Доктринальное цепляние за личность

Другие языки

Повторение 

Мы говорили о неправильном восприятии и в частности размышляли о неправильном восприятии «я», личности, которое касается и нас самих, и других. Оно заключается в том, что мы считаем «я» отличным от тела и ума. Как «я» связано с телом и умом? Мы можем представлять и чувствовать – хотя это ошибочно, – что «я» живёт внутри тела, в нашей голове, как будто это его дом.

Мы также можем считать, что «я» обладает нашим телом, управляет им и использует его, как будто оно сидит за панелью управления перед экраном и в наушниках, получая информацию через органы чувств и принимая все решения. Мы думаем: «Что мне сейчас сделать? Что мне сейчас сказать?» – а затем нажимаем на кнопки, наши руки двигаются, а наш рот произносит слова. Мы думаем: «Уже утро, мне нужно подняться с кровати. Прозвенел будильник, мне пора на работу», как будто внутри тела сидит «я», которое должно нажать на кнопку и вытащить тело из кровати. Это неправильное воззрение, но именно так мы себе это представляем.

Это очень интересно проанализировать, потому что обычно у нас действительно возникают подобные чувства. Например, одна женщина предложила свой аргумент по поводу права на аборт: «Это моё тело. Оно принадлежит мне, и я могу делать с ним всё, что мне нравится. Это мой выбор». На чём это основано? Сейчас мы не говорим о том, правильно или неправильно совершать аборт, а лишь о нашем отношении к телу: иногда мы считаем его своей собственностью и думаем, что оно «моё», как будто существует «я», отдельное от тела, которое может делать с ним всё, что нравится этому «я».

Возможно, кто-то научил нас такому отношению к себе, к своему телу, к своей взаимосвязи с телом, но это чувство и это убеждение также могут возникать самопроизвольно. Однако это неправильное восприятие. Правильное восприятие подразумевает, что существует личность, «я», но эта личность приписана на основе тела, ума и так далее, это не отдельная сущность. Тело меняется от момента к моменту, и его возраст также меняется от момента к моменту. Точно так же, поскольку меняется тело, ум, чувства и в разные моменты времени мы осознаём вещи по-разному и совершаем разные действия, наше «я» также меняется. Оно не отдельно от всего этого. Это не отдельная сущность, которая находится внутри тела и всего остального.

Цепляние за невозможное «я»

Мы говорили о разных типах неправильного восприятия и сейчас можем сопоставить некоторые из них. У всех нас есть так называемое цепляние за невозможную личность, или за невозможное «я». Это цепляние может быть доктринальным и самопроизвольно возникающим. Когда в буддизме говорится о доктринальном цеплянии за невозможное «я», речь идёт об определённых представлениях о «я», которые мы изучили и приняли, а именно о представлениях небуддийских индийских философских систем.

Небуддийское индийское учение об атмане

Индийские философские и религиозные системы говорят об атмане. Я думаю, самое близкое по смыслу слово, которое можно использовать для перевода этого термина, – «душа». Это душа, которая переходит из одной жизни в другую. Мы вряд ли будем естественным образом думать, что у нас есть душа, которая переходит из жизни в жизнь, но нас могут этому научить. У такой души есть определённые характеристики, и в данном случае они идут «в одном флаконе». Когда я говорю «в одном флаконе», я имею в виду, что это три определённые характеристики, которые рассматриваются вместе.

Одна из характеристик души – неизменность. Речь не идёт о том, что она вечная, потому что с буддийской точки зрения у ментального континуума также нет ни начала, ни конца. Даже у условного «я» нет ни начала, ни конца, но речь не об этом. Имеется в виду «я», которое не меняется от момента к моменту, всё время оставаясь одним и тем же. Это означает, что на личность ничто не влияет. Она подобно чемодану, который движется на конвейерной ленте на протяжении времени, начиная с детства и до старости, а также переходит из одного тела в другое.

Душа лишена частей – вот что имеется в виду, когда говорят, что она «единична». Она монолитна, лишена частей. Она или размером со вселенную, как в воззрении: «Атман – это Брахман. Я вся вселенная», или подобна очень маленькой искре жизни или чему-то подобному. Но в любом случае эта характеристика предполагает, что она лишена частей и монолитна.

