Девять перспектив для позитивного отношения к самим себе

Другие языки

Повторение

Мы говорили о том, как развить беспристрастное отношение к себе, и мы изучили несколько шагов к достижению этой цели. И здесь эта беспристрастность направлена именно на нас самих, а именно мы развиваем её в отношении того, что мы сделали в жизни, в отношении того, как мы обходимся с самими собой и в отношении различных сторон нашей личности и нашей жизни. И в этом контексте, когда мы говорим о беспристрастии, под беспристрастием, или равностностью, мы понимаем такое состояние ума, которое свободно от беспокоящих эмоций. А именно, от отвращения, или отталкивания, когда мы не нравимся сами себе, у нас есть отрицательное отношение к себе. С другой стороны, оно свободно и от влечения к себе, когда мы в себя влюбляемся и думаем: «Как я чудесен». И наивности, когда мы считаем, что мы ничто, и мы просто игнорируем свои собственные потребности. Но очень важно подходить к этому осторожно и не понять это неправильно. Мы не говорим о состоянии ума, которое полностью свободно от каких бы то ни было эмоций. Это мы совсем не имеем в виду.

И здесь трудность в той концептуальной основе, или базе, на которую мы опираемся. В западной традиции есть понятие «эмоция», и мы включаем в это понятие множество различных чувств, в то время как в тибетском языке и санскрите такого понятия как «эмоция» нет, то есть подобного, аналогичного понятия нет. Там говорится о факторах ума. И сюда включаются различные факторы, многие из них просто механически работают, это внимание, интерес. И у нас есть беспокоящие состояния ума, или беспокоящие эмоции, есть конструктивные, созидательные состояния ума, есть деструктивные, разрушительные, то есть там другое разделение. И из тех состояний ума, которые включены в эти категории: созидательные, разрушительные – мы многие считаем эмоциями во всех этих категориях, а многие, наоборот, мы эмоциями не считаем. Например, есть такое состояние ума, как нерешительное колебание, или нерешительность, мы думаем:«Сделать это или сделать то?» Будем ли мы считать это с европейской точки зрения эмоцией? Возможно, нет. То есть здесь у нас есть наше понятие, европейское понятие «эмоции», и оно не совпадает с восточным. И часто, когда мы слышим о беспристрастности, мы думаем, что речь идёт о состоянии, где вообще нет никаких эмоций.

Но такие состояния ума, как любовь, терпение или щедрость, они, хотя мы их назовём, возможно, эмоциями, тем не менее, как раз не являются источником наших проблем. Но они могут быть смешаны с этими беспокоящими эмоциями. Например, у нас может быть любовь, но одновременно с ней может быть привязанность. Поэтому нам важно различать созидательные и разрушительные эмоции и ту особенную группу, которую мы называем беспокоящими эмоциями, – я не буду вдаваться в технические подробности.

Здесь мы говорим о трёх главных источниках проблем, о трёх беспокоящих эмоциях, таких как привязанность, гнев и наивность, и из этих трёх первые два связаны с преувеличением. И когда мы говорим здесь о гневе или об отвращении в отношении самих себя, то мы имеем вот эти отрицательные эмоции, направленные на или нашу жизнь – то, что мы сделали, какие-то наши провалы, – или на те или иные черты нашей личности, или на наше плохое настроение. И мы преувеличиваем все эти аспекты, мы думаем что «да, вот, они ужасны», и у нас из-за этого появляется отрицательное отношение к себе. Мы в этот момент не видим положительных качеств своей личности.

И, наоборот, если мы чувствуем привязанность, возбуждённость в отношении себя, то мы преувеличиваем свои положительные качества или какие-то свои достижения, положительные события в нашей жизни, – и не обращаем никакого внимания на отрицательные аспекты.

Если же говорить о наивности – это такое состояние, когда мы отрицаем, будь то положительные, или отрицательные, или нейтральные аспекты нашей личности, и в этом состоянии нам кажется, что мы вообще не человек и у нас нет никаких прав.

