Способы познания, неотъемлемо присущие ментальной активности

Другие языки

Ум создаёт много разных типов видимостей, которые можно классифицировать с точки зрения объекта познания и с точки зрения того, как возникает познание. С обеих точек зрения видимости, возникающие в нашем уме, могут быть точными и неточными, чистыми и нечистыми, испорченными и неиспорченными, сансарическими и нирваническими. Почему важно это знать? Причина всех наших страданий – наше неосознавание (неведение) относительно того, как существуют все явления. Наше понимание того, как существуют явления, основано на том, какими они нам кажутся и как мы их познаём. Но то, как вещи предстают перед нами, может вводить в заблуждение и сбивать с толку, и наш способ познания также может быть ошибочным. Таким образом, важно отличать разные видимости, создаваемые нашим умом, а также отличать разные состояния ума. Нужно различать, какие видимости и какие способы познания приносят больше страдания, если мы думаем, что они соответствуют действительности, а какие могут помочь нам избавиться от страдания.

Но перед тем, как мы начнём анализировать разные типы видимостей, возникающих в нашем уме, нужно правильно определить, что такое ум и каким образом он создаёт видимости.

Ментальная активность 

Под умом (sems) имеется в виду ментальная активность – индивидуальное, субъективное восприятие познаваемых объектов. У любого индивидуального континуума ментальной активности нет ни начала, ни конца, и он продолжается непрерывно. Таким образом, ментальная активность постоянно воспринимает объекты. Без воспринимаемых объектов не может быть и ментальной активности. Соответственно, то, что воспринимает познаваемые объекты (’dzin-pa), и сами воспринимаемые объекты познания (bzung-ba) нераздельны (dbyer-med). Многие философские школы, за исключением гелуг, называют эту нераздельность недвойственностью (gnyis-med).

Будучи также познаваемым явлением (chos, санскр. дхарма), ментальная активность «удерживает» собственную сущностную природу (rang-gi ngo-bo ’dzin-pa). На самом деле, у каждого познаваемого явления две сущностные природы – поверхностная (kun-rdzob-gyi ngo-bo) и глубочайшая (don-dam-pa’i ngo-bo). В контексте определения познаваемого явления под собственной сущностной природой (rang-gi ngo-bo, санскр. сварупам) имеется в виду его поверхностная сущностная природа, то есть к какому типу явлений оно относится. Она зависит от определяющей характерной черты (mtshan-nyid) этого познаваемого явления. Поверхностная сущностная природа ментальной активности – «лишь ясность и осознавание» (gsal-rig-tsam). У ментальной активности только одна сущностная природа (ngo-bo gcig), определяющая, чем является ментальная активность, но, тем не менее, «ясность» и «осознавание» можно концептуально изолировать (ldog-pa) друг от друга, то есть это два разных описания одной и той же сущностной природы.

  • Под «ясностью» понимается создание (’char-ba, «восход», «подъём», возникновение) когнитивных видимостей познаваемых объектов. Когнитивные видимости (rnam-pa) можно также назвать ментальными голограммами
  • Под «осознаванием» имеется в виду когнитивная вовлечённость (’jug-pa) в объекты познания.
  • «Лишь» (tsam) означает, что эта активность происходит без отдельного, обнаружимого ума как инструмента, который бы её производил, и без отдельной, обнаружимой личности («я»), которая управляла бы умом, производила бы умственную активность или просто наблюдала за ней.

У ментальной активности всегда есть поддерживающая физическая основа, но ментальная активность ни в коем случае не тождественна этой физической основе.

Каждая из этих определяющих черт ментальной активности подразумевает функцию, которая может работать точно или неточно. Могут быть неточными ментальная голограмма и способ познания. Может присутствовать заблуждение по поводу аспекта «лишь» – когда нам кажется, что существует отдельное «я», играющее роль деятеля или наблюдателя по отношению к этой умственной деятельности. Но даже когда она неточна и смешана с заблуждением, ментальная активность всё равно обладает упомянутыми выше определяющими характеристиками.

Вкратце, у индивидуального континуума ментальной активности нет ни начала, ни конца, и он непрерывен. У него нет ни начала, ни конца, потому что его сущностная природа, как поверхностная, так и глубочайшая:

  • ничем не создана, хотя каждый последующий момент возникает в силу непосредственно предшествующего момента,
  • не подвержена влиянию, то есть не деградирует и не разрушается,
  • не имеет взаимоисключающих противоположных факторов, которые могли бы её заменить и тем самым прекратить.