Третья характеристика души – её способность существовать отдельно от тела и ума, и здесь речь идёт о состоянии освобождения. То есть она попадает в тело и остаётся постоянной. Она лишена частей, живёт в теле, управляет им, использует его, а затем переходит в другое тело, и так до тех пор, пока она не освобождается от перерождений, после чего она существует отдельно и самостоятельно.

Доктринальное цепляние

Буддизм проводит здесь некоторые разграничения, которые могут быть не очень понятными, поэтому позвольте мне объяснить это немного подробнее.

Мы уже упоминали некоторые из аспектов невозможной души, когда обсуждали неправильное восприятие. В частности, мы говорили о восприятии изменчивых явлений как неизменных – о восприятии «я» как неизменной сущности, которая всегда остаётся одинаковой и на которую ничто не влияет. Мы можем верить в то, что мы существуем таким образом потому, что нас этому научили, но мы также можем чувствовать это автоматически. То же самое касается и веры в то, что мы можем продолжать существовать без тела после смерти.

Возможно, мы приняли эту идею из христианской или какой-либо другой религиозной системы, где также говорится о душе с некоторыми из этих качеств, то есть нас этому научили. Подобные убеждения могут приводить ко множеству беспокоящих эмоций. Однако, когда мы говорим о доктринальном цеплянии за невозможное «я», речь идёт о личности, обладающей всеми тремя упомянутыми качествами невозможного «я», о котором говорится в небуддийских индийских системах. Этому нас должны были научить: вера в душу, наделённую всеми тремя качествами, не может возникнуть самопроизвольно.

Будда изначально учил индийскую аудиторию, поэтому он опровергал неправильное учение об атмане, или душе, которое было характерно для той аудитории. Однако отдельные качества этой души могут упоминаться и в неиндийских религиях и философиях. Если мы знаем, к чему относится данный буддийский термин, мы не запутаемся в том, что может возникать самопроизвольно, чему нас могли научить и так далее.

Но что тогда переходит из жизни в жизнь, ведь в буддизме также говорится о перерождении? Я не эксперт в христианской теологии, но я уверен, что в самом христианстве есть много разных точек зрения на природу души. Буддизм, однако, не согласится с христианским утверждением о том, что душа создана Богом. Не знаю, говорится ли в христианстве, что душа становится вечной после сотворения и что она не меняется даже после этой жизни и перерождается лишь один раз – или в раю, или в аду. Это другие утверждения, которые с буддийской точки зрения, вероятно, нужно опровергнуть.

Я затрагиваю все эти темы, потому что у нас, у западных людей, часто возникает недопонимание, когда мы изучаем этот материал. На основе неправильного воззрения на природу «я» может возникать множество беспокоящих эмоций, но доктринальное цепляние за невозможное «я» связано только с воззрением, которое преподаётся в небуддийских индийских системах, таких как индуизм и джайнизм. 

Возможно, мы возразим: «Я не изучал ни индуизм, ни джайнизм, поэтому как это может быть актуальным для меня? Я в это не верю, никогда об этом не слышал, поэтому зачем в буддийском объяснении этапов пути говорится, что мне нужно избавиться от доктринально обусловленного неправильного воззрения?» Тем не менее, каждое из качеств души, о которых говорится в учении индуизма и джайнизма, основано на том или ином типе неправильного восприятия. Если мы посмотрим на нашу собственную концепцию души или на нашу веру в отсутствие души (если мы считаем, что после смерти мы станем ничем), мы можем обнаружить другие типы ошибочного восприятия. В буддизме обсуждаются все возможные ошибочные концепции – не только те, которые появились в Древней Индии.

Возникает вопрос: «Кем я себя считаю? Душой, телом, умом, чем-либо ещё? Что такое “я”? На чём основан мой эгоизм, из-за которого я хочу всегда быть первым и получать желаемое, из-за которого я считаю себя самым важным и считаю, что я должен быть самым важным в жизни другого человека?» Какие качества есть у такого «я»?