И беспристрастие – это когда мы стараемся рассматривать себя объективно, и положительные аспекты, и отрицательные, при этом стараясь их не преувеличивать и не отрицать. Мы принимаем это как реальность. Да, одновременно с этим мы знаем, что все эти качества, они такие не навсегда, мы не застряли как бы в этом состоянии, мы можем изменять свои качества, но сначала, перед этим нам важно просто принять себя такими, какие мы есть. Таким образом, это беспристрастное отношение к себе не означает, что мы стараемся остановить, прекратить положительные состояния ума, такие как любовь, доброта, сострадание, терпение или энтузиазм. Более того, беспристрастие позволяет нам ощущать это лучше. И более того, отрицательные эмоции они, направленные на себя, могут блокировать эти положительные. Если мы злимся на себя, если мы относимся к себе с нелюбовью, то в этом случае мы можем блокировать свои собственные чувства по отношению к другим, положительные.

Развитие положительного, здорового отношения к себе

Теперь мы переходим к следующему шагу, к следующим стадиям нашего упражнения. Мы уже достигли определённого беспристрастия, то есть мы успокоили беспокоящие эмоции в отношении себя, и теперь на основе этого мы стремимся развить определённые положительные состояния. И для этого нам важно беспристрастно относиться к себе на протяжении разных периодов нашей жизни.

И также нам важно то, что мы уже обсуждали: провести различие между обусловленным «я», которое существует, – то есть мы что-то делаем – и ложным «я», которое не существует, которое мы отрицаем, например, «я», которое мы очень любим, или «я», которое всё всегда делает не так и которое мы ненавидим, или «я», которое есть никто и которое мы игнорируем. И когда мы стремимся развить в себе положительные качества, доброту по отношению к себе, мы направляем всё это именно на наше обусловленное, или относительное, «я», а не на ложное. Мы не думаем, что «да, я не очень хороший человек, но я постараюсь всё-таки относиться к себе с добротой, я буду себя терпеть». Или: «Я себя уже люблю, но я сейчас буду развивать ещё большую доброту и буду любить себя ещё больше», – об этом мы не говорим. Или мы можем себя жалеть, и мы думаем: «Я никто, я такой бедный и несчастный, и поскольку это так, то я постараюсь быть с собой подобрее». Но где-то в глубине своего существа на самом деле я думаю: «Нет, я этого всё-таки не заслуживаю».

Если мы говорим о развитии положительных состояний по отношению к себе, то мы рассматриваем разные периоды своей жизни. И если мы подходим к этому с буддийской точки зрения, то мы рассматриваем не только эту жизнь, но и множество жизней, но мы можем сейчас позаниматься более облегчённой версией: взять только одну жизнь для примера. И мы можем применять здесь классические буддийские размышления, например о драгоценном человеческом рождении. Мы думаем, что «даже если я родился в неблагоприятном окружении, где-то, например, в стране, где идут ожесточённые войны, тем не менее, я человек, у меня есть определённые способности, у меня есть ресурсы, я могу развиваться и совершенствовать себя». Даже если на внешнем уровне у нас трудная ситуация в жизни: мы находимся во враждебной окружающей среде, например, или, например, если мы болеем, тем не менее, мы по-прежнему люди, мы отличаемся от насекомых. И мы заинтересованы в том, чтобы работать над собой и продвигаться по духовному пути, а непросто зарабатывать деньги.

Девять перспектив

И здесь у нас есть на этой стадии девять шагов, с точки зрения которых мы можем развивать более беспристрастное отношение к себе. И здесь уже под беспристрастием мы будем понимать несколько другое. На первом шаге, или на первой стадии, то есть первом длительном промежутке, который мы уже прошли, мы говорили о беспристрастии, которое свободно от отрицательных эмоций по отношению к себе. Здесь мы будем говорить о другом беспристрастии: мы будем иметь в виду равное отношение, и это будет положительное равное отношение к разным периодам своей жизни, то есть здесь акцент уже немного смещается. Мы стараемся развивать доброту по отношению к себе в разные периоды жизни. И мы здесь не говорим о такой доброте, которая больше похожа на балование ребёнка. Вместо этого мы говорим о здоровом отношении: мы стараемся заботиться о себе, то есть мы хорошо питаемся, мы спим столько, сколько необходимо, мы стараемся делать то, что мы можем.

И когда мы говорим о том, что нам необходимо устанавливать определённые границы, делать то, что мы можем – какие границы здесь имеются в виду? С одной стороны, мы должны устанавливать границы в отношениях с другими: если у нас нездоровые отношения и другой человек нас сильно беспокоит, то мы должны уметь сказать «нет». И с другой стороны, мы сами должны воздерживаться от тех действий, которые не имеют смысла, например от каких-то нездоровых рисков. Если мы видим, что мы чем-то занимаемся, но наши возможности ограничены, мы работаем больше, чем можем, – к примеру, это может быть на работе, – мы должны сказать: «Нет, мне нужно отдохнуть, больше я работать не могу».

