Умственное обозначение и приписывание

Другие языки

Чтобы понять, как в прасангике гелуг объясняется зависимое возникновение (rten-’byung ’brel-ba) и пустотность как отсутствие самодоказанного существования (rang-bzhin-gyis grub-pa), нужно понять, чем с точки зрения этой школы отличаются приписывание, умственное обозначение и наименование. В тибетском для всех трёх понятий используется один и тот же глагол (’dogs-pa, прошедшее время: btags-pa), который в разговорном языке означает «завязывать», «приписывать», «быть завязанным», «быть приписанным».

Это разделение на три разных термина следует из утверждения прасангики гелуг о существовании трёх типов явлений, по своему определению относящихся к явлениям, познаваемым в силу приписывания (btags-yod):

  • явления, познаваемые в силу приписывания на своей основе (rten-nas btags-pa’i btags-yod), связаны с «приписыванием»;
  • явления, познаваемые в силу приписывания со стороны концептуального познания (rtog-pas btags-pa’i btags-yod), связаны с «умственным обозначением»;
  • явления, познаваемые в силу приписывания, утверждённого названиями и ярлыками (ming-dang brda’i bzhag-pa’i btags-yod), связаны с «наименованием».

Исходный санскритский термин, используемый для явлений, познаваемых в силу приписывания, праджняптисат, – это составное слово, состоящее из слов праджняпти и сат. Праджняпти – пассивное каузативное причастие, образованное от глагольной формы, от которой также происходит термин праджня (распознавание), и соответственно, оно означает «то, что распознаётся (или познаётся) благодаря чему-либо другому». Сат означает существование, поэтому термин в целом означает «существование в качестве того, что распознаётся благодаря чему-либо другому». Тибетское определение этого термина – достоверно познаваемое явление, познание которого полагается на подлинное познание чего-либо другого, а именно на познание основы для обозначения (gdags-gzhi), происходящее:

  • в момент до его познания и одновременно с его познанием;
  • или только в момент до его познания, как в случае с пустотностью (пустотой), отсутствием невозможной души (bdag-med, бессамостность) и истинными прекращениями (’gog-bden).

В соответствии с прасангикой гелуг это определение грубого уровня познания в силу обозначения. Тонкий, сущностный уровень включает все три типа явлений, возникающих в зависимости от основы для приписывания и не существующих независимо от своей основы для приписывания, при том, что в основе для приписывания нет ничего, и в частности никаких индивидуальных определяющих характерных черт (mtshan-nyid, санскр. лакшана), которые сами по себе могли бы доказать существование этого явления. На этом более тонком уровне тибетский термин btags-yod лучше перевести как «существующий в силу приписывания», а не как «познаваемый в силу приписывания», как предполагает более общее определение этого термина. С точки зрения более тонкого уровня все три упомянутых типа явлений тождественны, но с точки зрения более общего определения они отличаются, и мы сейчас это разберём.

Приписывание

Изменчивые несоответствующие воздействующие переменные и неизменные явления

Изменчивые несоответствующие воздействующие переменные (ldan-min ’du-byed), например личности, периоды времени и непостоянство (изменчивость), а также некоторые неизменные явления, такие как пустотности и пространство, относятся к явлениям, которые приписаны на своей основе. Такие типы приписанных явлений не могут существовать независимо от своей основы для приписывания, и, наоборот, их основы для приписывания не могут существовать независимо от того, что приписано на этой основе: в обратном случае они не были бы основами для приписывания. Хотя другие философские системы, отличные от прасангики, утверждают, что определяющие характерные черты таких явлений можно обнаружить в их основе для обозначения, прасангика полностью это опровергает. Таким образом, несоответствующие воздействующие переменные и некоторые неизменные явления относятся к существующим в силу приписывания.

  • Несоответствующие воздействующие переменные – это изменчивые явления, которые не относятся ни к формам физических явлений, ни к способам осознавания и у которых есть пять общих аспектов с первичным сознанием и ментальными факторами (например, общий объект познания), которые эти явления сопровождают.

Например, личность (gang-zag) не может существовать независимо от пяти совокупностей познания (phung-po lnga, пять совокупностей), а пять совокупностей познания не могут существовать отдельно от личности, которая является приписыванием на их основе. Для простоты давайте говорить о пяти совокупностях просто как о теле и уме, потому что в любом акте познания, в котором познаётся любая из пяти совокупностей, также одновременно познаётся и личность.

