Посвящение

Другие языки

(1) Посредством созидательного акта составления «Вступая в поведенье бодхисаттв» [и размышления над ним], пусть все скитальцы станут [украшениями мира], что упражняются в деяньях бодхисаттв.

(2) Сколько б ни жило во всех направленьях существ, чьи тело и ум поразило страданье, силой моих положительных действий пусть они все обретут океаны отрады и счастья.

(3) Пусть до конца круговерти сансары счастье их [старым и] ветхим не станет; пусть [вместо этого] те, кто блуждает, [бодхисаттв] непрерывного, высшего счастья достигнет.

(4) Все существа в безрадостных уделах, сколько бы их ни было во всех мирах вселенной, пусть эти существа, чьё тело ограничено, все насладятся [радостью и] счастьем Земли Блаженства Чистой.

(5) Пусть мучимые холодом найдут тепло, а тех, кого мучает зной, охладят [океаны] безбрежные вод, что с клубящихся туч бодхисаттв ниспадают.

(6) Пусть лес с мечами-листьями для них красивой рощей наслаждений станет; и пусть деревья дьявольские [с острыми] шипами в деревья исполнения желаний превратятся.

(7) Пусть области миров без радости [мирами] наслаждения предстанут, с озёрами, благоухающими лотосами [озеророждёнными], что в изобилии [растут], [мирами], что призывный крик чарует журавлей, лебедей, диких уток, гусей и других.

(8) Пусть груды тлеющих углей предстанут драгоценностей горами, пол пылающий – отполированным [мозаичным] хрустальным полом; пусть горы размельчающих миров без радости предстанут храмами небесными для подношений, наполненными [буддами], Ушедшими в Блаженство.

(9) Пусть тлеющих углей и глыб пылающих снаряды отныне превратятся в дождь цветов; и пусть взаимные бомбардировки этими снарядами окажутся сегодня [битвой,] где бросаются цветами ради шутки.

(10) Пусть те, кто утонул в Реке Непроходимой Адской, [вода в которой] пламени подобна, – их плоть отпала полностью, скелеты [их] жасминового цвета, – получат небожителей тела, посредством силы конструктивных дел моих, и нежатся в Текущей Медленно Реке Небесной в компании божественных девиц.

(11) Удивляясь: «Чего [внезапно] испугались здесь Владыки Смерти страшные оруженосцы, вороны и грифы, чья сила, утоляющая боль, [подобная луне], скрывает тьму повсюду и зарождает [наше] счастье и отраду?» Наверх взглянув, узрев сияющего Ваджрапани, парящего в пространстве неба, [они] обрадуются, тёмные кармические силы рассеются, и пусть они [уйдут] в его сопровождении, с ним вместе.

(12) Увидев, как огонь в мирах без радости стихает-исчезает от ниспадающих дождей из лилий водяных, с водой благоуханной смешанных, и вопрошая: «Как возможно это?» – почувствовав внезапно облегченье, с радостью, пусть существа в мирах унылых узрят Камалапани [с Водной Лилией в Его Руке].

(13) «Друзья, отбросьте страхи и придите! Сюда [идите] быстро! [Нас вернули к жизни!] Кто оказался перед нами? Сияющий Юнец с [Пятью] Узлами в Волосах, [Манджушри], что бесстрашие дарует, все муки устраняет его сила, текут стремительно [потоки] радости, родилась бодхичитта и любовь – тех, кто скитается повсюду, [мать] кормящая.

(14) [Все] вы, его узрите, чьих лотосовых стоп касаются с почтением увенчанные [лбы] существ небесных сотен, чей влажен взгляд от состраданья, на чью макушку ниспадает дождь из множества цветов, [бросаемых] с возвышенных чертогов, кто радостен от пенья тысяч дев небесных, ему хвалу поющих». Увидев так [перед собою] Манджугхошу, пусть существа безрадостных миров тот час же радостно воскликнут.

(15) Так, созерцая, благодаря корням – моим поступкам созидательным, – как беспрепятственные тучи бодхисаттв, Самантабхадры и других, благоуханные, прохладные проливают дождики, пусть существа безрадостных миров ликуют.