Если мы верим в подобное прочное «я», у нас возникает чувство: «Всё всегда должно быть по-моему». Возникает цепляние, жадность, привязанность и так далее. Если мы не получаем желаемого, возникает гнев. Также мы чувствуем ревность: «Ты не любишь меня, но любишь кого-то другого», или высокомерие: «Я такой замечательный», или нерешительное колебание: «Что мне выбрать? Здесь 150 хлопьев на завтрак. Какие из них сделают меня счастливым?» – я хочу сделать правильный выбор, который сделает «меня» счастливым. «Какой купить компьютер или мобильный телефон?» Перед нами тысячи вариантов выбора, и мы хотим найти то, что подходит «мне». Но что это за «я»?

Вопросы по поводу личности 

В христианстве мы хотим, чтобы у нас было этичное «я», которое не стремится иметь слишком много вещей. В чём же здесь смысл? Все духовные пути предполагают борьбу с эгоизмом.

Это правда, но вопрос в том, достаточно ли мы опровергаем, когда опровергаем ошибочные концепции по поводу «я». Другими словами, в других системах – и в самом буддизме тоже много систем – опровергаются некоторые характеристики, которые невозможны. Однако если мы не продвинулись достаточно глубоко и не смогли опровергнуть всё, что ошибочно, у нас может остаться тонкий эгоизм, который будет проявляться.

Например, мы можем быть чрезвычайно щедрыми и делать очень многое для какого-нибудь человека или для наших детей, и будет казаться, что мы не эгоистичны. Однако мы хотим, чтобы нас за это ценили и благодарили. Мы напоминаем человеку, что мы для него сделали: «Я сделал для тебя так много, а ты не ценишь». За нашей щедростью по-прежнему осталось чувство прочного «я», пусть даже мы не очень эгоистичны.

Кроме того, у нас может развиться комплекс мученика: «Я мученик, я святой, я так много делаю для мира», и так далее. Это превращается в самолюбование. Или наоборот: «Чтобы преодолеть свой эгоизм, мне нужно себя наказывать и истязать, потому что я плохой и эгоистичный». Конечно, с таким взглядом на вещи мы всё же можем быть очень щедрыми и можем помогать другим, но это по-прежнему очень беспокойное состояние ума. Мы по-прежнему думаем о прочном «я» – о виноватом, плохом «я». В качестве примера я привожу крайний случай, в то время как наши ложные концепции могут быть очень тонкими. 

Зачем нам опровергать атман?

Важно сказать, что мы не отрицаем условное «я». Мы можем называть его как угодно – душой или атманом – это неважно. Условное «я» существует, и буддизм этого не отрицает. В буддизме не говорится, что ничего не существует. Вопрос в том, как оно существует. Без чувства условного «я» у нас не будет мотивации ничего делать. Зачем тогда пытаться достичь просветления?

Правильное воззрение на условное «я» необходимо нам, чтобы жить. Мы встаём утром, одеваемся, зарабатываем на жизнь, заботимся о себе. Но нет ли у нас двойственности, ведь здесь присутствует «я», которое заботится о «себе», как если бы у нас было два разных «я»? Или: «Я не должен позволять себе быть эгоистичным», как если бы у нас было два «я» – судья или воспитатель и непослушное «я», которое нужно воспитывать. Такое воззрение очень невротично и приводит к чувству вины.

В психоанализе это называется суперэго.

Это суперэго является чем-то отдельным? Оно существует самом по себе? И у нас два «я» – «я» и суперэго? Это довольно странно.

В буддизме говорится о ментальных факторах. Все они включены в схему пяти совокупностей, которая классифицирует множество нестатичных компонентов, составляющих каждый момент нашего восприятия. Например, в одном моменте может присутствовать слуховое сознание, воспринимающее звук будильника; сам звук, который мы слышим; ментальный фактор чувства, которое возникает одновременно с этим (это может быть не очень счастливое чувство); ментальный фактор различения звука будильника, который отличает его от пения птиц или от звука машин за окном; это может сопровождаться ментальными факторами лени или гнева: «Я не хочу вставать», как будто существует «я», отдельное от всего этого, которое сейчас должно встать. Тем не менее, это восприятие также может сопровождаться ментальным фактором намерения встать и ментальным фактором дисциплины.