Тело и ум не могут существовать как тело и ум независимо от личности, которая является приписыванием на их основе, и личность не может существовать независимо от тела и ума. Другими словами, то, что является приписыванием на какой-либо основе, и основа этого приписывания возникают в зависимости друг от друга. Одно не создаёт другое. Тело и ум не существуют сами по себе заранее и не создают личность, и точно так же личность не существует сама по себе заранее и не создаёт тело и ум. Более того, концептуальное познание также не создаёт личность. Эмбрион не осознаёт себя как личность и не думает: «Я личность», но всё равно является личностью.

Однако несоответствующие воздействующие переменные и неизменные явления необходимо разделить на два типа:

(1) Явления, которые длятся столько, сколько существует основа для их приписывания, например, личность как приписывание на основе индивидуального континуума пяти совокупностей, или непостоянство, пустотность и пространство яблока.  

  • Личность продолжается столько же, сколько продолжается индивидуальный континуум пяти совокупностей, на основе которых она приписана, то есть вечно, без начала и конца.
  • Изменчивость, пустотность и пространство яблока длятся столько, сколько существует яблоко, на основе которых они приписаны, то есть у них есть начало и конец, соответствующие появлению и исчезновению яблока.

(2) Добавочные явления, которые возникают и прекращаются не одновременно с основной для приписывания, например склонности, устойчивые привычки, категории объекта и звуковые категории

  • Склонности (sa-bon) к беспокоящим эмоциям, включая склонности к неосознаванию, и устойчивые привычки (bag-chags) цепляться за истинно установленное существование – это приписывания, говоря в общем, на основе умственного континуума. Подобно умственному континууму, на основе которого они приписаны, они не имеют начала, но, в отличие от основы для приписывания, у них может быть конец – их истинное прекращение.
  • Кармические склонности, категории объекта и звуковые категории – тоже приписывания, грубо говоря, на основе умственного континуума. Однако в отличие от умственного континуума, на основе которого они приписаны, у кармических склонностей есть начало: они начинаются после кармического действия, и у них может быть конец – с достижением полного очищения от них, когда наступает их истинное прекращение. У категории объекта, например у категории «компьютер», есть начало: она появляется в нашем умственном континууме, когда мы впервые узнаём о компьютерах. У звуковых категорий, например у категории звука слова «компьютер», также есть начало: в какой-то момент мы узнаём это слово. Все категории могут прекратиться в нашем ментальном континууме с достижением просветления.
  • Умственный континуум, на основе которого приписаны склонности, устойчивые привычки, категории объектов и звуковые категории, служит основой для их обозначения лишь до тех пор, пока эти приписывания продолжаются. До возникновения этих явлений-приписываний и после их прекращения умственный континуум существует как умственный континуум без начала и конца, но не существует как основа для приписывания этих склонностей, устойчивых привычек и категорий.

Изменчивые несоответствующие воздействующие переменные и неизменные явления, будучи приписанными явлениями, являются познаваемыми в силу приписывания в общем значении этого термина. Например, когда мы видим тело человека, фокальный объект (dmigs-yul) этого познания, эквивалентный появляющемуся объекту (snang-yul), включает и тело, и человека; они существуют неотделимо друг от друга. Другими словами, мы видим всю комбинацию, включающую и тело, и человека, приписанного на основе этого тела, и в нашем познании возникает вся комбинация. Тем не менее, сначала у нас возникает явное понимание (dngos-su rtogs-pa) того, что перед нами тело, а затем явное понимание того, что это тело и человек. 

  • Понимание объекта предполагает его точное и уверенное познание.
  • Явное понимание предполагает, что в познании возникает познаваемая видимость (rnam-pa, ментальная голограмма) вовлечённого объекта (’jug-yul).
  • Вовлечённый объект познания – это основной объект, с которым взаимодействует познание.

Таким образом, при явном понимании сначала возникает определённость (nges-pa) по поводу тела, которое в нём появляется, другими словами, оно с уверенностью отделяет тело от всего остального, что есть в поле зрения одновременно с ним. Соответственно, явное понимание сопровождается неявным пониманием явления «ничто иное, кроме как это». 

  • «ничто иное, кроме как это» (ldog-pa) также называется «исключением прочего, кроме индивидуально характеризуемого объекта» (don rang-mtshan-gyi gzhan-sel, изолирование объекта). Это изменчивая объективная сущность.

Далее в явном понимании возникает определённость и по поводу тела, и по поводу личности. При этом уверенно исключается понимание чего-либо другого, приписанного на основе тела, например непостоянство тела. Таким образом, в первый момент вовлечённым объектом познания является тело, а во второй момент – тело и человек. Тем не менее, фокальным объектом и появляющимся объектом обоих моментов явного понимания служит комбинация тела и человека, приписанного на основе тела.

