Самопроизвольно возникающее цепляние за личность

Другие языки

Повторение 

Понимание пустотности

Мы в общих чертах поговорили о понимании пустотности (пустоты). Мы увидели, что пустотность – это отсутствие невозможных способов существования. Одни невозможные способы существования характерны только для личности, а другие характерны для всех явлений, включая личность.

Из-за неосознавания, которое часто переводят как «неведение», мы или не знаем, как существуют вещи, или ошибочно верим, что наши проекции невозможных способов существования соответствуют действительности. Неосознавание определяется или как незнание, или как ошибочная убеждённость. Из-за неосознавания у нас возникают различные беспокоящие эмоции. 

Понимание пустотности предполагает понимание полного отсутствия чего-либо реального, к чему относились бы эти невозможные способы существования. Таких вещей нет, их никогда не было и не будет. Неконцептуально сосредотачиваясь на этом отсутствии снова и снова, мы постепенно перестаём верить в чепуху, которую проецирует наш ум, и постепенно он перестаёт её проецировать. Когда мы перестаём верить в невозможные способы существования, у нас перестают возникать беспокоящие эмоции. Мы избавляемся не только от беспокоящих эмоций, но и от беспокоящих состояний ума и так далее.

Когда наш ум перестанет проецировать всю эту чепуху, мы станем как будды: сможем видеть и понимать взаимосвязь всех вещей; причины и условия, влияющие на ситуацию каждого существа; последствия того, что мы дадим кому-либо те или иные наставления. Тогда мы сможем наилучшим образом помогать другим.

В целом, избавившись от неосознавания, то есть от незнания или от ошибочного знания, а также от склонностей, из-за которых оно возникает снова и снова, – мы достигнем освобождения. Это означает, что мы избавились от сансары – неуправляемого круговорота перерождений, который служит основой для переживания взлётов и падений, с которыми все мы сталкиваемся: иногда мы переживаем «страдание от страдания», то есть несчастье, а иногда – «страдание из-за перемен», то есть наше обыденное счастье, которое никогда не удовлетворяет нас полностью, заканчивается, приносит разочарование и так далее.

Однако после достижения освобождения у нас по-прежнему останутся привычки к неосознаванию, и избавиться от них можно только благодаря дальнейшему привыканию к неконцептуальному познанию пустотности. Именно эти привычки заставляют ум проецировать невозможные способы существования. Наш ум будет продолжать создавать проекции даже после того, как мы перестанем верить в то, что они соответствуют реальности. Достигнув состояния, в котором наш ум перестанет создавать эти проекции, мы достигнем просветления.  

Неосознавание причины беспокоящих эмоций

Также мы говорили о том, что, исследовав причины появления беспокоящих эмоций, таких как жадность, привязанность, гнев, враждебность, гордыня, зависть и так далее, – мы увидим, что они возникают из-за неосознавания, например из-за того, что мы верим в прочное «я», если говорить простыми словами. Что именно происходит? Мы чувствуем неуверенность по поводу прочного «я», и нам кажется, что нам нужно его обезопасить. Каким образом мы пытаемся это сделать? Нам кажется, что мы защитим прочное «я», если заполучим достаточно вещей, и чувствуем страстное желание, жадность и так далее. Например, чувствуя привязанность, мы не хотим лишаться того, что у нас есть, и надеемся, что таким образом мы сможем защитить своё «я». Конечно, это на самом деле не помогает. Или мы чувствуем гнев и враждебность: «Если бы я просто смог это уничтожить, избавиться от этого, я почувствовал бы себя в безопасности». Однако мы всё равно чувствуем угрозу; гнев не работает. Или мы завидуем и ревнуем: «Если бы я заполучил то, что есть у этого человека, это защитило бы моё “я”. Если бы этот человек любил меня, а не кого-то другого, я бы почувствовал себя уверенно». Это тоже не работает. Или мы чувствуем гордыню и высокомерие: «Если я раздую своё эго и буду считать себя самым лучшим, это сделает меня уверенным в себе». Но мы всегда подозреваем, что кто-нибудь другой может нас обставить, поэтому продолжаем чувствовать неуверенность: именно она обычно скрывается за высокомерием.