Первичное сознание и ментальные факторы

Общее определение

Если мы спросим, какую функцию выполняет ментальная активность, она создаёт ментальные голограммы познаваемых объектов и таким образом обеспечивает когнитивную вовлечённость в эти объекты. Это и есть определяющая характерная черта, отличающая ментальную активность от всех остальных явлений. Таким образом, этой определяющей характерной чертой обладают все типы ментальной активности: иначе они не были бы ментальной активностью. Явление, у которого нет одного или обоих аспектов этой характерной черты, не соответствует определению ментальной активности.

Например, личность (gang-zag) – не разновидность ментальной активности. Личность тоже непрерывно воспринимает объекты познания, но она не создаёт когнитивных видимостей этих объектов. Тем не менее, поскольку личность приписана на основе ментальной активности, у которой нет ни начала, ни конца, личность нераздельна с ментальной активностью.

Как ментальная активность выполняет свою функцию

Если мы спросим, как ментальная активность выполняет свою функцию, это происходит с помощью первичного сознания и сопутствующих ментальных факторов.

  • Первичное сознание (rnam-shes) включает пять типов сенсорного сознания (которые воспринимают зрительные образы, звуки, запахи, вкусы и физические ощущения), а также ментальное сознание. Эти типы сознания познают только сущностную природу (ngo-bo) своих объектов, то есть к какому классу относятся познаваемые объекты (к зрительным образам, звукам, запахам, вкусам, физическим ощущениям или явлениям, познаваемым ментальным сознанием).  
  • Ментальные факторы (sems-byung, вторичное осознавание) – производные ментальной активности. Они сопровождают и дополняют первичное сознание и осознают объекты определённым образом. Некоторые ментальные факторы, такие как внимание и сосредоточение, помогают первичному сознанию воспринимать объект. Другие, например любовь или гнев, добавляют к восприятию объекта положительный или отрицательный эмоциональный оттенок. Кроме неосознавания (ma-rig-pa, неведение), как его определяет Цонкапа, все остальные ментальные факторы не интерполируют на объект умственные измышления (spros-pa, санскр. прапанча). Интерполяция (sgro-’dogs, проекция) означает добавление того, чего нет.

У первичного сознания и сопровождающих его ментальных факторов в каждый момент ментальной активности есть пять соответствующих свойств (mtshungs-ldan lnga). Согласно воззрению вайбхашики, изложенному Васубандху в «Сокровищнице особых разделов знания» (Chos mngon-pa’i mdzod, санскр. Абхидхарма-коша), которому также следуют в школе гелуг при объяснении мадьхьямаки-прасангики, к этим пяти согласованным свойствам относятся:

  • опора (rten): они полагаются на один и тот же когнитивный рецептор (dbang-po),
  • объект (yul): их познавательная способность направлена на один и тот же фокальный объект (dmigs-yul),
  • аспект (rnam-pa): они создают одну и ту же когнитивную видимость, то есть одну и ту же ментальную голограмму,
  • время (dus): они одновременно возникают, длятся и прекращаются,
  • натальный источник (rdzas, натальная субстанция): хотя они возникают из собственных натальных источников, то есть из отдельных склонностей (sa-bon, семя), они возникают из натальных источников одного уклона (ris-mthun). Благодаря этому они гармонично функционируют, не мешая друг другу.  

Таким образом, первичное сознание и сопровождающие его ментальные факторы создают одну и ту же ментальную голограмму одного и того же познаваемого объекта и при этом происходит когнитивная вовлечённость в один и тот же познаваемый объект. Однако есть отличия в том, каким образом происходит когнитивная вовлечённость:

  • первичное сознание вовлекается в объект, просто познавая его сущностную природу,
  • ментальные факторы вовлекаются в объект разными способами, в соответствии с особыми характеристиками того или иного типа познания.

Если бы первичного сознания не было, ментальные факторы не могли бы познать сущностную природу того, чем является объект, – зрительным образом, звуком, запахом, вкусом, физическим ощущением или ментальным объектом. Если использовать грубую аналогию с видеозвонком, без первичного сознания наш телефон не мог бы определить, где находится часть кода, которая передаёт звук, и где находится часть кода, которая передаёт видео, и воспроизвести их через разные каналы. А без ментальных факторов наш телефон не смог бы получить доступ к коду, отличить звуковые данные от видеоданных и передать определённую громкость звука, а также определённую яркость и контрастность изображения. 