Такой же анализ можно применить к зрительному восприятию изменчивого объекта и его изменчивости (непостоянству) или движению. Например, в первый момент зрительного восприятия проезжающей мимо машины наше явное понимание достигает определённости по поводу машины, а во второй момент, когда машина оказалась в другом месте, оно достигает определённости и по поводу машины, и по поводу движения. Тем не менее, когда машина проезжает мимо нас, сама машина и передвижение машины не существуют отдельно друг от друга.

Когда происходит неконцептуальное познание пустотности, объект и пустотность объекта не существуют отдельно друг от друга. Когда мы видим объект, в первый момент мы достигаем определённости по поводу этого объекта. Во второй момент у нас возникает определённость и по поводу объекта, и по поводу невозможного способа существования, который на этот объект спроецирован. В третий момент мы с помощью правильного и уверенного понимания того, что этот невозможный способ существования не соответствует действительности, отсекаем все видимости как самого объекта, так и невозможного способа его существования. В нашем понимании остаётся только пустотность объекта – полное отсутствие данного невозможного способа существования. В этом случае познание пустотности полагается на непосредственно предшествующее познание её основы для приписывания, то есть объекта, но оно не происходит одновременно с познанием этой основы.

  • Обратите внимание, что это объяснение касается только понимания пустотности. Это не значит, что мы понимаем пустотность каждый раз, когда понимаем основу для обозначения пустотности. Например, каждый раз, когда мы видим наше тело, если у нас нет распознавания пустотности, у нас отсутствует точное и уверенное познание пустотности тела.

Целое

Также к приписанным явлениям относятся целые (cha-can), приписанные на основе физических и/или временных частей (cha). Части целого не могут существовать как части независимо от целого, частями которого они являются, и целое не может существовать независимо от своих частей. От пирога может остаться всего один кусок, когда остальную часть пирога уже съели, но кусок пирога может существовать как кусок только в зависимости от того, что раньше существовал целый пирог, частью которого он являлся.

Другой пример: когда мы осматриваем комнату, хотя в каждый из моментов времени мы видим только часть комнаты, на условном уровне мы говорим, что осматриваем комнату. Часть, которую мы видим, – не часть ничего. Это часть комнаты. Комната как целое не идентична лишь одной своей части, которую мы видим в поле зрения, но также она не существует как нечто полностью отдельное от этой части. Комната как целое – приписывание на основе частей, и она включает в себя все части. Хотя какая-то из частей комнаты могла быть построена раньше остальных, тем не менее, вся комната и её части существуют в зависимости друг от друга. В буддизме в данном контексте используется термин зависимое возникновение (rten-cing ’brel-bar ’byung-ba). Другими словами, эти явления возникают или существуют в зависимости друг от друга.

Такой же анализ можно применить к целому, приписанному на временных частях. Например, когда мы смотрим футбольный матч, в каждый момент времени мы видим лишь один момент матча: мы не можем видеть весь матч в один момент времени. Но мы условно называем каждый такой момент «просмотром матча», хотя видим лишь одну временную часть матча. Целый матч не тождественен ни одному моменту матча, но он также не существует отдельно ни от одного из своих моментов. Весь матч – приписывание на основе каждого момента того, что мы смотрим, и он включает в себя все моменты.

Однако в отличие от объектов, познаваемых в силу приписывания, таких как движение, в случае с целым и его частями мы не познаём сначала часть, а затем, в следующий момент, и часть, и приписанное на его основе целое: мы познаём и часть, и приписанное целое одновременно. Когда мы видим часть комнаты, мы одновременно видим комнату. Когда мы смотрим отдельные моменты футбольного матча, мы смотрим футбольный матч. Заглядывая в комнату, мы можем не видеть все её части, и точно так же мы, возможно, не видели всего футбольного матча, но условно мы говорим, что видели комнату и смотрели матч.

Тот же самый анализ касается зрительного восприятия человека. Хотя мы могли видеть человека только один момент или короткое время, человек как целое и как достоверно познаваемый объект включает в себя не только всю эту жизнь, но и все жизни, без начала и конца. Например, если у меня встреча с Мэри, я вижу не только один момент Мэри: в каждый из моментов встречи я вижу Мэри, у которой есть целая жизнь, а также бесчисленные прошлые и будущие жизни, хотя в каждый момент встречи она делает и говорит разные вещи. Более того, когда я вижу Мэри, я могу видеть её только как приписывание на основе совокупности формы её тела. Хотя я не познаю другие четыре совокупности, на основе которых она приписана, то есть её сознание, чувства, различение и эмоции, тем не менее, я вижу Мэри как личность, приписанную на основе всех пяти совокупностей.