Всё это беспокоящие эмоции и состояния ума, то есть, согласно определению, состояния ума, которые, возникая, лишают нас внутреннего спокойствия и самообладания. Теряя самообладание, мы делаем и говорим всевозможные глупости. Это приводит лишь к новым проблемам. Например, мы говорим: «Не уходи, я не могу без тебя жить», и это лишь отпугивает другого человека.

Эти беспокоящие эмоции и состояния возникают из неосознавания реальности. Мы не осознаём, что наши проекции по поводу того, как мы существуем, не соответствуют действительности. Нам кажется, что они и есть реальность, то есть мы воспринимаем их неправильно.

Неправильное восприятие

Неосознавание и беспокоящие эмоции подпитываются неправильным восприятием, которое заключается в том, что наш ум создаёт проекции того, чего на самом деле не существует. Он проецирует на изменчивые явления то, что они неизменны. На непостоянные явления, которые рано или поздно закончатся, наш ум проецирует, что они будут длиться вечно. В отношении вещей, которые меняются от момента к моменту, он создаёт проекцию того, что они неизменны, стабильны и на них ничто не влияет. На ситуации, которые являются страданием и предполагают страдание, ошибочное восприятие проецирует, что это счастье (это вторая форма неправильного восприятия), а на нечистые вещи оно проецирует, что они чистые.

Слово «восприятие» в термине «неправильное восприятие» буквально означает «принятие в ум». Это проецирование того, что ошибочно, и принятие этого объекта в свой ум: мы обращаем на него внимание неправильным образом, принимая его за статичный, или чистый, или приносящий счастье.

Четвёртый тип неправильного восприятия – что существует «я», или личность, отдельная от совокупностей (от тела и ума), хотя на самом деле ничего подобного не существует. Есть вещи, которые отдельны от наших совокупностей и не привязаны к ним (например этот стол в тот момент, когда мы на него не смотрим), но это не касается личности, или «меня».

Доктринальное и самопроизвольно возникающее неправильное восприятие

Упомянутые типы неправильного восприятия могут быть доктринальными, и это предполагает, что мы научились им из какой-либо философской или религиозной системы или просто из рекламы. Также они могут быть самопроизвольно возникающими. Хотя четыре типа неправильного восприятия не считаются беспокоящими эмоциями, потому что сами эмоции, в отличие от них, не создают проекций, тем не менее, у четырёх типов неправильного восприятия тоже есть доктринальный и самопроизвольный аспекты.

Избавившись от доктринальных беспокоящих эмоций, мы также избавимся от доктринального неправильного восприятия. И точно так же, избавившись от самопроизвольно возникающих беспокоящих эмоций, мы также избавимся и от самопроизвольно возникающего неправильного восприятия. 

Беспокоящие эмоции возникают в силу трёх причин. Это неправильное восприятие, склонность или привычка чувствовать ту или иную беспокоящую эмоцию и встреча с объектом, который может стимулировать беспокоящую эмоцию, – с человеком или вещью, вызывающими чувство жадности, привязанности или враждебности. Также они возникают потому, что мы не используем противодействующие силы, которые могли бы предотвратить возникновение этих беспокоящих эмоций. Однако коренная причина – неосознавание. Избавившись от неосознавания, мы избавимся от всех беспокоящих эмоций, а также от неправильного восприятия.

Цепляние за невозможную личность

Мы начали обсуждать неосознавание того, как существует личность. У него также есть доктринальная и самопроизвольно возникающая формы. Оба типа неосознавания приводят к тому, что обычно переводят как «цепляние за “я”». Это цепляние за невозможную душу личности, и у самого цепляния также есть обе формы. Если трактовать его просто как цепляние за личность в целом и не уточнить, что это цепляние за такую личность, которая не может существовать, – очень легко впасть в крайность нигилизма. Мы не отрицаем существование личности: мы отрицаем или опровергаем невозможную личность, невозможную душу.