Здесь присутствует множество ментальных факторов, и таким образом можно описать происходящее в каждый последующий момент. В этом описании необязательно должно присутствовать отдельное «я», которое сидит за панелью управления и слышит звук будильника через наушники, а затем нажимает на кнопку дисциплины, дисциплина появляется, и мы думаем: «Я должен встать с кровати». Это не так.

Мы можем просто встать с кровати с правильным пониманием совокупностей, ментальных факторов и отсутствия отдельного «я». Мы просто делаем это, без всех этих ненужных мыслей: «А-а-а, я не хочу вставать», «Теперь “я” должен заставить “себя” встать», «Почему я? Почему мне всегда нужно вставать и идти на работу?» Всё это бесполезные мысли, которые обычно сопровождаются чувством несчастья.

Звук будильника переживается с несчастьем. Ну и что? «Хорошо, возможно, в этот момент возникло чувство несчастья. Это неважно. Я к этому не привязан, я с этим не отождествляюсь», и в следующий момент, благодаря привычке к дисциплине и наличию мотивации, мы встаём.

Где в этой ситуации «я»? Кто встал? Это был я, а не кто-то другой. Здесь присутствует личность, которая является приписыванием на основе континуума последовательных моментов, включающих множество изменяющихся компонентов, и это «я» функционирует. Не просто моё тело встало с кровати: я встал с кровати. И также это не две разные вещи, которые обе встали с кровати. «Моё тело встаёт, но я не хочу вставать», – это не так. Нам нужно на глубоком уровне проанализировать, почему мы чувствуем несчастье из-за того, что утром нам нужно вставать.

Вопросы и обсуждение реинкарнации 

Вы были знакомы с двумя реинкарнациями Серконга Ринпоче. Что во втором Серконге Ринпоче напоминает вам о первом? Что у них общего? Что в этом континууме подобно предыдущей реинкарнации?

Это очень большая тема. Нам нужно поговорить о континуумах, сначала в рамках одной жизни. Если посмотреть на континуум «я» или другого человека, например моего учителя Серконга Ринпоче, в его теле, скорее всего, не было ни одной клетки (я говорю про предыдущую реинкарнацию), которая оставалась той же самой на протяжении всей его жизни, с момента его рождения и до его смерти. Всё менялось. Это по-настоящему удивительно, если мы подумаем о том, сколько пищи входит в человека и сколько отходов выходит. Его тело менялось от момента к моменту, ничего не оставалось неизменным. Более того, количество знаний, которые у него были, изменялось от момента к моменту. Конечно, оно сильно отличалось, когда ему было 2 года и когда ему было 60.

Всё менялось, но существовала непрерывность, континуум. На основе чего существует непрерывность? Это очень большой вопрос, который анализируется и объясняется в буддизме на разных уровнях, более поверхностных и более глубоких. Когда он перестал быть ребёнком и стал взрослым, он превратился в кого-то другого? Нет. То же самое касается и двух жизней. Существует континуум, который продолжается от момента к моменту, ничто не остаётся одним и тем же. Индивидуальная личность приписана на основе этого континуума.

На чём этот континуум основан? На причинно-следственной связи. Это очень просто. Мы кладём пищу в рот, в следующий момент у нас появляется ощущение, как пища проходит вниз, в следующий момент уходит чувство голода и так далее. Это последовательность, основанная на причинно-следственной связи. Она работает, и «я» – всего лишь приписывание на основе этой последовательности.

Также на основе этого континуума приписаны различные привычки. Что такое привычка? «У меня есть привычка пить кофе» – что это такое? Я не пью кофе в каждый момент своей жизни, однако существует последовательность отдельных случаев, когда я пил кофе, и на основе этого мы говорим о привычке. Таким образом мы обобщаем отдельные случаи. Является ли привычка чем-то плотным? Можем ли мы её обнаружить? Нет. Существует ли она? Да. Есть ли у неё последствия? Да. Поскольку у меня есть привычка пить кофе, скорее всего, я выпью ещё одну чашку кофе завтра.