Условные общепринятые объекты

Подобным образом, к приписанным объектам относятся условные объекты (tha-snyad-pa, санскр. вьявахара). К ним относятся формы физических явлений, которые включают в себя информацию, собранную от всех органов чувств на протяжении времени, и они приписаны на основе данных от любого органа чувств в любой момент времени. Такой тип условных объектов также называют общепринятыми физическими объектами (’jig-rten-la grags-pa). 

Например, когда мы видим апельсин, мы видим не только цветную форму, но и общепринятый апельсин, у которого также есть другие характерные сенсорные качества – звук, вкус и тактильные ощущения. Более того, хотя мы видим апельсин только момент за моментом, общепринятый апельсин существует не только один момент: его условное существование продолжается во времени.

Как и в случаях с видением комнаты и просмотром футбольного матча, зрительное восприятие цветной формы апельсина и зрительное восприятие апельсина происходят одновременно. Возможно, мы никогда не чувствовали запаха и вкуса этого апельсина и не держали его в руках, но, тем не менее, когда мы видим цветную форму апельсина, мы видим общепринятый объект, который можно понюхать, попробовать на вкус и подержать в руках.

Целые объекты и условные общепринятые объекты также известны как синтетические группы (tshogs-spyi). Также существуют синтетические типы (rigs-spyi) – типы объектов; при этом, познавая объект, мы можем не знать, к какому типу он относится. Например, животное не может существовать как животное, не будучи одновременно определённым видом животного – собакой, кошкой и так далее. Слово не может быть просто словом, не будучи словом определённого языка. На более общем уровне достоверно познаваемый объект не может существовать как достоверно познаваемый объект, не будучи тем или иным типом достоверно познаваемых объектов, например личностью или стеной. Синтетические типы – приписывания на основе синтетических групп. 

Однако вопрос в том, как определить, что данный достоверно познаваемый объект – это человек, а не что-либо другое, например стена. В соответствии с прасангикой гелуг, после анализа и с точки зрения поверхностной истины, и с точки зрения глубочайшей истины мы не можем найти ничего в самом объекте. 

  • Поверхностная истина (kun-rdzob bden-pa, скрывающая истина, омрачающая истина, видимая истина) любого явления – это его видимость, которая создаёт впечатление, что у него есть собственная сущностная природа (rang-gi ngo-bo) – природа того, чем оно является, – которую можно установить в силу обнаружимой самодоказывающей природы (rang-bzhin-gyis grub-pa), которая кажется истинной нашему неосознаванию (неведению). Эта видимость самодоказанной природы обманчива и ошибочна. Она скрывает (kun-rdzob-pa) глубочайшую истину об объекте. Видимость того, чем является объект на условном уровне, может быть точной или неточной.
  • Глубочайшая истина (don-dam bden-pa) любого явления – это его подлинная природа (chos-nyid), а именно его пустотная собственная природа (rang-bzhin) – полное отсутствие самодоказывающей природы, поскольку ничего подобного не существует.

Мы не можем найти ничего ни в человеке, ни в основе для его приписывания (в теле и в уме), что доказывало бы, что это человек, – или само по себе, или вместе с умственным обозначением его как человека. Мы также не можем найти его пустотность. Тем не менее, это не опровергает существование людей как условных объектов, которые мы можем достоверно познавать. Однако умственное обозначение – единственное, что доказывает существование людей (личностей) как условных объектов.

Если вдаваться в подробности, условные объекты и общепринятые объекты также называют дхармами (chos) – явлениями. Явление определяется как нечто, что «держит» собственную сущностную природу (rang-gi ngo-bo ’dzin-pa). То, что явление «держит» собственную сущностную природу, определяющую, чем оно является, можно доказать только в силу умственного обозначения. Поэтому важно правильно и точно понять, что такое умственное обозначение.

Умственное обозначение 

Категории и концептуально подразумеваемые члены категорий 

Умственное обозначение включает статичную категорию и концептуально подразумеваемого члена категории (zhen-yul, концептуально подразумеваемый объект). И то, и другое можно познать только концептуально.

Есть два типа категорий. Если рассматривать их с точки зрения теории множеств, это два типа множеств – звуковые категории (sgra-spyi) и категории объекта, также известные как смысловые категории (don-spyi).