Сначала мы избавляемся от доктринального цепляния за невозможное «я». В буддизме говорится конкретно о неправильном взгляде на душу (атман), который преподаётся в различных небуддийских индийских системах. Это душа, или личность, или «я» с определёнными качествами, в отношении которых у нас возникает неправильное восприятие.

Нам кажется, что существует статичное «я», то есть оно не меняется от момента к моменту и всегда остаётся одним и тем же, на него ничто не влияет. Также нам кажется, что оно монолитно и лишено частей, и при этом оно или размером со вселенную, или подобно крошечной искре жизни. Кроме того, оно представляется нам отдельной сущностью, которая перерождается и входит в тело и ум (здесь есть разные интерпретации, например, она сама по себе может обладать или не обладать сознанием), в следующем перерождении перемещается в другое тело и ум, а после освобождения существует отдельно от тела и ума. Пока человек жив, его «я» живёт в теле и уме, владеет и распоряжается ими, как будто нажимая на кнопки, а затем оно переходит или в следующее рождение, или в освобождённое состояние. 

В буддизме отрицается именно такая душа, обладающая всем набором упомянутых качеств. Кто-то должен научить нас, что душа существует таким образом: вера в такую душу не появится самопроизвольно. Мы также говорили о том, что в наших западных философских и религиозных системах может не быть учения о душе со всеми этими качествами, но мы можем верить в душу, наделённую некоторыми из этих качеств. Чтобы опровергнуть существование такой души, нужно опровергнуть различные типы неправильного восприятия. Таким образом, в буддизме говорится не только об ошибочных взглядах индийских религиозных систем. С помощью логики мы можем понять, что душа, наделённая любыми из этих качеств, не может существовать. Полностью убедившись в том, что это невозможно, мы сосредотачиваемся на пустотности, чтобы «отсечь» ошибочное воззрение, осознавая, что «ничего подобного не существует».

Мы говорили о том, что буддизм признаёт существование личности, которая меняется от момента к моменту и находится под влиянием различных вещей. Она вечная, у неё нет ни начала, ни конца, и она индивидуальная. Однако эта личность меняется от момента к моменту и на неё влияют причины и условия. Это не какая-то вещь, которую можно отделить от континуума тела и ума: это приписывание на основе индивидуального континуума тела, ума, эмоций и так далее. Такая личность продолжает существовать как приписывание из жизни в жизнь и даже после освобождения и просветления.

Я часто использую в качестве примера фильм, например «Звёздные войны». У нас есть континуум разных сцен, которые сменяют друг друга. Мы говорим не о пластиковой киноленте, а о том процессе, когда мы смотрим фильм. Мы видим одну сцену за другой. Всё постоянно меняется, ничто не остаётся одним и тем же на протяжении всего фильма, и всё это вместе как единое целое мы называем «Звёздными войнами». «Звёздные войны» – не просто один мельчайший момент. Мы не видим весь фильм одновременно. Тем не менее, фильм «Звёздные войны» существует: это приписывание на основе континуума всех сцен.

Что мы смотрим, когда смотрим ту или иную сцену? Мы смотрим «Звёздные войны». Мы видим весь фильм одновременно? Нет. «Звёздные войны» – это только название? Нет, это не просто название, а то, к чему название относится. Где находятся «Звёздные войны»? Это не одна сцена и не всё одновременно, потому что мы не видим весь фильм одновременно в один момент. Тем не менее, фильм «Звёздные войны» существует. Условное «я» подобно фильму.