Если говорить о континууме, который продолжается из жизни в жизнь, как в случае с моим учителем Серконгом Ринпоче, что мы можем найти общего в двух его жизнях, помимо имени? Что именно продолжается непрерывно? Определённые привычки и склонности. Если посмотреть на историю нашего континуума, особенно в контексте множества жизней, мы увидим множество привычек и других вещей, но они не происходят одновременно. Когда мне было три года, у меня были привычки, которых сейчас у меня нет. Это очевидно. Когда я был маленьким ребёнком, у меня была привычка справлять нужду себе в штаны и размазывать пищу по лицу, потому что у меня не получалось положить её в свой рот. Когда я был младенцем, у меня были повторяющиеся привычки. Сейчас этих привычек нет, я этого больше не делаю (надеюсь). Если говорить о Серконге Ринпоче, некоторые из его привычек сходны с теми, которые были у него в прошлой жизни, например чувство юмора и так далее.

Мы можем возразить: «У многих людей есть чувство юмора. Это необязательно продолжается из прошлых жизней». Это правда. Однако меня убедило то, что он чувствовал близость с теми людьми, которых знал в прошлой жизни. Возможно, у нас был подобный опыт: мы встречаем человека и естественным образом возникает чувство, как будто мы знали его всегда. Мы автоматически считаем его близким человеком или, наоборот, автоматически чувствуем, что он чужой, и у нас возникает неприязнь.

Когда я впервые встретился с молодым Серконгом Ринпоче, ему было четыре года. Я приехал в Дхарамсалу, и, когда я вошёл в его комнату, его помощник спросил: «Ты знаешь, кто это?» Маленький мальчик ответил: «Не глупи. Конечно, я знаю, кто это». С самого начала он относился ко мне как к старому знакомому, с большой теплотой и близостью. Он не вёл себя так с другими людьми. А ведь он был четырёхлетним ребёнком! Четырёхлетний ребёнок не смог бы это подделать. Чувство близости осталось, такое же, как в прошлой жизни. Конечно, оно немного разное в разные моменты времени, ведь чувство близости тоже приписано на своём континууме. Но это меня убедило.

Конечно, у него также есть воспоминания из прошлой жизни. Однажды мы вместе смотрели видеозапись учения, которое он давал в прошлой жизни, и он сказал: «О, я помню, как я это говорил. Я помню, как я это делал». Нет никаких причин, почему он стал бы мне лгать.

Теперь давайте посмотрим на это с точки зрения объяснения Нагарджуны. Он тот же самый человек, совершенно идентичный тому, кем он был в прошлой жизни? Нет. Он совершенно другой? Нет. Это континуум, непрерывность. Есть ли что-либо плотное, что переходит из жизни в жизнь, подобно чемодану на конвейерной ленте? Нет. Существует ли континуум? Да, есть непрерывность. Так что это не одна и та же личность и не две разные личности, они не являются ни совершенно идентичными, ни полностью отличными и не связанными друг с другом. 

Почему некоторые из воспоминаний Ринпоче из прошлых жизней более ясные, а другие – менее ясные?

То же самое и с воспоминаниями из этой жизни. Вы помните всё, что вы ели в этой жизни? Вы помните каждое слово, которое сказали только что, и можете ли точно всё повторить?

Почему мы помним одно и не помним другое? Это сложный вопрос. Предполагаю, это зависит от нашей заинтересованности, от уровня нашего внимания и от того, присутствует ли в этот момент сильная эмоция. Если эмоция сильная, обычно мы лучше запоминаем. Что-то может напомнить нам о событиях прошлого, а в обратном случае мы можем о них не вспоминать.

Есть много факторов, почему мы запоминаем события: всё зависит от обстоятельств. То же самое с привычками. У нас много привычек, но не все привычки проявятся в следующей жизни. Некоторые проявятся, а некоторые нет. Всё зависит от обстоятельств. Если у меня была привычка есть манго, но я родился в стране, где манго нет, то я не буду есть манго и даже не буду об этом думать.

Ваше объяснение меня не убедило. Последние события из прошлой жизни Ринпоче должны были отпечататься глубже, потому что они самые свежие. Почему Ринпоче мог вспомнить одно из своих учений, но не самое последнее?