  • Звуковые категории – это, например, категория звука слова «собака».
  • Категории объекта, или смысловые категории, – это, например категория, включающая все объекты, которые можно классифицировать как собак и как объекты, соответствующие смыслу звуковой категории «собака».

Каждая из этих двух типов категорий является приписыванием на основе концептуально подразумеваемого члена этой категории. Это означает, что категория и концептуально подразумеваемый член этой категории возникают в зависимости друг от друга, но не создают друг друга; они не могут существовать независимо друг от друга, и их нельзя познать независимо друг от друга. 

Новая категория объекта и новый концептуально подразумеваемый член этой категории, например категории «тёмная материя», могут в какой-то момент стать достоверно существующими объектами – после первоначального выдвижения теории тёмной материи. Однако поскольку категории – неизменяющиеся явления, они не вырастают органично из причин и условий, подобно тому как цветок вырастает из семени при наличии воды, почвы и солнечного света. Более того, они не меняются от момента к моменту, подобно цветку, который растёт, а затем увядает.

Понятие умственного обозначения

Умственное обозначение включает:

  • категорию,
  • концептуально подразумеваемого члена этой категории, на основе которого категория приписана,
  • индивидуальный объект, соответствующий категории и являющийся её отдельным (конкретным) членом.

Концептуальное познание с помощью умственного обозначения просто присваивает индивидуальному объекту «концептуальный пакет», который включает концепцию (rtog-pa) этой категории и концептуально подразумеваемого члена этой категории. Вот что значит «умственное обозначение». Это всё равно что наклеить одно поверх другого.

И статичные, и нестатичные объекты могут быть включены в категории, становясь их отдельными членами, но объекты необязательно должны быть включены в категории, чтобы их можно было достоверно познать. Все статичные явления, кроме категорий, и все нестатичные явления можно познать и неконцептуально.

  • К предметам, которые можно ментально обозначить с помощью «пакета» звуковой категории и концептуально подразумеваемого члена звуковой категории, относятся все случаи произнесения звука этого слова – любым голосом, на любой громкости и с любым акцентом. Например, каждый раз, когда мы слышим, как кто-либо произносит слово «собака», благодаря умственному обозначению с помощью звуковой категории «собака» и концептуально подразумеваемому объекту этой категории мы понимаем, что это звук слова «собака», независимо от того, как именно человек произносит это слово. 
  • Примерно так же работают категории объектов (смысловые категории), например категория «собака», которая также служит смысловой категорией для звуковой категории «собака». Объекты, которые можно обозначить с помощью концептуального «пакета», в который входит эта категория и концептуально подразумеваемый объект этой категории, включают большое разнообразие животных, которые выглядят весьма по-разному. Тем не менее, благодаря ментальному обозначению с помощью этого концептуального «пакета», благодаря концепции «собака», мы можем понять, что все они «собаки».
  • Это касается даже категорий с пустым множеством – категорий, в которых количество предметов, которым можно присвоить статус отдельного члена этой категории, равно нулю. Например, есть категория «тёмная материя», хотя пока ещё не было обнаружено ни одного объекта, который можно было бы отнести к этой категорией и классифицировать как концептуально подразумеваемого члена этой категории. В случае с «самодоказывающей природой» мы никогда не сможем найти отдельных членов этой категории, потому что их никогда не существовало, не существует сейчас и не будет существовать. Тем не менее, у нас может быть концептуально подразумеваемое представление о члене этой категории.

Концептуальное познание

Чтобы упросить объяснение, давайте будем сокращённо называть концептуальный «пакет» категории как приписывание на основе концептуально подразумеваемого члена этой категории, просто «концепцией». 

Концептуальное познание (rtog-bcas) чего-либо всегда происходит посредством категории и предполагает ментальную классификацию индивидуального объекта посредством концепции. Неконцептуальное познание (rtog-med) – это, напротив, познание без подобного посредника.

Давайте сравним синтетическую группу и синтетический тип, например в случае условного объекта «собака». Мы видим комбинацию цветных форм, а также синтетическую группу и синтетический тип «собака», существующие как приписывания на основе этой комбинации цветных форм. Это сенсорное неконцептуальное познание условного объекта «собака». Хотя на условном уровне этот объект – собака, зрительное познание не различает, что это именно собака, а не кошка или что-либо иное, кроме собаки. Оно просто различает его как индивидуальный объект, наряду с другими объектами в зрительном поле.

Затем мы можем подумать, вербально или невербально: «Это собака». Это уже концептуальное познание условного объекта «собака». Когда мы видим собаку, мы концептуально познаём концепцию «собака» и, смешивая её с тем, что мы видим, обозначаем собаку концепцией «собака». В некотором смысле, когда мы ментально обозначаем условный объект «собака» концепцией «собака», мы относим этот объект к статичной категории, которая подобна фиксированному ящику.