Вот этот последний момент, связанный с необходимостью периодически отдыхать, он помогает нам развивать энтузиазм, потому что если мы постоянно работаем и никогда не отдыхаем, то постепенно наш энтузиазм в работе будет угасать, и, чтобы вновь работать усердно, нам нужно отдохнуть. Но с другой стороны, нам важно и не относиться к себе как к малому ребёнку. Например, мой учитель Серконг Ринпоче, для которого я переводил, он часто, когда я уже очень сильно уставал и больше работать не мог, он говорил мне, чтобы я работал больше, хотя бы на пять минут. То есть он не говорил мне, чтобы я работал ещё на час больше, но, с другой стороны, он постоянно стремился к тому, чтобы я расширял свои возможности и становился более терпеливым в работе, чтобы я не оставался на одном уровне, как ребёнок, а рос. И это очень важная стратегия, или политика, в любой сфере деятельности, занимаемся мы переводом или спортом – чем угодно. Во всяком случае, это было полезно для меня.

1. В какие-то моменты я относился к себе хорошо

И первый шаг: мы, рассматривая разные промежутки своей жизни, думаем: «Всегда было время, когда я относился к себе с добротой – и когда я был ребёнком, и когда я был подростком, и взрослым – всегда мы можем найти, когда я относился к себе по-доброму». В тот или иной момент жизни я был добр к себе или имел положительное к себе отношение. И это могло быть пятнадцать минут назад или пятнадцать лет назад, но я по-прежнему относился с добротой к себе.

И здесь разница только во времени, но по-прежнему мы относились с добротой к одному и тому же объекту – к себе. И у меня было такое чувство, что со мной, в общем, всё в порядке. Вывод из этого шага – что я способен это делать. Мы размышляем об этом. Неважно, когда именно мы испытывали это положительное отношение к себе, но оно у нас было в то время или в другое. Неважно, когда именно, важно, что оно было.

[пауза для практики]

2. Я чаще относился к себе хорошо, чем плохо

Второй шаг – это ответ на возможное возражение. Мы можем думать: «Вообще, на самом деле у меня всё-таки большую часть времени было отрицательное отношение к себе, хотя иногда оно и было положительным, но это было значительно реже». Но если мы действительно это исследуем, мы всё-таки увидим, что мы чаще к себе были добры, нежели у нас было отрицательное отношение. В конце концов, мы себя кормим каждый день нашей жизни, за исключением, конечно, того времени, когда я был маленьким ребёнком и меня кормила мама; я чищу зубы; я сплю; делаю то, что необходимо для того, чтобы поддерживать себя в этой жизни. То есть то, благодаря чему мы вообще выживаем. И хотя мы можем преуменьшать значимость этих вещей, на самом деле, действительно, мы всё время едим и одеваемся, и спим, и решаем наши жизненные трудности. И если проанализировать, это основано на доброте к себе. И с этой точки зрения получается, что мы в большей степени относились к себе с добротой, чем у нас было негативное отношение. Возможно, у меня было не очень правильное питание, но я хотя бы что-то ел, и, может быть, я недосыпал, но я хотя бы спал какое-то время. Мы размышляем об этом.

[пауза для практики]

И очень интересно подумать о том, почему мы легче запоминаем те события или те периоды в нашей жизни, когда мы относились к себе плохо. Я думаю, это связано с тем, что здесь вовлечено очень много беспокоящих эмоций. Когда у нас такое отношение к себе появляется, оно связано с беспокоящими эмоциями, а когда мы, наоборот, заботимся о себе, кормим себя и спим, то, в общем, никаких здесь особых эмоций нет. И если эмоция сильная, особенно если это беспокоящая эмоция, у нас есть склонность считать эту эмоцию более реальной. Что, конечно, довольно абсурдно, потому что как одно событие в нашей жизни может быть более реальным, чем другое?

Например, возможно, мы находимся в очень нездоровых отношениях с другим человеком, и мы терпим оскорбления, и другой человек постоянно говорит нам грубости – может быть, не бьёт, но, во всяком случае, мы страдаем. Такие отношения обычно основаны на привязанности и неуверенности в себе. Мы не можем сказать человеку «нет», потому что боимся, что в этом случае будем отвергнуты, и останемся ни с чем, и будем себя жалеть. Когда мы думаем о своей жизни, такие моменты кажутся более значимыми, чем то, что мы каждый день чистили зубы или ходили в школу.