Когда мы говорим: «Я себя знаю. Вот я» – это относится к одному мельчайшему моменту? Или ко всей нашей жизни? Может ли человек познать всю свою жизнь в один момент? Нет. Может быть, я просто слово «я» или имя «Алекс»? Нет. Имя к чему-то относится, оно относится к человеку, к личности, которая обозначена на основе континуума тела, ума, чувств, опыта и так далее.

Поскольку основа для обозначения «я» меняется от момента к моменту, «я» тоже меняется от момента к моменту. Оно нестатично. У личности есть части, потому что у основы для её обозначения есть части. В любой момент времени присутствует тело, ум, эмоции и так далее. Также у личности есть части с точки зрения времени, и все они служат основой для обозначения «я»: молодой Алекс, Алекс средних лет и так далее. Кроме того, у нас есть социальная жизнь, академическая жизнь, спортивная жизнь и так далее. Это тоже части. Личность не монолитна, не как в упрощённом изображении Тинтина в комиксах: Тинтин в Тибете, Тинтин в Египте, Тинтин в Швейцарии – и всё это один и тот же неизменный и не состоящий из частей Тинтин. Дело не в том, что существует прочный Алекс, неизменный, всегда один и тот же, лишённый частей, который просто оказывается в разных ситуациях. В каждый момент и в каждой ситуации «я» будет разным, хотя и не полностью несвязанным, конечно. Существует континуум. 

Мы говорили о доктринальном невозможном «я», которому мы могли научиться из какой-либо философской или религиозной системы. Также существует самопроизвольно возникающее невозможное «я». Перед тем как мы его рассмотрим, давайте поразмышляем над тем, что я только что объяснил.

[медитация]

Самопроизвольно возникающее цепляние за невозможное «я»

Из-за самопроизвольно возникающего цепляния за невозможное «я» мы верим, что существует так называемое самодостаточно познаваемое «я». Это «я», которое можно познать само по себе, отдельно от основы для обозначения, которую мы познаём до него, а затем одновременно с ним. Я это объясню. «Самодостаточно познаваемое» означает, что для познания этого объекта достаточно просто познать сам объект: нам не требуется познавать что-либо ещё, например основу для обозначения. Самодостаточно познаваемая личность буквально называется «личность, которая может стоять на своих ногах», сама по себе. Цепляние за личность, существующую таким невозможным образом, возникает самопроизвольно, и это означает, что никто не должен нас этому учить. Это происходит даже у собаки.

Например, что я вижу, когда смотрю сюда? Мне кажется, что я вижу Массимо. Мне не кажется, что я сначала вижу тело, а затем на основе тела вижу одновременно тело и явление-приписывание – личность, Массимо. Нет. Мне просто кажется, что я вижу Массимо. Вот Клаудия. Я знаком с Клаудией. Когда я говорю, что знаю её, что именно я знаю? Я знаю её ум? Как она выглядит? Разговаривая с ней по телефону, я думаю: «Я разговариваю с Клаудией», «Я слышу Клаудию». Что именно я слышу? Я не слышу Клаудию саму по себе, я слышу голос. Я даже слышу не голос, а вибрацию каких-то электронных устройств, а голос человека я слышу как приписывание на этой основе. Далее, на этой основе я слышу Клаудию, тоже как приписывание. Но мне кажется, что я разговариваю с Клаудией и слышу Клаудию. Мне кажется, что Клаудия – самодостаточно познаваемая личность, и я считаю, что эта обманчивая видимость соответствует действительности.