Часто концепции сопутствуют многочисленные ассоциации, в данном случае – разные смысловые категории того, что для нас значит собака, например «миленькая» или «опасность». Но когда мы просто видим это животное, хотя оно на самом деле является собакой, а не кошкой или чем-либо иным, мы ещё не думаем: «Это собака», и у нас ещё не возникают никакие ассоциации.

Разница между приписыванием и умственным обозначением

Разницу между приписыванием и умственным обозначением лучше всего проиллюстрировать, сравнив неконцептуальное и концептуальное познание личности.

Несоответствующие воздействующие переменные, например личности, – приписывания на основе индивидуальных тела и ума. Для простоты давайте говорить о личности как о приписывании на основе индивидуального живого тела. Приписывание (личность) и основа для приписывания (живое тело) неотделимы друг от друга. Мы не можем познать одно, не познавая одновременно другое. «Пакет» личности и живого тела, на основе которого она приписана, можно познать концептуально и неконцептуально. Таким образом, об объекте, познаваемом в силу приписывания, например о человеке, можно думать, и также можно его видеть. 

Категория, например категория «личность», и концептуально подразумеваемый член этой категории, на основе которого она приписана, также нераздельны, но этот концептуальный «пакет» может быть познан только концептуально. Этот концептуальный пакет, концепция «личность», ментально обозначена концептуальным познанием на основе конкретной индивидуальной личности и конкретного индивидуального живого тела, на основе которого эта личность обозначена. Будучи умственным обозначением, концепция тоже относится к объектам, познаваемым в силу приписывания: она познаётся только концептуальным познанием и не может быть познана неконцептуально. Чтобы ещё больше это упростить, мы будем называть этот «пакет», состоящий из конкретной индивидуальной личности и конкретного индивидуального живого тела, на основе которого она приписана, просто конкретной индивидуальной личностью.

  • Мы не можем познать концепцию «личность», если эта концепция не обозначена в концептуальном мышлении на основе конкретного объекта. В этом случае конкретный объект, на основе которого обозначена эта концепция, – конкретная индивидуальная личность. Например, в нашем мышлении не может появиться концепция о Мэри, если эта концепция не присвоена на основе Мэри, независимо от того, находится ли Мэри рядом с нами, когда мы о ней думаем.
  • Однако мы можем познать Мэри неконцептуально, например, когда видим её, при этом не обозначая Мэри нашей концепцией о Мэри.

Это одно из главных отличий приписывания и умственного обозначения:

  • два явления, состоящие в отношениях приписывания, не могут быть познаны по отдельности,
  • если два явления состоят в отношениях умственного обозначения, например как в случае с конкретным человеком или людьми в целом, – хотя концепцию («человек») нельзя познать отдельно от того, на основе чего она обозначена, тем не менее, основа, на которой она может быть обозначена (конкретный отдельный человек), может быть познана отдельно от концепции «человек».

Подробный анализ трёх основных компонентов умственного обозначения

Умственное обозначение

Технически говоря, категория, возникающая в концептуальном познании, – это исключение (sel-ba, санскр. апоха), а именно ментальное исключение чего бы то ни было другого (blo’i gzhan-sel). Исключение как явление – это статичный изолятор (ldog-pa, определитель) «ничто иное, кроме как» (ma-yin-pa-las log-pa), или, буквально, «обратное тому, чтобы являться не этим». «Ничто иное, кроме как» изолирует объект, отделяя его от всего остального и определяя его как конкретный индивидуальный член категории, например «ничто иное, кроме как конкретный индивидуальный член категории “личность”». Изолятор также называют «изолятором, определяющим индивидуальный объект» (rang-ldog) и «изолятором от категории» (spyi-ldog). Эти два термина тождественны.

Будучи исключением всего остального, изолятор – это отрицающее явление (dgag-pa, явление, познаваемое при отрицании), то есть достоверно познаваемое явление, когда опровергаемый объект явным образом исключается концептуальным познанием, которое его познаёт. Говоря точнее, это подразумевающее отрицающее явление (ma-yin dgag) – исключение всего остального, при котором звуки слова, которые явным образом исключили опровергаемый объект, «бросают в свой след» утверждающее явление и отрицающее явление – явным и неявным образом. Утверждающее явление (sgrub-pa) – это явление, установленное как достоверно познаваемое явление, без того чтобы опровергаемый объект был явным образом исключён звуками слов сделанного утверждения.