И бывает, что люди очень много едят, они толстеют, при этом у них появляется отрицательное отношение к себе, но они стремятся компенсировать его тем, что они едят только больше. И здесь вовлечена и привязанность, и наивность, и также и низкая самооценка. Или, например, анорексия и булимия – болезни, когда у нас нарушается питание: мы или голодаем, едим очень мало, или нас может тошнить после того, как мы поели, а всё это тоже основано на низкой самооценке. Мы можем хотеть быть совершенными, но у нас довольно странное представление о том, что значит совершенство, и мы таким образом себя ведём.

И как я уже говорил, если мы сравним то время, когда мы относились к себе с добротой, хотя это было менее драматичным переживанием, тем не менее, это было чаще и по времени эти периоды длились дольше по сравнению с более сильными эмоциями, беспокоящими эмоциями, когда мы относились к себе отрицательно. Давайте ещё об этом немного подумаем, перед тем как перейдём дальше.

[пауза для практики]

Если у нас есть пристрастие к курению, или к наркотикам, или к алкоголю, то, когда мы принимаем всё это, у нас может быть раскол, во всяком случае, так я это переживаю. С одной стороны, одна часть может говорить, что «нет, это отрицательное действие, делать это не нужно». А другая говорит: «Но, может быть, сегодня всё-таки можно, сегодня был тяжёлый день, и я могу выкурить сигарету или сделать что-то ещё, что другие люди тоже делают, например, рядом?» Как вы бы прокомментировали это с этой точки зрения?

В ситуации, когда мы делаем что-то саморазрушительное: употребляем алкоголь, наркотики, курим, то здесь могут быть два состояния ума. С одной стороны, у нас есть различение: мы понимаем, что это разрушительно, но, с другой стороны, у нас есть привязанность к этим веществам, то есть мы преувеличиваем их положительные свойства, их воздействие и мы не уделяем достаточно внимания их недостаткам. То есть с буддийской точки зрения мы смотрим, какие состояния ума вовлечены в эту ситуацию. Здесь у нас есть распознавание – с одной стороны, и с другой стороны – привязанность. И у распознавания, и у привязанности может быть разная сила. Возможно, если мы это делаем, то у нас сильнее оказывается привязанность. То есть у каждого из этих умственных факторов есть спектр – от низкого уровня до высокого.

Кроме этого здесь присутствует нерешительное колебание, мы думаем: «Может быть, больше не нужно курить или пить или, может быть, всё-таки выкурить ещё сигарету или ещё одну бутылку?» То есть мы колеблемся. И здесь присутствует довольно низкий уровень самоконтроля, благодаря которому мы могли бы сказать «нет» этой привязанности и встать на сторону нашего распознавания.

И наша цель в данном случае – усиливать наше распознавание, то есть подтверждать его, обращаться к нему вновь и вновь. И у нас в этом случае появляется то, что называется памятованием, это такой как бы умственный клей, который приклеивается в данном случае к распознаванию. И важно развивать самодисциплину. Даже если у нас появляется эта привязанность, мы думаем: «Может быть, всё-таки выпить ещё одну бутылку?» – мы отвечаем себе: «Я не буду следовать за этой привязанностью, это просто привычка, я не буду её рабом». Очень хорошо об этом сказал Шантидева – великий буддийский индийский учитель. Если немножечко перефразировать его высказывание, мы говорим этому беспокоящему состоянию ума, которое у нас возникает: «Я тебе подчинялся уже много времени, и всё время ты приносил мне одни беды. И теперь, понимая это, я отвечаю тебе, что всё – твоё время ушло».

То есть мы развиваем силу воли, и для начала наша цель – просто научиться пресекать вот это побуждение, к примеру, выпить ещё одну бутылку. Потом уже можем исследовать и думать, какие здесь вовлечены умственные факторы, но самое главное – с самого начала научиться принимать сторону дисциплины. И даже если у нас возникает желание выпить ещё, мы думаем: «Ну и что. Желание возникло, ну и что с того?» Это может быть любая ситуация: возможно, мы хотим съесть очередной кусок пирога, но мы уже понимаем, что мы наелись, нам достаточно. И мы думаем, что «я не буду вести себя как свинья, и на этом я остановлюсь», хотя, конечно, нам по-прежнему хочется съесть кусок пирога. Или, например, я хотел бы подольше поспать, но уже пора вставать. В нашей жизни мы можем найти очень много таких примеров, на которых мы можем упражнять самодисциплину. Я думаю, что большинство из людей, например, действительно хотят подольше полежать в кровати утром.