Таким образом, первичное сознание и вспомогательные ментальные факторы – неотъемлемые составляющие ментальной активности. Независимо от того, какого типа видимости возникают в ментальной активности, кластер первичного сознания и ментальных факторов присутствует всегда, создавая ментальные голограммы и вовлекаясь в их познание.

Уровни ментальной активности 

Сознание, участвующее в ментальной активности, можно разделить на три уровня с точки зрения его тонкости:

  • грубое сознание – это сенсорное сознание; оно всегда неконцептуально;
  • тонкое сознание – это ментальное сознание в состоянии бодрствования, сна без сновидений, сна со сновидениями и в коме; оно может быть концептуальным и неконцептуальным;
  • тончайшее сознание – сознание ясного света; оно всегда неконцептуально.

Все три типа первичного сознания обладают одинаковыми сущностными свойствами ментальной активности и сопровождаются определёнными ментальными факторами. У всех трёх нет начала. И грубое, и тонкое сознание заканчиваются в случае достижения просветления. В просветлённом состоянии продолжается только тончайшее сознание, у которого нет конца.

Проявленное познание и дремлющие факторы

Также эти три уровня сознания также могут быть проявлены или могут продолжаться как дремлющие факторы.

  • Способ познания считается проявленным (mngon-’gyur-ba), когда он возникает в познании и человек (gang-zag, личность) также воспринимает в качестве объекта ту голограмму, которая производится в процессе познания.
  • Способ познания становится дремлющим фактором (bag-la-nyal), когда он присутствует в ментальном континууме, но не присутствует в проявленном познании. В таком случае он может считаться лишь склонностью (sa-bon, семя), относящейся к несоответствующим воздействующим переменным, которые не являются ни способами осознавания, ни формами физических явлений, а являются приписываниями на основе ментального континуума.

С точки зрения этого параметра проявленности или непроявленности можно также отметить следующие различия между уровнями сознания.

  • Грубое сознание становится дремлющим в состояниях сна, общей анестезии, в коме и во время периода бардо между рождениями.
  • И грубое, и тонкое сознания становятся дремлющими во время умирания, до следующего бардо.
  • За исключением момента умирания, стадии подлинного ясного света в тантрической медитации ануттарайоги, а также просветления, тончайшее сознание – всегда дремлющее. Однако оно стоит за каждым моментом ментальной активности и создаёт видимость, сходную с видимостью, возникающей при познании пустотности (пустоты), – тёмно-синюю видимость, которую сравнивают с небом на раннем рассвете, когда отсутствует солнечный свет, лунный свет, свет звёзд и даже полная темнота. В большинстве случаев этот фактор является дремлющим и мы его не осознаём.

Распределение первичного сознания и ментальных факторов по пяти совокупностям

Пять совокупностей (phung-po lnga) – схема, описывающая постоянно меняющиеся, нестатичные составляющие каждого момента нашей ментальной активности. Они могут быть «испорченными» (zag-bcas, загрязнёнными) и «не испорченными» (zag-med, не загрязнёнными) так называемыми преходящими загрязнениями (glo-byur-gyi dri-ma), как будет объяснено ниже. Каждый момент ментальной активности должен включать в себя хотя бы один компонент одной из пяти совокупностей.

Все физические объекты, участвующие в познании, включены в одну совокупность. К ним относятся:

  • формы физических явлений, которые служат объектами сенсорного и ментального познания (зрительные образы, звуки, запахи, вкусы и физические ощущения),
  • формы физических явлений, которые могут быть познаны только ментальным сознанием (например, объекты сновидений),
  • познающие рецепторы физических органов чувств (чувствительные к свету клетки глаз, чувствительные к звукам клетки ушей и так далее),
  • тело или – по крайней мере в посмертном состоянии и в состоянии просветления – тончайшая энергия-ветер, поддерживающая жизнь.

Первичное сознание относится к отдельной совокупности:

  • шесть типов первичного сознания.

Ментальные факторы распределены по трём оставшимся совокупностям:

  • чувство некоторого уровня счастья (tshor-ba),
  • различение (’du-shes) определяющей характерной черты познаваемого объекта, который благодаря различению воспринимается отличным от всего остального,
  • прочие воздействующие переменные (’du-byed), включающие все остальные ментальные факторы, а также личность (условное «я») и другие несоответствующие воздействующие переменные (ldan-min ’du-byed), не относящиеся ни к формам физических явлений, ни к способам осознавания.