Чтобы понять, что имеется в виду под бросанием в след отрицания (bkag-shul), давайте рассмотрим подразумевающее отрицание «человек, о котором я думаю, – не женщина». В данном случае опровергаемый объект – «женщина». После того как звуки слов этого утверждения исключили, что я думаю о женщине, они явным образом «бросили в свой след» то, что я думаю о человеке (утверждающее явление) и что это не женщина (отрицающее явление). Неявным образом звуки слов этого утверждения «бросили в свой след» то, что я думаю о мужчине, потому что я думаю о человеке.

При концептуальном познании человека категория «человек» возникает в познании как ментальный изолятор «ничто иное, кроме как человек». Это подразумевающее отрицающее явление, которое явным образом оставляет в своём «следе» ментальную видимость (snang-ba) человека и то, что это не что иное, кроме как человек; неявным образом оно оставляет в своём следе человека. Ментальная видимость человека – это статичное ментальное представление о человеке. Оно ничего не делает. Поскольку это неизменяющееся явление, у него нет собственной формы. Тем не менее, в концептуальном познании возникает некоторая ментальная форма – и в том случае, когда концептуальное познание происходит при зрительном восприятии человека, и в том случае, когда мы просто думаем о нём. Поскольку у человека тоже нет формы и он существует как приписывание, например, на основе тела, статичное ментальное представление о человеке может принимать ментальную форму тела, на основе которого он приписан, или ментальную форму звука его или её голоса, а также это может быть ментальный звук голоса этого человека. На самом деле человек (личность) не может быть познан и не может появиться в уме отдельно от тела или голоса, на основе которого он приписан. Давайте снова рассмотрим человека просто как приписывание на основе тела.

Ментальная форма, возникающая в концептуальном познании, – это форма концептуально подразумеваемого объекта (zhen-yul). Это ментальная голограмма (rnam-pa) формы тела человека как общепринятого объекта, а также человека как явления-приписывания на этой основе для приписывания (gdags-gzhi). Этот концептуально подразумеваемый объект – нестатичная объективная сущность, и он, в свою очередь, служит основой для приписывания трёх метафизических сущностей – (1) категории «человек» («личность»), (2) ментального изолятора «ничто иное, кроме как человек», и (3) ментальной видимости человека (ментального представления).

Весь «пакет», включающий эти три статичных явления и нестатичный концептуально подразумеваемый объект, представляет собой умственное обозначение, или ярлык (btags). Выше мы называли его «концептуальным пакетом». Чтобы упростить, умственное обозначение часто сводят просто к категории. 

Основа для обозначения

Основа для обозначения (gdags-gzhi) концептуального «пакета» человека (личности) – общепринятый человек как явление-приписывание, основанное на теле как общепринятом объекте. При этом тело может присутствовать или отсутствовать, и, даже если оно присутствует, мы можем видеть или не видеть его. Обратите внимание, что в тибетском основа для приписывания и основа для обозначения называются одним и тем же термином.

Категория, возникающая как ментальный изолятор, полупрозрачная. Через неё ментальное сознание познаёт (наполовину неясно) «заброшенное» явным образом ментальное представление, приписанное на основе ментальной голограммы концептуально подразумеваемого объекта, который служит основой для приписывания этого ментального представления и форму которого это ментальное представление принимает. Ментальная голограмма концептуально подразумеваемого объекта полностью прозрачная.

Если основа для обозначения присутствует и познаётся отдельным сенсорным неконцептуальным познанием, сопровождающим концептуальное познание, то концептуальное познание обозначает эту основу концептуальным «пакетом» и познаёт её наполовину неясно, через концептуальный «пакет». Из-за этого основа для обозначения, в нашем случае – человек (личность) как общепринятый объект, приписанный на основе тела как общепринятого объекта, познаётся не так ярко, как в случае, когда мы просто видим человека. Посредством концептуально подразумеваемого объекта, концептуальный «пакет» ментально обозначает общепринятого человека как конкретного члена категории «человек» («личность»).

Соотносимый объект умственного обозначения

Как уже говорилось выше, будучи подразумевающим отрицанием, ментальный изолятор явным образом «бросает в след» отрицания статичное ментальное представление о члене категории, например ментальное представление о человеке. Неявным образом он «бросает» человека, который не возникает в концептуальном познании. Этот неявным образом «вброшенный» человек – соотносимый объект (btags-chos) умственного обозначения. Это то, к чему относится концептуальный «пакет» (концепция) человека, основанный на человеке как на общепринятом объекте, который приписан на основе тела и служит основой для обозначения.

