной только его кожа? Почему мы не находим красивым содержимое его желудка? – а мы, очевидно не находим это красивым. Таким образом, функция осознания двух аспектов его тела, внутреннего и внешнего, не в том, чтобы перестать считать красивым то, что внутри, или перестать наслаждаться красотой человека. Его тело может быть красивым снаружи, но также у него есть кое-что внутри, и это верно для любого из нас.

Интересно, что, работая с этими наставлениями, размышляя о них и стараясь достичь убеждённости, мы часто замечаем, что на самом деле в них не верим. Возникает эмоциональное сопротивление тому, чтобы думать о содержимом желудка или кишечника человека. Наблюдать это очень интересно. А смысл в том, что такова реальность, это истина. Тибетцы любят простые и наглядные образы. Они бы сказали, что, если из огромной кучи экскрементов изготовить прекрасную статую обнажённого тела и раскрасить её в телесный цвет, неважно, насколько она будет красивой: всё равно это кусок дерьма!

Функция этого понимания также в том, что, если мы осознаём, что находится поверх тела и внутри него, у нас не будет страстного желания и привязанности к этому телу. Потому что мы не отрицаем одно и не преувеличиваем другое. Такое понимание несовместимо с сиюминутной увлечённостью, но оно не исключает надёжных, долгосрочных отношений с человеком, основанных на искренней любви и терпении к тому, что происходит с любым телом по мере старения. Если мы преувеличиваем нынешнюю красоту нашего партнёра, то, когда он или она начнёт стареть или заболеет и потеряет привлекательность, мы, скорее всего, будем искать кого-то более привлекательного. Но если мы понимаем и принимаем реальность того, что и внутри, и снаружи тело будет меняться, такое осознание совместимо с надёжными любовными отношениями.

Принцип природы явлений

Почему некоторые люди красивы внешне, но внутри у них всё равно есть скелет, фекалии и содержимое желудка? Просто такова природа явлений: мы живые существа, и так устроено наше тело. У нас нет выбора, кроме как принять эту реальность. Так работает тело.

Принцип зависимости

Наконец мы исследуем, от чего зависит развитие этого состояния ума, этого понимания, чтобы мы могли его достичь. Во-первых, нам нужно самообладание. Встретив этого человека, нужно сдержать навязчивое побуждение потрогать всё его тело. Благодаря самообладанию мы сможем, не делая резких движений, заняться анализом и самонаблюдением. Сдержанность поможет нам увидеть вещи более ясно и глубоко.

Также нам нужно быть готовыми и открытыми к тому, чтобы следовать полученным наставлениям и не бояться, что у нас возникнет столь сильное отвращение к человеку, что мы не сможем с ним общаться. От всех этих факторов зависит наша способность правильно применить данный метод. Понимая это заранее, мы знаем, как к этому подойти.

Медитация

Закончив размышление, то есть поняв учения и обретя уверенность, что развивать этот навык полезно и мы хотим над этим работать, мы начинаем практиковать так называемую «медитацию» на них. Медитация – это метод интеграции учений, которые мы поняли и в которых мы уверены, в свою жизнь. Мы делаем это, создавая соответствующую полезную привычку, снова и снова размышляя и действуя в соответствии с наставлениями.

Это двухступенчатый процесс. Сначала мы практикуем проницательную медитацию, которую также называют аналитической. Мы выбираем человека, к которому у нас есть привязанность, например цепляющееся желание за его внешность, и работаем над этим в управляемой ситуации, другими словами, сидя в одиночестве, а не в присутствии этого человека. Мы работаем с фотографией человека или просто думаем о нём, а затем исследуем: «Да, у него есть скелет. Да, у него есть что-то в желудке». Мы представляем его тело полупрозрачным и, визуализируя скелет, содержимое желудка и всё остальное, что находится под кожей, пытаемся осознать, что его тело всё это содержит. Таким образом мы убеждаемся в том, что это видение правильно. Это подобно рентгену, но мы также не теряем из виду внешность человека, которая на самом деле может быть симпатичной. Когда мы видим то, что находится внутри его или её тела, это не опровергает условную внешнюю красоту.