Другими словами, когда мы познаём человека, думаем о человеке или видим его, основа для его обозначения должна возникнуть в нашем познании до этого и присутствовать там на протяжении всего процесса познания человека. Тем не менее, нам кажется, что мы просто видим человека. Когда мы начинаем анализировать и осознавать, что цепляемся за невозможное существование личности, мы обнаруживаем, что из-за этого возникают всевозможные беспокоящие мысли и эмоции: «Бедный я, никто меня не любит». О чём мы думаем – о теле, об уме? Мы просто думаем обо «мне». «Я хочу, чтобы ты любила именно меня – не мои деньги, не мою внешность, не моё тело, не мой ум. Я хочу, чтобы ты любила меня самого», – как будто существует «я», которое можно полюбить отдельно, само по себе, независимо от всех этих вещей. Нам не просто кажется, что «я» существует отдельно от всего остального: нам также кажется, что его можно познать или, например, полюбить отдельно. Я использую в качестве примера идею о том, что человека можно полюбить отдельно от его тела, ума, собственности, чувства юмора и так далее. Мы говорим: «Я хочу, чтобы ты любил меня самого».

«Ты не знаешь настоящего меня, ты знаешь только мои книги», – как будто существует настоящее «я», которое можно познать отдельно от всего этого. Забавно, не так ли? Иногда это становится ещё немного сложнее: «Настоящий я – это мои эмоции, а не моя работа». Мы выделяем только один аспект. Здесь может быть много вариаций. Это проистекает из ещё одного ошибочного воззрения о том, что настоящее «я» может быть познано только на основе определённых аспектов, в то время как другие аспекты – это не настоящее «я». Это самопроизвольно возникающая форма цепляния за невозможное «я».

Давайте попробуем это увидеть и понять. Обычно пустотность обсуждается в терминах отсутствия невозможного «я». Такое «я» полностью отсутствует, потому что такой вещи не может быть. Из этого следует очень многое. Часто мы говорим, что любим человека, но это основано лишь на нескольких немногочисленных аспектах. Обычно мы преувеличиваем хорошие качества и даже не задумываемся о плохих. Нам кажется, что достаточно знать человека только с точки зрения одного незначительного аспекта, и тогда возникает неправильное восприятие: «Это невероятно», хотя весь человек в целом может быть более чем обычным. Это как с мышлением: «Сегодня я сам не свой», «Ты не был собой». Давайте об этом поразмышляем.

Вопросы 

Посоветуйте, как привнести осознавание этого в повседневную жизнь.

Мой совет – осознавать, что это чепуха, например, когда мы находимся в отношениях с другим человеком и думаем: «Я хочу, чтобы любили именно меня, а не все эти качества». Такое мышление не соответствует реальности, потому что такого «я» не существует. Если кто-то меня любит, «меня» можно познавать только на основе моего характера, моего материального состояния, моих достижений, моего тела и всего остального. В этом нет ничего неправильного. Это должно происходить именно на этой основе, потому что это не может происходить никак иначе. 

Далее, если я кого-нибудь люблю, я не могу любить просто самого человека, хотя мне может казаться: «Я люблю именно тебя, я хочу тебя». Мы имеем дело со всем человеком в целом – с его или её сильными чертами, слабыми чертами, семейными отношениями, интеллектом и физической силой. Мы получаем весь комплект и не можем любить просто человека. Однако часто мы склонны это отрицать и не иметь дело с некоторыми аспектами, которые кажутся нам непривлекательными; мы их игнорируем. Но их нельзя игнорировать, потому что они идут в комплекте со всем остальным. Не существует отдельного «я», которое можно полюбить независимо от всего этого. Наши отношения будут более реалистичными, если мы любим всю основу для обозначения.

Как я знаю, некоторые из вас практикуют программу «Тара Рокпа», в которой нужно пересматривать всю свою жизнь, начиная с настоящего момента и до как можно более раннего возраста, потом обратно в настоящее и обратно в прошлое. Я не практиковал эту программу, но предполагаю, что она помогает осознать нестатичность – то, что мы меняемся и на нас очень многое влияет. В контексте того, о чём мы говорили, мы также можем осознать, что «я» – приписывание на основе всей этой личной истории, и не существует личности, которую можно было бы познать отдельно от всего этого и которая функционировала бы сама по себе. Такая тренировка может помочь нам интегрировать всё наше прошлое, всё, что мы изучали, всех людей, которых встречали, весь свой опыт взаимодействия с ними, который повлиял и нас, и на них. 