Таким образом, акт познания должен включать в себя хотя бы одну форму физического явления, один тип первичного сознания, ментальные факторы чувства и различения, а также хотя бы один дополнительный ментальный фактор из совокупности прочих воздействующих переменных. Это значит, что не все ментальные факторы, относящиеся к последней совокупности, должны присутствовать в каждый момент ментальной активности. Однако некоторые ментальные факторы должны присутствовать всегда: в обратном случае ментальная активность не сможет выполнять свою функцию – не сможет создавать ментальные голограммы познаваемых объектов, тем самым обеспечивая когнитивную вовлечённость в эти объекты.

Ментальные факторы, нераздельные с умственной активностью и необходимые для того, чтобы она выполняла свою функцию 

Пять постоянно функционирующих ментальных факторов

Некоторые ментальные факторы всегда присутствуют в каждый момент познания. Это пять постоянно функционирующих ментальных факторов (kun-’gro lnga), каждый из которых меняется от момента к моменту и имеет свой спектр возможных значений:

  • чувство некоторого уровня счастья, находящееся на спектре от крайнего счастья до крайнего несчастья;
  • различение определяющих характерных черт познаваемого объекта, благодаря чему он воспринимается отличным от всего остального; этот фактор может быть правильным или неправильным;
  • побуждение (sems-pa), благодаря которому ментальная активность встречается с объектом или направляется к нему; этот фактор может быть более или менее сильным;
  • контактирующее осознавание (reg-pa), определяющее, является ли познаваемый объект приятным (yid-du ’ong-ba), неприятным или нейтральным, и таким образом служащее основой для переживания этого объекта с чувством счастья, несчастья или с нейтральным чувством; этот фактор может быть более или менее интенсивным;
  • внимание (yid-la byed-pa, «принятие в ум»), благодаря которому ментальная активность вовлекается (’jug-pa) в объект; в частности, сюда относится обращения некоторого уровня внимания на объект (на спектре от слабого до сильного), сосредоточение на объекте определённым образом (восстанавливающее внимание, поддерживающее внимание и так далее) и восприятие объекта определённым образом (в соответствии или не в соответствии с тем, как он существует на самом деле).

Эти пять ментальных факторов необходимы, чтобы ментальная активность выполняла свою функцию. Согласно объяснению Асанги из «Антологии особых разделов знания» (Chos mngon-pa kun-las btus-pa, санскр. Абхидхарма-самуччая):

  • мы на самом деле не воспринимаем объект, если не чувствуем некоторого уровня счастья на спектре от счастья до нейтрального чувства и до несчастья;
  • мы не захватываем объект в сенсорном поле или в уме, и он не становится объектом познания, если мы не различаем какую-либо характерную черту этого объекта;
  • наша ментальная активность не встречается с объектом познания или не движется в его направлении, если у нас не возникло соответствующего побуждения;
  • у нас нет основы для восприятия объекта с тем или иным чувством, если нет контактирующего осознавания, которое определяет, является ли он приятным, неприятным или нейтральным;
  • мы на самом деле не вовлекаемся в познание конкретного объекта, если в той или иной степени не обращаем на него внимание, даже если уровень нашего внимания крайне низкий. 

Пять удостоверяющих ментальных факторов

Также есть пять удостоверяющих ментальных факторов (yul-nges lnga), позволяющих ментальной активности воспринимать объекты с точностью и определённостью. С точки зрения определения Васубандху они также сопровождают каждый момент нашего познания, а объяснение и определение Асанги предполагает, что они сопровождают только созидательные типы познания, которые характеризуются отчётливым восприятием объекта.

  • Отчётливое восприятие (rtogs-pa) – это точное и уверенное (определённое) познание объекта. 