После периода проницательной медитации, во время которой наша умственная энергия, в некотором смысле, исходит вовне, в направлении объекта сосредоточения, то есть тела этого человека, – мы затем переходим к стабилизирующей медитации. На этой стадии наша ментальная энергия скорее направлена вовнутрь: мы пытаемся усвоить то, что на предыдущей стадии активно различали с помощью проницательности. Мы пытаемся по-настоящему прочувствовать: «Да, такова реальность. Это верно, вот что представляет собой тело этого человека, снаружи и внутри. Да, это так». И если мы отождествляем этого человека исключительно с его телом, то также напоминаем себе, что у него есть ум, эмоции и так далее. Но это следующая тема для медитации.

Применение в повседневной жизни

Когда мы в некоторой степени познакомились с таким методом работы над страстным желанием и привязанностью, когда он действительно стал нашей привычкой, мы начинаем применять его в реальных жизненных ситуациях. Мы используем его по мере необходимости, то есть когда у нас появляется сильная привязанность и сильное страстное желание: мы хотим начать гладить тело другого человека. Мы исследуем свою мотивацию и осознаём, например, что хотим дотронуться до человека не потому, что его нужно успокоить или сделать ему массаж. Нам кажется, что нам обязательно нужно к нему прикоснуться, из-за нашего цепляния. Тогда мы практикуем проницательность, исследуя его тело, как мы делали в медитации. Мы различаем, что скелет или содержимое желудка – на самом деле части этого человека, пытаемся почувствовать, что это действительно так.

В результате мы ощутим большую ясность ума, которая позволит нам видеть, что уместно и неуместно в данной ситуации. Тем не менее, пока мы работаем с временным методом. Поэтому если нам по-прежнему хочется прикоснуться к человеку или взять его за руку, мы осознаём, что хотим это сделать просто потому, что тогда сами почувствуем себя лучше. Другой человек в этом не нуждается. Однако благодаря этой медитации мы не будем преувеличивать то, что делаем. Она также позволяет нам проверить, будет ли другой человек чувствовать себя комфортно, если мы это сделаем. И если нет, лучше практиковать самообладание, воздерживаясь от прикосновения.

В результате мы спонтанно и естественно будем вести себя уравновешенно и учтиво, потому что мы не преувеличиваем, не цепляемся и так далее. Если другой человек к нам чуток, он это почувствует: когда мы берём его за руку, потому что сами чувствуем неуверенность и одиночество, думая, что это каким-то образом поможет нам почувствовать себя лучше и решит наши проблемы, вокруг нас и нашего цепляния возникает беспокоящая вибрация. Другому человеку от этого будет некомфортно. Если человек хотя бы немного чувствителен, он это заметит. Не преувеличивая удовольствие от физического прикосновения, мы чувствуем: «Хорошо, я держу её руку, это приятное прикосновение. Я знаю, что внутри руки кости и так далее». Это не: «О-о-о, это так чудесно!» Если мы вместо этого осознаём: «Это приятно, я чувствую себя немного лучше, но это не решит всех моих проблем», то будем более расслаблены. Действие будет спонтанным, естественным, и другому человеку оно не покажется искусственным, он тоже воспримет всё значительно спокойнее. Вот к чему мы стремимся. Наша цель не в том, чтобы ни к кому не прикасаться, потому что все люди – не более чем мешки с экскрементами. Мы стремимся к равновесию, благодаря которому сможем работать ради блага других.

Когда мы читаем об этих методах в великих буддийских текстах, например в труде «Начиная практику поведения бодхисаттвы» Шантидевы, нужно понимать, что автор объясняет данную тему в контексте обретения умственной устойчивости и сосредоточения. Одно из самых больших отвлечений в медитации – постоянное размышление о том, к кому мы испытываем страстное желание и привязанность. Это очень большое отвлечение. Чтобы достичь устойчивости ума и сосредоточения, практикуя любую медитативную технику, нужно применять этот метод, даже если мы не находимся рядом с человеком, к которому чувствуем влечение. Вот в каком контексте объясняется эта практика.