Я понимаю, что «я» – это не один момент, что мы не видим весь фильм в одно мгновение, потому что это невозможно. Но что тогда остаётся? Что такое «я»? Я понимаю, чем оно не является, но не понимаю, чем оно является. Мой второй вопрос касается самопроизвольно возникающего неправильного восприятия невозможного «я». Почему оно возникает самопроизвольно? Должна же быть причина, почему оно возникает самопроизвольно.

Прежде всего, у нас остаётся «я», которое существует как приписывание на огромной основе постоянно меняющихся пяти совокупностей и которое можно познать только на основе этих совокупностей. Если углубиться в ваш вопрос, это подведёт нас к следующей теме – к пустотности всех явлений, и только в контексте этой темы можно ответить на ваш вопрос о том, что у нас остаётся и можно ли разобрать это на ещё более тонком и глубоком уровне.

Почему происходит самопроизвольное цепляние за невозможное «я»? Я уже говорил об этом, когда упоминал причины неправильного восприятия – привычка, склонность, влияние других людей, влияние неживых объектов, например телефона, когда мы только слышим голос человека, но не видим его. Это ужасно: наш ум создаём подобные ложные видимости с безначальных времён, и наша привычка очень глубоко укоренилась. У каждой предшествующей причины есть группа собственных предшествующих причин. 

Не странно ли всё это?

Да, это странно. Это безначальная сансара.

В примере с отношениями вы говорили, что мы хотим, чтобы какой-нибудь человек проявил к нам любовь определённым образом, и у нас есть определённые ожидания о том, каким должен быть этот человек. Я думаю, большую часть времени это не так. Мы стараемся видеть человека целостным, и в этом случае мы осознаём и принимаем «весь комплект» другого человека с его сильными и слабыми сторонами и понимаем, что он может меняться день ото дня. Мне не кажется, что у нас есть образ другого человека, в котором мы выделяем одни качества, а не другие, постоянно заблуждаясь. Большую часть времени в отношениях с нашими друзьями и партнёрами мы спонтанно видим все аспекты других людей и не выделяем аспекты, которые нам нравятся, игнорируя те, которые нам не нравятся.

Если вам это удаётся – прекрасно. Однако, я думаю, у большинства из нас бывают ситуации, когда что-то происходит и мы думаем: «Как ты мог так поступить! Ты меня подвёл», и чувствуем раздражение и злость. Мы думаем только об одном аспекте другого человека: «Ты так поступил». Мы не думаем обо всей основе: «Может быть, он был занят. Может быть, он плохо себя чувствовал». Неправильное восприятие возникает автоматически. Именно в этом проблема с самодостаточно познаваемой личностью. Ещё один пример: «Я хотел бы, чтобы ты была рядом». Что за этим стоит? 

Большое желание.

Мы просто думаем «ты», мы не думаем обо всех тех аспектах, которые служат основой для обозначения «тебя».

Мне не удалось задать вопрос…

«Мне не удалось задать вопрос» – другой хороший пример. Что это означает? У вашего тела не было возможности задать вопрос? У вашего голоса не было такой возможности? Нет, мы думаем «у меня»: «У меня не было возможности задать вопрос». Если я сейчас спрошу, в чём ваш вопрос, к кому или к чему я обращусь? Я обращусь к телу? К уму? Нет, я обращусь к «вам». Затем вы мне ответите. Кто или что ответит? Голос, который исходит из тела, на основе которого существует обозначение личности, Лизы.

Я хотела спросить: когда мы говорим о проекциях, они всегда ошибочны или существуют неправильные и правильные проекции? Я проецирую постоянство на вещи, которые непостоянны. Я проецирую счастье на то, что приносит страдание. Вы объяснили неправильное восприятие. Но восприятие – это всегда проекции?