И поэтому важен этот первый шаг, когда мы признаём, что мы способны это делать, способны относиться к себе с добротой. И мы видим, что такие ситуации, когда мы это делали, в нашей жизни встречались. Мы не можем сказать, что мы не можем этого делать.

3. Лучше относиться к себе позитивно, потому что я могу умереть в любой момент

Третий пункт здесь, в упражнении беспристрастия связан со смертью, это мысль «смерть может прийти в любую минуту». И это правда: смерть действительно может прийти в любую минуту. Нам даже не обязательно для этого болеть, нас может сбить грузовик когда угодно.

И мы размышляем: «А что если это вообще наш последний час?» Допустим, мы заключённый, которого приговорили к смертной казни. Или можно взять любой другой пример: это может быть война, когда нас могут просто застрелить. И мы думаем: «Как я хочу провести свой последний час? Хочу ли я в этот час предаваться размышлениям о том, как я ужасен, или о том, каким ужасным я был в прошлом?» Или, может быть, мы хотим побаловать себя и объесться мороженым или позаниматься сексом – столько, сколько мы за этот последний час успеем? Или, может быть, у нас появляется желание игнорировать этот факт, ту ситуацию, в которой мы находимся. Или мы игнорируем свою потребность в спокойном состоянии ума перед тем, как нас казнят. Или мы смотрим на витрину магазина, или читаем журнал про моду в последний час нашей жизни? Или смотрим телевизор в последний этот час, отрицая, что это последний час нашей жизни? Всё это, безусловно, пустая трата времени – когда мы или гневаемся, или мы чувствуем излишнюю привязанность, или мы наивны.

Это касается и негативного отношения к себе: умереть в таком состоянии было бы пустой тратой времени. И это верно для каждого момента в нашей жизни, и в том числе и в будущем, – что мы можем умереть когда угодно и нам, конечно, важно этот наш предполагаемый последний час жизни провести в мире с собой, в спокойном состоянии ума. Это и будет добротой к себе. Мы думаем об этом.

[пауза для практики]

4. Я хочу быть счастливым

Четвёртый шаг – я хочу быть счастлив и не хочу несчастья. Я думаю, что это справедливо в отношении каждого.

И мы размышляем о том, как другие люди ко мне относятся. Мне не нравится, когда другие меня отвергают или со мной обращаются плохо. Не правда ли? И я не люблю, когда за меня цепляются, когда кто-то старается с излишним рвением меня защищать или всё время обо мне беспокоится. И точно так же я несчастлив, и когда другие меня полностью игнорируют. Когда другие со мной таким образом обращаются, то я несчастлив.

И теперь мы размышляем о том, как мы сами с собой обращаемся. Вообще говоря, если мы с собой обращаемся плохо, то мы чувствуем несчастье. Не правда ли? И точно так же, если мы собой озабочены, если мы стараемся себя всячески защитить, от всего избавить, например от проблем со здоровьем, – есть даже такая крайность, как ипохондрия, – то ведь это тоже несчастливое состояние ума. И когда я безразличен к своим собственным нуждам, ведь это тоже несчастье. И если мне не нравится, когда другие со мной так обращаются, почему мне самому с собой так обращаться? Ведь и в том, и в другом случае – и когда я обращаюсь так с собой, и когда другие – я чувствую несчастье. И в целом, я ведь хочу быть счастливым, а не несчастным, последнее мне совсем не доставляет удовольствия. Зачем же делать себя несчастными: есть и так много других людей, которые могут сделать меня несчастным, зачем ещё что-то поверх этого?

[пауза для практики]

5. У меня есть право быть счастливым

Пятый шаг – на протяжении всей моей жизни у меня есть право обращаться с собой хорошо. Не только какие-то промежутки времени. Мы думаем о том, что действительно ли у нас есть это право быть счастливыми, или мы должны как-то заслужить это, чтобы это стало нашей наградой, или, может быть, это право у нас есть всегда?

[пауза для практики]

И это очень интересный момент: относимся ли мы к этому в социалистическом ключе или это действительно одно из основополагающих прав человека – быть счастливым? То есть мы можем найти этот постулат и там, и там, но основополагающие человеческие права, они не обязательно свойственны только социалистической системе.