Но, очевидно, её можно применять и во многих других случаях, а не только когда мы медитируем и пытаемся достичь сосредоточения. Подобные методы можно применять и в повседневных отношениях с другими. Поэтому, читая о том, как справляться со страстным желанием и привязанностью, нужно думать о более широком применении этих техник: это не только противодействия для отвлечения во время медитации на развитие сосредоточения.

В текстах также приводится подробный анализ и объяснение различных методов работы с другими беспокоящими эмоциями, такими как гнев, зависть и так далее, но сейчас у нас нет времени их обсуждать. Но, думаю, этот пример, показывающий, как справляться со страстным желанием и привязанностью, основанными на внешности человека, даёт нам ясное представление о методологии в целом.

Работа с неуверенностью в себе

Если посмотреть глубже, мы обнаружим, что за привязанностью и страстным желанием лежит неуверенность. Мы хотим отношений с другим человеком, чтобы почувствовать защищённость. Неуверенность, одну из самых глубоких беспокоящих эмоций, подпитывают страх, одиночество и так далее. Как от этого избавиться?

Нужно по-настоящему понять глубочайшую истину, реальность «я» – то, что не существует прочного «я», обёрнутого в пластик, отдельного от всего остального и от всех остальных, которое нам нужно защитить. Такого явления не существует, его нельзя обезопасить. Мы пытаемся защитить преувеличенное восприятие того, как мы существуем на самом деле. Реальность такова, что мы постоянно изменяемся: наше состояние ума, тело, эмоции. На условном уровне всё это действительно обозначается как «я», но не существует прочного «я», которое было бы независимым от всего этого и которое нужно защитить. Всё постоянно изменяется.

Поскольку всё, на основе чего условно обозначено «я», постоянно меняется, единственное, что мы можем сделать, – двигаться в ясном, надёжном направлении. В этом смысл прибежища, которое заключается в том, чтобы реалистично работать над развитием более положительных состояний ума, над собой и так далее. Однако нам нечего защищать: ничто не существует отдельно, не находясь в зависимости от всего остального. Глубокое понимание этого и убеждённость постепенно уменьшают и устраняют проблемы неуверенности в себе и одиночества. В некотором смысле, бояться нечего. Но важно, чтобы деконструкция чувства прочного, постоянного «я» не скатилась к крайности нигилизма, когда мы думаем, что не существуем вообще, и поэтому не принимаем на себя ответственность за свои действия. Возможно, мы не уверены в результатах своих действий, но, тем не менее, продолжаем действовать, стараясь делать всё, что в наших силах.

Конечно, в первую очередь речь идёт об эмоциональной уязвимости, но есть и другие грани незащищённости, например финансовая. В этих сферах также нужно осознавать относительную истину о нашем «я» и моей ответственности. Определённо, нам нужно пытаться уладить экономические проблемы, заботиться о различных сферах нашей жизни, чтобы достичь некоторого чувства уверенности на обусловленном уровне. Делая это, нам тоже важно не преувеличивать, как и в случае с эмоциями. Реальность нашей экономической ситуации в том, что она не полностью в нашей власти. Наше экономическое положение зависит от экономики всего мира, социальной системы и так далее. Например, если рушится коммунизм и ему на смену приходит новая государственная и общественная система, всё изменяется. Стабильность и защищённость нам даст только надёжное направление, в котором мы движемся, и получение всё новых инструментов, с помощью которых мы способны справляться со всем, что бы ни происходило. Мы могли бы быть в полной безопасности, только если бы наша жизни была совершенно неизменной: тогда мы бы знали, что произойдёт. Но это невозможно.