Извините, если я вас запутал, но я старался всё упростить, поэтому использовал слово «проекция» вместо настоящего технического термина. Здесь есть много разных технических терминов, но я не проводил между ними различия.

Например, есть так называемая интерполяция. Это значит добавлять то, чего нет. Интерполяцию сравнивают с надеванием пера на конец стрелы. Изначально пера там не было. Мы домысливаем то, что невозможно, чего никогда не было, например невозможный способ существования, или мы можем домысливать то, что может существовать, но чего нет сейчас, или мы преувеличиваем то, что есть. Чувствуя привязанность или желание, мы домысливаем или преувеличиваем хорошие качества. Чувствуя гнев и отвращение, мы домысливаем или преувеличиваем отрицательные качества.

Противоположность интерполяции – отрицание. Мы отрицаем то, что существует. Оказавшись в нездоровых отношениях, мы отрицаем, что с ними что-то не в порядке. Мы отрицаем существование смерти. Из-за отрицания возникает множество проблем.

Также к эту обширному слову «проекция» относится умственное обозначение с помощью категории, которое происходит в концептуальном познании. Возьмём, к примеру, категорию «стол». Мы можем концептуально обозначить как «стол» вот этот объект рядом со мной, вот тот объект немного другой формы и каждый из объектов перед вами. Мы можем отнести все эти объекты к одной категории. Помимо этого мы также можем в концептуальном мышлении дать этой категории наименование, например «стол», и посредством категории назвать так все отдельные объекты, которые концептуальное мышление относит к этой категории. Очевидно в разных языках есть разные слова, которыми можно назвать эту категорию. 

С условной точки зрения категории и названия могут быть точными и неточными. Если мы смотрим на этот объект и думаем, что это стол, с условной точки зрения это правильно. С этим согласятся все присутствующие. Если мы назовём его собакой, другие люди не согласятся с этим, и также этот предмет не может функционировать как собака. Если я поставлю его у двери, чтобы он лаял и прогонял людей, стол не будет этого делать. Получается, я допустил ошибку. «Неправильное восприятие» – очень технический термин, но оно включает в том числе восприятие этого объекта как собаки, а не как стола. 

«Я» приписано или обозначено на основе совокупностей? 

«Я», или личность, – это приписывание на основе совокупностей. Приписывание можно познать концептуально или неконцептуально. Например, мы можем думать о человеке и можем видеть человека. Категорией «я» или «личность» можно обозначить много отдельных людей. Мы познаём категории только концептуально. Мы поговорим об этом подробнее.

Сходив в психиатрическую больницу, можно увидеть пациентов, у которых много проблем с «я». Получается, «я» – нечто большее, чем приписывание на основе совокупностей. В обратном случае откуда у них столько проблем? Их «я» недостаточно хорошо сформировано, так что это к лучшему, что они не деконструируют своё «я». Однако у них много проблем.

Нужно вернуться к тому, о чём я упоминал. Возможно, я не уделил этому достаточно внимания. Есть разница между условным «я» и ложным «я». Условное «я» – приписывание на основе совокупностей, точно так же как возраст, и мы будем разбирать это всё более и более подробно. То, что мы на Западе называем здоровым эго, мыслит о себе именно как об условном «я». Ложное, или раздутое эго возникает, когда мы интерполируем на условное «я» качества, которых у него нет, то есть домысливаем их. Некоторые из этих качеств возможны, но не относятся к нам. Например, в 75 лет мы не можем заниматься физическим трудом так же, как в 25. Некоторые качества, которые мы интерполируем, невозможны. Например, никто не может быть самым важным человеком в мире, который всегда должен получать желаемое, и никто не может быть самодостаточно познаваемой сущностью. Оба типа интерполяции приводят к раздутому эго. У людей с большими психологическими проблемами обычно или чрезвычайно раздутое эго, или у них отсутствует здоровое эго и они лишены даже чувства условного «я».