Мы не всегда помним самые свежие события. Одни вещи мы помним, а другие не помним. Это зависит от огромного множества факторов. Мы можем вспомнить стишок, который учили в детском саду, но не помним, куда вчера вечером положили ключи. Это очень сложный анализ, и очень непросто объяснить, почему мы помним одно, а не другое.

То есть это совершенно случайно?

Нет, мы не можем сказать, что мы вспоминаем что-либо случайно. Должны быть определённые условия. Молодой Серконг Ринпоче не помнил всего. Мы смотрели много разных видео с учениями предыдущего Серконга Ринпоче, но он вспомнил только одно из них, оно показалось ему немного более знакомым. Почему? Не знаю. Я не знаю, что происходило в его уме, когда он давал это учение. Ответить на ваш вопрос очень трудно, это то же самое, что: «Если у нас множество кармических потенциалов, накопленных в безначальных жизнях, и они могут привести к самым разным результатам, почему в данный момент созревает именно этот кармический потенциал, а не другой?» То же самое с воспоминаниями: почему мы вспоминаем одно, а не другое.

В буддизме говорится, что вещи не происходят вообще без причин, потому что тогда в любой момент могло бы произойти что угодно, и не было бы ни последовательности, ни смысла происходящего. Но это не так. Если всё зависит от обстоятельств, что это за обстоятельства? Возможно, я увидел вещь, похожую на что-то из моего прошлого. Возможно, на меня повлияли действия другого человека или погода. На это может повлиять множество самых разных вещей.

Почему мы запоминаем чьё-либо имя? Часто мы не можем вспомнить имя того или иного человека. Мы знаем его имя, мы знаем, что должны его знать, но просто не помним. Со мной такое часто происходит, и в таких случаях я по очереди произношу в своём уме буквы алфавита. Обычно это помогает мне вспомнить. Такая ситуация как раз была вчера. Я не мог вспомнить имя одного своего друга из Латвии и начал проходить по алфавиту, пока не дошёл до буквы «к». Это послужило триггером: «Ах да, его зовут Карлис». Разные обстоятельства могут помочь нам вспомнить то, что нам нужно, в моём случае обстоятельством послужило проговаривание про себя буквы «к». Мы можем создавать такие обстоятельства или это может произойти случайно, и мы вспомним, когда кого-нибудь или что-нибудь увидим.

В других ситуациях мне не нужно прибегать ни к какому особому методу, чтобы что-либо вспомнить, потому что моя привычка достаточно сильная. Сейчас, когда я вижу Массимо или Клаудию, мне не нужно проходить по буквам алфавита, чтобы вспомнить их имена. Однако я помню их имена благодаря определённому обстоятельству – благодаря тому, что во время этого семинара я вижу их каждый день. Но через год я могу забыть имя человека, который переводил мой семинар в Италии.

Другим фактором служит интерес. Однажды я четыре месяца жил в доме своего друга. Я каждый день пользовался там ванной, и однажды мы пошли покупать занавеску для душа и мой друг спросил: «Какого цвета должна быть занавеска? Что подойдёт к цвету стен?» Я понятия не имел, какого цвета были стены, хотя ходил в ванную каждый день. Потом мой друг спросил: «Какого цвета стены в твоей спальне?» Я тоже не знал, потому что это не было мне интересно. Я жил там последние несколько месяцев, но не имел ни малейшего представления о том, какого цвета там стены. Я никогда не обращал на это внимания, и поэтому как я мог это помнить?

Если что-либо для нас важно, мы это запоминаем, например, где мы припарковали машину. Если это кажется нам неважным и мы не помним, где припарковались, у нас появляются проблемы.

Если бы вы умерли сегодня вечером, вашим последним действием было то, что вы давали это учение. Почему бы вы не вспомнили это, когда стали двухлетним ребёнком?

Есть много обстоятельств. Мне пришлось бы снова учиться. Мой мозг – физическая опора – сначала был бы недостаточно развит. У меня не было бы достаточного знания языка, чтобы я смог повторить то, что говорю сейчас. Просто потому, что какое-либо событие произошло недавно, не означает, что я его помню. Вы можете вспомнить и слово в слово повторить всё, что вы только что сказали или что вы только что услышали? Большинство людей не могут этого сделать.