[Пусть боль сильнейшая и страх в мирах без радости утихнут, и пусть все те, кто населяет худшие миры, освободятся от перерождений худших.]

(16) Пускай животные расстанутся со страхом съеденными быть друг другом и пусть хватающие духи станут счастливы, как люди Северного мира-острова.

(17) Хватающие духи пусть насытятся и омовенье примут, пусть вечно освежают их потоки молока, что вытекает из руки Авалокитешвары Арьи.

(18) Незрячие пусть видят, пусть всегда глухие слышат и пусть без боли женщины рожают, как Маядеви, [Шакьямуни мать].

(19) Пусть голые найдут одежду, голодные – съестное, а мучимые жаждой – воду и вкуснейшие напитки.

(20) Пусть бедные найдут богатство, поверженные горем – радость; те, кто отчаялся, пусть ощутят подъём и будут совершенно стойкими.

(21) Все существа с ограниченьями, кто болен, пусть быстро выздоровеют и пусть болезни всех без исключения существ-скитальцев вновь не возникнут никогда.

(22) Бесстрашными пусть станут те, кто перепуган; освободятся те, кто в рабстве; кто сил лишён, пусть станет сильным; и пусть друг к другу станут дружелюбны их сердца.

(23) Пусть будут направленья все для путников благоприятны и без необходимости в усилиях исполнены пусть будут все их цели.

(24) Пусть все, кто в путь отправится на кораблях и лодках, достичь всего сумеют, что желает сердце, на берег невредимыми вернутся и будут радоваться вместе со своими семьями.

(25) Попутчиков пусть повстречают те, кто заблудился на безлюдных тропах, пусть путешествуют неутомимо и легко, без страха, без воров, бандитов, тигров и тому подобного.

(26) Пусть защищают боги тех, кто спит, напился иль безумен, в опасности в заброшенных местах, таких как джунгли и другие, а также молодых и пожилых, кто без опеки.

(27) Свободны они будут пусть от состояний всех, лишённых передышки, наделены уверенностью в фактах, распознаванием, заботливой любовью, имеют превосходную поддержку, [внешность], нрав, всегда хранят памятованье предыдущих жизней.

(28) Пусть каждый обретёт неистощимое богатство, как будто обладает он Сокровищницей Неба, без споров и насилия использует [её] по личному желанию.

(29) Пусть ограниченные существа, лишённые величия, блистательную славу обретут, а те, кто в трудном положеньи и с увечными телом, сияющие и красивые тела получат.

(30) Все женщины, что в этом мире есть, пусть статус обретут мужчин, нижестоящие окажутся в высоком положении, а гордецы смирятся.

(31) Посредством моей положительной силы, пусть существа с ограниченьями, все без исключений, откажутся от всех поступков отрицательных и в созидательных всё время подвизаются.

(32) Пусть никогда не расстаются с целью бодхичитты, поглощены пусть будут поведеньем бодхисаттвы, пусть будды дарят им свою заботу и пусть они избавятся от демонических проделок Мары.

(33) Пусть ограниченные существа живут неизмеримо долго, пусть счастливо живут всегда, не зная даже слова «смерть».

(34) Пусть изобилуют все направления дарующими радость рощами деревьев, которые желанья исполняют: в них многочисленные будды и духовные потомки будд провозглашают Дхарму мелодичную.

(35) Земля повсюду станет пусть такой же гладкой, как ладонь младенца, без гальки и тому подобного, – приятной, состоящей из берилла.

(36) Повсюду пусть собранья бодхисаттв воссядут – круг учеников, – земли поверхность украшая собственным сияньем.

(37) Все воплотившиеся существа пусть непрерывно слышат Дхарму мелодичную – от птиц, деревьев, световых лучей и даже с неба.

(38) Пусть будд и их духовных отпрысков они всегда встречают и совершают подношенья Духовному Учителю вселенной нашей даров бесчисленными облаками.

(39) Пусть боги проливают вовремя дожди и будут изобильны урожаи, цари пусть правят как положено по Дхарме и будут благоденствовать миряне.

(40) Пусть будут эффективными лекарства, успешным повторение скрытых мантр; пусть ведьмы-дакини и каннибалы-демоны, а также все подобные настроем обладают сострадательным.