Не знаю, есть ли такое разграничение в итальянском, но по крайней мере в английском есть разница между «эго» и «я». «Эго» – это то, как мы осознаём себя в качестве «я». Здоровое эго предполагает, что мы осознаём себя как условное «я». Раздутое «эго» означает, что мы осознаём себя как ложное «я». Вот как можно сопоставить буддийское объяснение с западной психологией. Условное «я» и ложное «я» – это объекты здорового и раздутого эго, соответственно. Эго и «я» не тождественны, но связаны друг с другом.

Вот почему очень важно, углубляясь в изучение буддизма, быть подготовленным учеником. Основные качества, которые нам необходимы, – зрелость и здоровое чувство «я». Если мы начнём деконструировать «я», не обладая здоровым чувством «я», то останемся ни с чем. Вот почему пустотность не рекомендуется преподавать детям и людям младшего подросткового возраста, у которых ещё не развилось здоровое чувство индивидуального «я»: есть риск, что в процессе деконструкции они зайдут слишком далеко. Мы снова и снова слышим это предупреждение и даже принимаем соответствующий обет не объяснять пустотность тем, кто к этому не готов. Есть опасность, что они опровергнут слишком многое и у них появится настоящий психоз.

Есть ли опасность, что эго станет даже сильнее?

Да, если мы гордимся тем, что по-настоящему поняли пустотность, хотя на самом деле это не так, наше эго может стать раздутым и очень сильным из-за этой интерполяции.

Вы говорили о страданиях, которые возникают в отношениях из-за беспокоящих эмоций, основанных на проекции невозможных способов существования личности, или «я». Однако есть и другое, может быть, даже более глубокое страдание, возникающее из-за отсутствия цели и смысла. Я вижу это у своих детей.

Вы говорите о том, что они не могут найти смысл жизни? Опять же, это отсутствие здорового чувства условного «я». Это связано с несколькими факторами. Один из них – так называемое «прибежище», которое я называю надёжным направлением. В буддизме у нас есть направление: мы стремимся достичь истинного прекращения беспокоящих эмоций и всего остального, что причиняет страдание, и стремимся достичь истинного путеводного состояния ума – понимания и осознания, которое принесёт нам не только счастье, но и способность помогать другим. Это то, чего Будда достиг в полной степени, а сообщество Арья Сангхи – частично. Если мы стремимся к этой цели, у нас есть надёжное направление, это даёт нам смысл жизни.

Термин «прибежище» слишком пассивен, как будто мы ищем кого-то или что-то, что возьмёт на себя ответственность и будет нас защищать, а нам не нужно ничего делать – только предаться объекту прибежища. Смысл прибежища не в этом. Если мы выбираем для своей жизни надёжное направление, двигаясь в котором, мы сами защищаем себя от страдания, – тогда у нас появляется ощущение цели. Это помогает нам обрести чувство условного «я». Конечно, мы можем преувеличить: «Я спасу мир, ведь я святой Алекс». Однако двигаться в этом надёжном и позитивном направлении крайне важно. В буддизме мы с этого начинаем. 

Разговаривая с детьми, не нужно объяснять им технические термины. Просто поговорите с ними о том, какими могут быть их цели и смысл жизни: вырасти, стать хорошим и добрым человеком, не злиться, как можно больше учиться, чтобы потом помогать другим и так далее. Я думаю, дети могут понять всё на таком уровне, без необходимости упоминать Будду, Дхарму, Сангху и так далее. Тогда у них появится чувство: «Я что-то делаю. Я куда-то двигаюсь». Это помогает обрести здоровое эго, основанное на условном «я».

Не нужно объяснять детям, что такое приписывание, условное «я» и так далее. Надёжное и положительное направление помогает обрести чувство «я» и чувство: «У меня есть цель». Поначалу можно не беспокоиться о проблеме преувеличения и оставить это на потом. Конечно, наше объяснение зависит от возраста ребёнка. Мы не разговариваем с трёхлетним ребёнком так же, как с десятилетним.

Top