6. У меня есть право не быть несчастным

И шестой шаг здесь похож на предыдущий: на протяжении всей моей жизни у меня есть и было право не быть несчастным и не обращаться с собой плохо, а не только в какие-то отдельные промежутки времени.

И здесь, в пятом и шестом пунктах мы делаем упор на том, что у меня не только в какие-то отдельные промежутки времени было это право – или быть счастливым, или не страдать, – а на протяжении всей жизни у меня это право есть. Мы не просто хотим быть счастливыми и не страдать, но у нас есть это право, это наше желание – стремление к счастью, – оно не безосновательно. Нет ничего плохого в том, что мы стремимся к счастью.

[пауза для практики]

7. Великие учителя не видят меня как истинно ужасного, истинно прекрасного или так, как будто я никто

Если бы я на самом деле был ужасным человеком, или, наоборот, прекрасным человеком, или был бы никем, то тогда и учителя, великие реализованные мастера, Будды, видели бы меня точно таким же, но это не так.

И это непростой пункт, особенно если мы никогда не встречали Будд, а, наверно, мы их действительно не встречали, или, во всяком случае, если мы не близко знакомы с каким-нибудь высоким ламой. Мне вот, например, выпала честь быть знакомым с такими великими учителями: с Его Святейшеством Далай-ламой и другими. И я могу из своего опыта сказать, что для них действительно никто не особенный: все кажутся им одинаковыми. То есть они в равной степени открыты каждому.

И я часто вспоминаю пример моего главного учителя Серконга Ринпоче. Я работал с ним девять лет его переводчиком, и я путешествовал по разным странам мира. Пока я всё время был с ним, я обратил внимание, что он относится к другим людям одинаково, будь то Папа Римский, с которым мы вместе были на встрече, или какой-нибудь пьяный человек на улице. Или когда Далай-лама встречается с президентами различных стран или с обычными людьми на улице, он относится к ним в равной степени с открытостью, с добрым сердцем, и не так, что он выделяет кого-то. И это не означает, что он в равной степени холоден ко всем: это отношение беспристрастное, оно подразумевает также и теплоту, любовь, сочувствие и радость от встречи с другими людьми.

И мы путешествовали по разным буддийским центрам во множестве стран мира с Серконгом Ринпоче, и у него было множество друзей – тибетских учителей, лам, которые в этих центрах работали, и я заметил, что у него нет какого-то одного близкого друга среди них: он относится к ним ко всем одинаково – так, как будто каждый из них и есть его близкий друг.

И здесь, в этом пункте мы думаем о том, что если бы мы действительно были какими-то особенными или, наоборот, были бы ужасными людьми, то и учителя, и Будды, они видели бы нас такими же. Но это не так, они видят нас иначе. Следующий пункт или шаг – и мы это могли бы также включить или совместить с предыдущим, – что не только Будды и учителя видели бы нас такими, какими мы сами себе кажемся, но они нас видят иначе, но и все остальные существа – точно так же.

[пауза для практики]

Например, мы можем здесь исследовать, иногда мы думаем так: «Он меня – или она меня – не знает. Если бы он действительно узнал бы меня, то тогда бы понял, какой я на самом деле ужасный человек. Но настоящего меня они не знают». Но опять это будет ложное «я»: мы выбираем какой-то один момент нашей жизни, что-то плохое, и отождествляемся полностью с ним, забывая про все остальные. Как я уже несколько раз отмечал, у каждого человека есть сильные стороны и слабые, и у кого-то их больше, у кого-то меньше, но у всех они есть, поэтому ничего особенного в нас нет.

8. У меня есть качества и характеристики, которые могут меняться

И восьмой пункт, он звучит так: если бы я действительно был чудесным человеком, или ужасным, или если бы я был никем, то я всегда был бы таким, но это не так. У нас никогда бы отношение к себе не могло измениться. Но это не так. Обстоятельства изменяются, изменяется и наше отношение к себе: если мы посмотрим на свою жизнь, за весь этот промежуток времени наше отношение к себе менялось. Например, можем вспомнить: когда мы в плохом настроении у нас одно отношение к себе, когда мы в хорошем настроении – уже другое. То есть очень ясно видно, что от нашего настроения зависит и наше отношение к себе. И возможное заблуждение здесь – мы знаем, что мы человек, или личность, и нам кажется, что мы – или уж мы хороший человек, или плохой, и у нас есть какая-то присущая нам природа: что мы или хороший, или плохой человек. И это ни от чего не зависит: ни от нашего настроения, ни от обстоятельств нашей жизни, ни от различных её периодов.