Видимость человека как общепринятого объекта, приписанного на основе тела как общепринятого объекта, который мы видим и который служит основой для обозначения человека – это условная истина (kun-rdzob bden-pa). Она кажется самодоказанной (rang-bzhin-gyis grub-pa) в силу своей самодоказывающей природы (rang-bzhin) и определяющей характерной черты, которые могут быть обнаружены в основе для приписывания человека, то есть в теле. Точно так же все составляющие концептуального «пакета», которым обозначена эта основа, тоже кажутся самодоказанными.

Соотносимая «вещь»

Соотносимая вещь (btags-don) – это настоящий самодоказанный соотносимый объект, который можно обнаружить с помощью анализа и который служит фокальной опорой (dmigs-rten), «подпирающей» и поддерживающей соотносимый объект. Прасангика опровергает существование такой соотносимой «вещи» даже на условном уровне.

Три компонента умственного обозначения: краткий итог

Таким образом, три основных компонента умственного обозначения:

  • умственное обозначение,
  • основа для обозначения,
  • соотносимый объект (объект, соотносимый с умственным обозначением).

Личность существует как приписывание на основе тела. Этот факт не зависит от того, видим мы человека неконцептуальным сенсорным познанием или размышляем о нём с помощью концептуального ментального познания. Однако при концептуальном познании человека умственное обозначение присваивается конкретному индивидуальному человеку, который служит основой для обозначения.

Умственное обозначение – «пакет», включающий концептуально подразумеваемого человека как явление-приписывание на основе концептуально подразумеваемого тела, а также то, что приписано на основе этого концептуально подразумеваемого человека:

  • статичное ментальное представление о человеке, которое принимает форму концептуально подразумеваемого тела;
  • статичный ментальный изолятор («ничто иное, кроме как член категории “человек”»), который определяет это представление как то, что этот изолятор «забрасывает» явным образом;
  • статичная категория человека, которая возникает в уме как этот ментальный изолятор. 

Обратите внимание, что форма тела, присутствующая в этой ментальной голограмме, может соответствовать форме, которую мы видим, когда человек находится перед нами, но также это может быть произвольная форма того, как выглядит тело этого человека, которая просто представляет этого человека в нашем мышлении, когда он или она отсутствует. Даже если форма ментальной голограммы соответствует форме, которую мы видим, видимая форма не является фокальным объектом, вызывающим концептуальное познание. 

Объект, соотносимый с умственным обозначением категорией «человек», которая присвоена на основе конкретного индивидуального человека, – это сам конкретный индивидуальный человек как член категории «человек». Если описывать это в технических тонкостях, соотносимый объект (условный человек) – это то, что ментальный изолятор (изолятор, определяющий индивидуальный объект) неявным образом «бросает в свой след», после того как он исключил все остальные члены категории «человек». Говоря в более общих терминах, объект, соотносимый с нашей концепцией о Мэри, когда мы проецируем эту концепцию на Мэри просто как на человека, – это Мэри как кто-то, на кого ссылается наша концепция о Мэри.

Таким образом, умственное обозначение интерполирует (sgro-’dogs, проецирует) на самого человека статус члена категории «человек». Однако умственное обозначение не создаёт человека. Человек существует в силу приписывания на основе тела, независимо от того, обозначен ли он как член категории «человек».

  • Интерполяция означает добавление, или проецирование, чего-либо дополнительного, чего там естественным образом нет, подобно тому как стрелу украшают пером.

Итак, существование объекта, соотносимого с умственным обозначением, нельзя доказать с помощью утверждающего явления (sgrub-pa).

  • Утверждающее явление – это явление, которое определяется через установление, или доказательство (например, что-либо существует в силу того, что у него есть обнаружимая определяющая характерная черта или в силу того, что оно является обнаружимой соотносимой вещью (btags-don)), при котором отрицаемый объект не исключается явным образом звуками, которые выражают это утверждение.
  • Обратите внимание, что «установленный» («доказанный») (grub-pa) и «утверждающее явление» (sgrub-pa) – это формы одного и того же тибетского слова. 

О соотносимом объекте можно говорить только с точки зрения подразумевающего отрицающего объекта, и его нельзя установить как утверждающий объект. Однако это не означает, что его можно установить как отрицающий объект. Это просто то, что неявным образом «брошено в след» отрицающего объекта «ничто иное, кроме как член категории». Соотносимый объект – это то, что остаётся, когда мы концептуально исключили всё остальное, кроме соотносимого объекта.

Top