(41) Все ограниченные существа пусть никогда не знают боли, не совершают действий с негативной силой, свободны будут от испуга и болезней, не подвергаются насмешкам, никогда не унывают.

(42) Монастыри пусть будут процветать, приумножая рецитацию и чтение; пусть монастырское сообщество всегда живёт в гармонии и будет цель монашества достигнута.

(43) Монахи, что желают упражнять [свой ум], уединённые места пусть обнаружат; свободные от отвлечений всех, пусть в поглощении медитативном пребывают и ум их сможет справиться с задачей этой.

(44) Пусть у монахинь будет материальная поддержка, свобода от конфликтов и вреда; и точно так же пусть этическая дисциплина всех, кто отречён, свободна будет от изъянов.

(45) Почувствуют пусть отвращенье те, кто беден дисциплиной нравственной, [и посвятят себя] тому, чтобы очиститься от силы кармы негативной; как только обретут они перерожденья лучшие, пусть ненарушенными будут их [обеты] поведения смирённого.

(46) Пусть выражают уваженье образованным, они пусть подаянье получают и [материальную поддержку]; пусть будет совершенно чистым их поток ума, а слава пусть распространится в направленьях всех.

(47) Не сталкиваясь со страданьями перерождений худших, не прибегая к практикам, для выполненья трудных, пусть существа-скитальцы достигнут состоянья будды быстро, с телами, превосходящими тела богов.

(48) Все существа с ограниченьями всех будд пусть почитают, много раз [и многочисленными способами], пусть будут счастливы всегда [и в высшей степени], блаженство будд непостижимое переживая.

(49) Пусть сбудутся сердечные желанья бодхисаттв быть [в состояньи] благо миру принести и станут явью мысли [бодхисаттв-]защитников о пользе ограниченных существ.

(50) Пусть сами по себе реализованные пратьекабудды будут счастливы, и точно так же слушатели-шраваки [всегда пусть получают уважение богов, антибогов, людей].

(51) И пусть я тоже, добротою Манджугхоши, всегда памятованье обретаю предыдущих жизней и отречения обеты, пока я не достигну Радостной – начальной стадии ума постигших бодхисаттв.

(52) Пусть [полный сил] живу, простой питаясь [пищей], даже зерном [всего лишь]; пусть будут у меня во всех рожденьях уединённые места, исполненные совершенства, в которых можно жить.

(53) Когда бы я ни захотел его увидеть иль самый незначительный задать вопрос, пусть беспрепятственно узрею Манджунатху Охранителя воочию.

(54) Как трудится Манджушри ради исполненья целей всех существ с ограниченьями до самых дальних уголков пространства в направленьях десяти, пусть станет поведение моё таким же точно.

(55) Пока пространство остаётся, покуда пребывают существа-скитальцы, пусть тоже буду оставаться до тех пор, существ-скитальцев избавляя от страданий.

(56) Какие бы страдания ни испытывали существа-скитальцы, пусть все они на мне созреют; пусть счастьем наслаждаются скитальцы благодаря собранью бодхисаттв.

(57) И пусть учение – единственное снадобье от мук существ-скитальцев, источник всего счастья, продолжает оставаться очень долго, с материальной помощью и знаками почтенья.

(58) Простираюсь перед Манджугхошей, чья доброта моё мышленье конструктивным сделала; и простираюсь пред учителем моим, духовным другом, в силу милости которого я смог [всё] это разъяснить.

На этом завершается текст «Начиная практику поведения бодхисаттвы», составленный великим учителем Шантидевой [первая половина VIII века н. э.]. Его перевели [на тибетский] с кашмирской рукописи, отредактировали и перепроверили образованный индийский мастер Сарваджня-Дэва и редактор-переводчик, монах Пелцег [начало IX века н. э.]. Затем текст был исправлен в соответствии с изданием Магадхи и комментарием, и его заново перевели и проверили образованный индийский мастер Дхарма-Шрибхадра и редакторы-переводчики, монахи Ринчен Зангпо (958–1051) и Шакья Лодро. Впоследствии он был снова исправлен, переведён заново и приведён в окончательный вид образованным индийским мастером Сумати-Кирти и редактором-переводчиком – монахом Лоденом Шерабом (1059–1109).

Top