Когда ментальная активность обсуждается с точки зрения точности и неточности, а также чистоты и нечистоты, объяснение Васубандху, возможно, подходит больше, так как предполагает, что уровень и сила этих факторов также может отличаться. Пять удостоверяющих ментальных факторов:

  • Намерение (’dun-pa) – это мотивация (kun-slong) обрести какой-либо объект, достичь какой-либо цели или что-либо сделать с полученным объектом или достигнутой целью.
  • Уважение (mos-pa) определяет, что у объекта в некоторой степени есть хорошие качества – на спектре от отсутствия хороших качеств до полноты всех хороших качеств – и делает это точно или неточно.
  • Памятование (dran-pa) – ментальный фактор, удерживающий любой познаваемый объект и не позволяющий потерять его как объект фокуса. Памятование может находиться на спектре от слабого до сильного.
  • Умственная фиксация (ting-nge-’dzin, сосредоточение) – поддержание фиксации на познаваемом объекте; может находиться на спектре от слабого до сильного.
  • Распознавание (shes-rab, мудрость), которое Васубандху называет разумным осознаванием (blo-gros) уверенно распознаёт, каким является объект – истинным или ложным, созидательным или разрушительным и так далее. Он добавляет некоторый уровень уверенности к фактору различения познаваемого объекта – даже если это очень низкий уровень уверенности – и делает это правильно или неправильно.

Таким образом, мы можем неправильно принимать одно за другое, например считать страдание счастьем или считать, что у объекта есть положительные или отрицательные качества, которых у него на самом деле нет. Наше распознавание может с уверенностью считать ложное истинным, и при этом сила уверенности может быть разной. Тем не менее, ментальные факторы внимания, уважения и распознавания помогают ментальной активности выполнять свою функцию и служат её неотъемлемой частью.

Итак, у всех существ – и у ограниченных существ (sems-can, живые существа), и у будд, есть эти десять ментальных факторов, а также первичное сознание, и всё это присутствует в каждый момент восприятия, без начала и конца. Это не зависит от того, видимости какого типа производит ментальная активность.

Если говорить на языке технических терминов, все эти составляющие являются одновременно возникающими причинами (lhan-cig ’byung-ba’i rgyu) ментальной активности. Другими словами, первичное сознание и десять упомянутых ментальных факторов возникают одновременно друг с другом и с ментальной активностью любого типа; они включены в каждый момент ментальной активности. Поскольку именно благодаря им ментальная активность может функционировать, в некотором смысле их можно назвать причинами ментальной активности. Но в отличие от семени как причины ростка, они существуют одновременно с ментальной активностью, причинами которой они служат.    

Есть ли ментальная активность у телефона? 

Можно предположить, что у наших телефонов тоже есть ментальная активность. В конце концов, они принимают информацию посредством клавиатуры, камеры и звукозаписывающего устройства. Телефон обрабатывает информацию, а значит, в некотором смысле, он осуществляет когнитивную вовлечённость. Он также создаёт видимости – изображения на дисплее и звуки. Он может фиксировать слова, сохранять их в памяти и с помощью соответствующих приложений различать слова друг от друга, причём этому распознаванию сопутствует уверенность, или определённость. С помощью намерения телефон может перевести слова на другой язык и даже может обучаться и становиться точнее с помощью искусственного интеллекта. Он даже может вступать в коммуникацию с другими цифровыми устройствами. Однако он не соответствует определению ментальной активности, потому что у него нет контактирующего осознавания: он не делит информацию на приятную и неприятную и не переживает её с чувством счастья или несчастья, которое зависит от его поведения в прошлом.

Хотя некоторые люди, возможно, отождествляются со своими телефонами, телефон не может быть достоверной основой для приписывания личности. Только личность может переживать счастье и несчастье в результате намеренных действий в прошлом. Наши телефоны не чувствуют себя несчастливыми, если их функция автокоррекции допускает ошибку, исправляя введённое нами слово.

Основное осознавание 

Ментальная активность также включает несколько типов основного осознавания (gtso-sems). Основное осознавание – кластер, состоящий из системы первичного сознания и определённых сопутствующих ментальных факторов.

Пять типов глубокого осознавания (пять мудростей)

Есть пять типов основного осознавания, которые также нераздельны с ментальной активностью и необходимы для того, чтобы она выполняла свою функцию. Это пять типов глубокого осознавания (ye-shes lnga, пять мудростей). Они представляют собой кластеры, состоящие из первичного сознания и ментального фактора различения, а также группы других постоянно функционирующих ментальных факторов и удостоверяющих ментальных факторов, таких как внимание, уважение, намерение и так далее. Это самые фундаментальные способы того, как ментальная активность обрабатывает информацию.