И основной момент здесь в том, что мы личность, мы индивидуум и сам факт этот, он нейтральный: это не хорошо и не плохо. Точно так же как – вот у нас есть рука – рука это и не хорошо, и не плохо. Другое дело, что из того, что мы в жизни делали, что-то может быть отрицательным, разрушительным, что-то может быть, наоборот, положительным. И мы могли испытывать болезненные ощущения или, наоборот, счастье, удовольствие, но сами по себе как личность мы не хорошие и не плохие. И мы как люди стремимся к тому, чтобы быть счастливыми и стремимся избежать несчастья, и это наше право – право человека быть счастливыми и не страдать.

А недостатки, которые у нас есть, мы можем преодолеть: они не есть что-то постоянное и неизменное. Хотя мы допустили какие-то ошибки, какие-то мы исправить уже не можем, какие-то мы можем, мы можем что-то противопоставить, какое-то противоядие использовать, для того чтобы эти ошибки как-то компенсировать. Например, если мы вложили деньги и потеряли их. Иногда мы не можем компенсировать никак это действие. Если мы потеряли уже деньги, это случилось, и мы не можем ничего изменить, и нам нужно просто жить дальше: «Что нам теперь делать?» Если мы сделали какую-то ошибку, это не значит, что мы плохой человек. Да, это была глупая ошибка, но не более того. Поэтому важно различать тот факт, что мы личность, и то, что мы делали, или какие-то качества, которые у нас есть, потому что это может со временем изменяться.

[пауза для практики]

9. Мое отношение к себе изменяется в зависимости от ситуации

Это приводит нас к девятому пункту. Если бы я был ужасным человеком, или прекрасным, или никем, то тогда это должно быть так на протяжении всей моей жизни. И не только в какой-то одной ситуации, относительно какой-то одной ситуации.

И здесь мы говорим не только о том, что мы ужасный или прекрасный человек, но и о своём отношении к этому. То есть если бы действительно я считал себя всегда, например, хорошим человеком, то тогда во всех ситуациях я должен считать себя хорошим. Но на самом деле, если мы посмотрим на разные ситуации, когда мы достигаем успеха или, наоборот, терпим поражение, принимаем правильное или неправильное решение, наше отношение к себе меняется. И так было в прошлом, как мы можем видеть, и мы понимаем, что так оно и есть, так оно и работает.

Поэтому нет необходимости придерживаться отрицательного отношения к себе, думая, что «я плохой, и так оно и есть и так всегда будет». На самом деле мы можем это изменить. И если мы понимаем, что, хотя наше отношение к себе меняется в разных ситуациях, если мы возьмём в целом и посмотрим, то с нами всё в целом нормально – не то чтобы с нами что-то не то. И мы не являемся каким-то особенно выдающимся человеком. И на основании этого беспристрастного отношения мы можем относиться к себе с добротой и уважением. И здесь самоуважение – также один из тех факторов, которые нам нужны.

Я думаю, что мы как буддийские практикующие, – хотя не обязательно это происходит только с буддийскими практикующими, – нам зачастую кажется, что мы должны быть совершенными. И если мы видим, что мы несовершенны, нам кажется: «Я плохой, я неудачник». Но, я думаю, нам важно помнить, что мы пока ещё не Будды. Люди допускают ошибки. И просто потому, что я делаю какие-то ошибки, это не значит, что со мной что-то не так, что происходит что-то не то, что-то особенное. На самом деле это совершенно нормально: я человек, что ещё я могу ожидать. И если мы делаем какую-то ошибку, нет повода себя ненавидеть за это, потому что нам и не следует ожидать от себя, что мы перестанем совершать сейчас ошибки, никогда больше не будем ошибаться. Это нереалистично: конечно, ошибки у нас ещё будут. И те неудачи, которые у нас происходят, они происходят из-за множества разных причин, и в том числе из-за нашего заблуждения, неправильного понимания. И дело не в том, что мы плохой человек: именно человек или личность – это нейтральное явление.

Мы стараемся делать то, что можем, и учимся на своих ошибках. И не стараемся судить себя, думая: «Я так чудесен», – или: «Я так ужасен».

[пауза для практики]