Это очень трудно. Для этого нужно очень сильное намерение. Например, переводчик должен помнить то, что человек только что сказал. Или если кто-нибудь попросит учителя: «Вы не могли бы это повторить? Я не понял», учителю было бы стыдно отвечать, что он не помнит, что он сам только что сказал. Чтобы повторить, нужно помнить. Так что мотивация может быть разной, и она очень важна.

Правильно ли я понял, что, встретив нынешнего Серконга Ринпоче, вы узнали некоторые из привычек его прошлого воплощения, но ничего, что касается его личности или характера?

Я не говорил, что не узнал ничего из его личности. Я сказал, что это континуум, но не континуум абсолютно всего. У него не тот же самый характер, но у меня тоже не тот же самый характер, который был в подростковом возрасте. Одни вещи похожи, другие отличаются.  

Такие вещи, как любовь или сострадание, должны постоянно присутствовать в жизни бодхисаттвы. Однако вы говорите, что в его континууме сохранились лишь последовательности причин и обстоятельств и ничего больше.

Да, всё зависит от причин и обстоятельств. Я пытался проиллюстрировать то, что, если я, например, встретил бы 100 человек с очень добрым характером, почему именно один из них, а не другой был бы продолжением предыдущей реинкарнации моего учителя? Просто потому, что у человека любящее сердце, не означает, что в прошлой жизни он был определённым человеком.

Случай с тулку – ламами-реинкарнациями – особый, потому что их действительно узнают и дают им имя предшественника, как минимум общее имя, например «Серконг». У них также есть личное имя, и оно отличается. Что бы произошло, если бы никто не узнал этого ребёнка, никто бы его не нашёл и я бы просто случайно его встретил? Было бы то же самое. Близкая связь по-прежнему бы сохранилась.

Я встречал в своей жизни несколько человек, с которыми мы сразу же чувствовали очень близкую связь. Однажды я преподавал в аудитории, где было 100 человек, но мой взгляд постоянно останавливался на одном человеке, который сидел в самом конце комнаты. Моё внимание возвращалось к нему снова и снова, а затем в конце учения он внезапно подошёл ко мне и начал разговор; мы очень быстро стали близкими друзьями.

Так было и с предыдущим Серконгом Ринпоче. Находясь в большой группе людей, он мог сказать: «Узнайте для меня имя вот того человека». И без сомнений, это были очень крепкие отношения. Нам необязательно знать, кем человек был в прошлой жизни и как его или её звали, но такие случаи бывают. Со мной они определённо происходили, и, возможно, у вас тоже был подобный опыт, когда мгновенно возникала дружба, чувство близости. Почему оно возникает? Из-за влечения? Потому что мы находим кого-то привлекательным? Необязательно.

С молодым Серконгом Ринпоче произошёл довольно невероятный случай. Он родился в долине Спити, на индийском склоне Гималаев. Предыдущий Серконг Ринпоче считался там почти что святым. Поскольку он возродил там буддизм, у всех в доме была его фотография. Молодой Серконг Ринпоче в возрасте полутора или двух лет, совсем недавно научившись говорить, подошёл к такой фотографии, показал на неё и сказал: «Это я!» 

Когда люди из дома его предшественника пришли в ту местность, чтобы найти новую реинкарнацию, маленький мальчик узнал одного из членов поисковой группы. Он бросился в его объятия и знал его имя. Кроме того, он очень хотел поехать с ними в Дхарамсалу. Как он мне потом рассказал, он чувствовал, что там был кто-то очень важный, с кем ему нужно было встретиться, и это был Его Святейшество Далай-лама. Когда он уехал из Спити в Дхарамсалу, ему было четыре года, но он никогда не просился к родителям и не плакал. Его родители вовсе не были жестокими, ужасными людьми; они были очень добрыми. Почему он так себя вёл?