Также нам нужна удовлетворённость: мы должны знать, когда остановиться. Я знаком с людьми, у которых есть миллион долларов, но они чувствуют себя неуверенно: «У меня нет десяти миллионов. Если бы у меня было десять миллионов, я бы чувствовал защищённость». Постарайтесь не быть как они: это очень несчастливое состояние ума.

Пытаться избавиться от неосознавания безнадёжно?

Следующий вопрос в том, как избавиться от неосознавания. Если перефразировать то, что вы сказали, мы ограничены, мы не будды, и поэтому не можем видеть все последствия своих действий. Означает ли это, что мы обречены?

Нет, мы точно не обречены, так как от неосознавания можно освободиться. Это не будет легко, и это длительный процесс, но ум способен понимать и сопоставлять. Мы пытаемся расширить своё понимание, понять всё больше явлений. И тогда, хотя мы и не будем точно знать последствия своего поведения (так как мы не знаем всех влияющих переменных), мы будем знать всё больше. На этой основе можно делать осведомлённые предположения о том, как лучше всего справиться с любой ситуацией, полагаясь на вероятности и наш опыт, и также продолжать работу над собой.

Чтобы улучшить наши коммуникативные способности, мы стараемся воспринять как можно больше информации, например о другом человеке, об обстоятельствах и так далее. Мы стараемся видеть закономерности в происходящем, например, как обычно реагирует этот человек, а также принимать в расчёт особенность данной ситуации и данного человека. На основании этого у нас появляется хотя бы общее представление о том, что можно попробовать в общении с человеком или что лучше всего предпринять.
У всех нас есть эти способности, потому что так устроен ум. Мы естественным образом воспринимаем всю чувственную информацию вокруг нас. Мы можем не уделять ей никакого внимания, не интересоваться ей, но вся эта информация к нам поступает. Мы способны видеть закономерности. Например, мы можем видеть, что все три человека перед нами – женщины, или понимать, как вещи складываются в единую картину. Мы можем создавать из информации модели и понимать её смысл. Мы осознаём, что наша правая рука – это не левая рука, то есть видим индивидуальность явлений. Также у нас есть способность по-разному взаимодействовать с разными явлениями. Например, мы знаем, как говорить с младенцем и как – со взрослым человеком, и не общаемся с ними совершенно одинаково. Мы гибки, если не лишены чувствительности. Таким образом, у нас есть все ресурсы.

Эти разные режимы работы нашего ума – некоторые из составляющих так называемой «природы будды». У каждого из нас есть эти качества природы будды, благодаря которым мы сможем стать просветлёнными существами. Нужно просто их осознать и практиковать.

Резюме

Вкратце, вот как работать с беспокоящими эмоциями: мы упражняемся в искусных методах. Для каждой беспокоящей эмоции есть множество методов, и все их очень полезно изучать, практиковать и применять. Потому что любой из методов в некоторых случаях может оказаться не очень действенным или мы не сможем его применить. Но если мы попробуем другие методы, они могут оказаться в данной ситуации более эффективными. Это подобно болезни: иногда нужно применять сочетание лекарств. Точно так же для работы с особенно сильной беспокоящей эмоцией нам может понадобиться несколько методов. И чем больше мы изучаем и практикуем, тем лучше сможем справляться с трудными ситуациями или избегать их. Для этого очень полезно читать и изучать текст Шантидевы «Начиная практику поведения бодхисаттвы». Он исследует: «Почему я позволяю беспокоящим эмоциям мной управлять? Почему позволяю им с удобством располагаться в моём уме? Это настоящий враг, и у него нет подлинной силы. Когда я избавлюсь от этих эмоций и выдворю их из своего ума – куда им пойти? Они не могут находиться вовне, а потом снова напасть на меня, как обычный враг. В них нет ничего прочного». Очень полезно размышлять таким образом, убеждаясь в правильности этого: мы обретаем надёжную опору для работы над устранением беспокоящих эмоций. Не попадая под их власть, мы сможем взять ответственность за качество своей жизни.