Всё это вместе убедило меня в том, что он реинкарнация прежнего Серконга Ринпоче. Я очень много думал о перерождении. Я изучаю буддизм уже 45 лет. Тем не менее, именно эти события помогли мне окончательно определиться с ответом на вопрос, верю ли я в перерождение. Очень трудно обрести глубинную убеждённость в перерождении. Мы можем верить интеллектуально, но как насчёт эмоционального уровня? Это непросто, но я рассказал о том, что убедило меня. Является ли новый Серконг Ринпоче тем же самым человеком, полностью идентичным? Нет.

Резюме

Хорошо, давайте на сегодня закончим. Перед тем как разойтись, давайте проведём ещё несколько минут, пытаясь усвоить материал. Давайте постараемся восстановить его в памяти. Я предложу вам обстоятельства, при которых вам будет легче вспомнить, повторив основные моменты.

Мы говорили о пустотности. Затем о невозможном «я» и о том, что такой вещи нет. Нам может казаться, что оно существует, у нас может возникать такое чувство, но оно не соответствует действительности. Затем мы говорили о Серконге Ринпоче в двух его жизнях. У этих людей одно и то же имя. Но являются ли они одной и той же неизменной личностью, которая переходит из жизни в жизнь, не подверженная никакому влиянию, так что молодой Серконг Ринпоче должен мгновенно вспоминать каждое слово, которое он сказал в прошлой жизни? Нет, такой личности не существует. Он подвержен влиянию причин и обстоятельств: где он родился, кто его вырастил, всевозможных обстоятельств его жизни. Существует ли личность, Серконг Ринпоче, отдельный от всего этого, от этих двух тел? Нет. Если бы он существовал, то где бы находился? Существует ли Серконг Ринпоче, который жил внутри прежнего тела, а теперь живёт в новом теле? Нет, это невозможно.

Мы склонны так мыслить. «Кем “я” буду в “моей” следующей жизни?» – как будто существует Алекс, который потом переродится внутри собаки, например пуделя Фифи. Я просыпаюсь – и как в голливудском фильме: «Боже мой, я в теле пуделя!» – и все зовут меня Фифи и делают мне розовый маникюр. Всё происходит не так. Дело не в том, что существует прочное «я» из прошлой жизни, идентичное «я» из этой жизни, просто оказавшееся в другом теле. Это невозможно. 

Тогда мы не можем молиться Серконгу Ринпоче, потому что его больше нет?

Существует континуум. Этот стул не плотный и моё тело не плотное, но, тем не менее, я не проваливаюсь сквозь стул. Точно так же, хотя не существует прочного Серконга Ринпоче, который переходит из одной жизни в другую, подобно чемодану, движущемуся на конвейерной ленте, Серконгу Ринпоче можно молиться и это принесёт пользу. Шантидева говорил об этом с точки зрения накопления положительной силы благодаря молитвам Будде, который уже умер, или ступе. Существует континуум.

Вы могли бы объяснить точнее?

Мы могли бы говорить точнее, но мы ещё не полностью разобрали тему умственного обозначения. Нам нужно двигаться дальше и рассмотреть вопрос о том, как доказать, что существует «я», которое является обозначением на основе индивидуального континуума постоянно изменяющихся совокупностей.

Ваше объяснение реинкарнации кажется мне необычным. Теперь я понимаю, что не существует Серконга Ринпоче, который перерождается, а есть только отдельные части, очень маленькие части.

Перерождается нос?

Перерождается не Ринпоче, а очень маленькая часть его континуума?

Вы говорите, что Ринпоче как единое целое не перерождается? Что перерождается не целое, а лишь небольшая часть, привычка или нечто подобное? Нет. Обнаружимых привычек также не существует. Что такое привычка? Ни в привычке, ни в носу, ни в Серконге Ринпоче, ни в чём другом нет ничего обнаружимого и прочного, переходящего из одной жизни в другую. Помните наш пример привычки? «Я вчера пил кофе, я пью кофе сегодня, и я буду пить кофе завтра». Как мы всё это обобщаем? Мы говорим, что есть «привычка». Это не какая-то плотная вещь. То же самое касается и личности, которая продолжается из одной жизни в другую. Она индивидуальна, она существует, но она не существует как незыблемая вещь. Пожалуйста, подумайте об этом. 

[медитация]

Top