Пять типов глубокого осознавания:

  • зеркалоподобное глубокое осознавание (me-long ye-shes), с помощью которого ментальная активность воспринимает базовую информацию об объекте, подобно зеркалу или звукозаписывающему устройству;
  • уравнивающее глубокое осознавание (mnyam-nyid ye-shes), с помощью которого ментальная активность познаёт разные объекты как равные друг другу в каком-либо отношении;
  • индивидуализирующее глубокое осознавание (so-sor ye-shes), с помощью которого ментальная активность познаёт свой объект как индивидуальный и уникальный;
  • осуществляющее глубокое осознавание (don-grub ye-shes), с помощью которого ментальная активность познаёт объект с точки зрения того, как достичь какой-либо цели в отношении этого объекта или при помощи этого объекта, либо просто познаёт, какую функцию объект выполняет;
  • глубокое осознавание сферы реальности (chos-dbyings ye-shes, мудрость дхармадхату), с помощью которого ментальная активность познаёт или поверхностную истину (kun-rdzob bden-pa, «скрывающая истина», условная истина) об объекте, то есть чем он кажется на условном уровне, или познаёт глубочайшую истину (don-dam bden-pa, абсолютная истина) об объекте – то, как он существует. 

У этих пяти типов основного осознавания нет ни начала, ни конца. В зависимости от силы составляющих ментальных факторов они тоже могут быть разной силы. В состоянии будды эти пять типов глубокого осознавания функционируют с максимальной эффективностью. Хотя телефон тоже может выполнять эти пять функций, этого всё равно недостаточно для того, чтобы считать, что у телефона есть ментальная активность.

Бодхичитта

Бодхичитта – другой пример основного осознавания. Она состоит из ментального сознания, сосредоточенного на нашем собственном ещё не происходящем просветлении, приписанном на основе факторов природы будды, которые, в свою очередь, приписаны на основе нашего умственного континуума, и благодаря ним мы способны достичь просветления.

  • Относительная (обусловленная) бодхичитта направлена на наше ещё не происходящее собрание тел с формой (рупакая, тело формы).
  • Глубочайшая (абсолютная) бодхичитта направлена на наше ещё не происходящее собрание тел всеохватывающего глубокого осознавания (джняна-дхармакая, дхармакая мудрости) и собрание тел сущностной природы (свабхавакая, тело природы).

Оба аспекта бодхичитты сопровождаются намерением достичь ещё не происходящего просветления и приносить пользу всем существам благодаря этому достижению, а также их поддерживают дополнительные ментальные факторы – любовь, сострадание и так далее.

Факторы природы будды включают:

  • «пребывающий» фактор – пустотность (stong-nyid, санскр. шуньята, пустота) ментальной активности – тот факт, что ментальная активность лишена невозможных способов существования;
  • два развивающихся фактора – система положительной силы (bsod-nams-kyi tshogs, накопление заслуги), созданная благодаря совершённым ранее созидательным поступкам, и система глубокого осознавания (ye-shes-kyi tshogs, накопление мудрости);
  • фактор, благодаря которому ментальная активность может чувствовать вдохновенный подъём.

У этих факторов природы будды в умственном континууме каждого индивида нет начала. Точно так же у двух систем с безначальных времён есть способность создавать различные собрания тел будды (тела будды), когда присутствуют все необходимые условия. Подобным образом, также нет начала у личного ещё не происходящего просветления, которое приписано на основе всех этих аспектов и поддерживается пустотностью и способностью умственного континуума чувствовать вдохновение. 

У развития намерения бодхичитты в умственном континууме каждого существа и у отказа от бодхичитты также нет начала. Тем не менее, у отказа от бодхичитты может быть конец – в тот момент, когда мы зарождаем бодхичитту в последний раз, после чего бодхичитта непрерывно находится в нашем умственном континууме до просветления. Поскольку бодхичитта продолжается и после просветления, но уже без намерения достичь просветления, у развития бодхичитты, которое без перерывов приведёт к просветлению, также нет конца. Когда мы читаем, что кто-либо развил бодхичитту в первый раз, это подразумевает первое зарождение бодхичитты, за которым не последует отказа от бодхичитты.

Концептуальное и неконцептуальное познание

У двух самых общих типа ментальной активности – концептуального (rtog-bcas) и неконцептуального (rtog-med) – тоже нет начала.

  • В концептуальном познании, которое всегда происходит в ментальном сознании, ментальная активность создаёт статичные звуковые категории (sgra-spyi) и/или категории объекта (don-spyi, это термин также можно перевести как «смысловые категории»). Посредством этих категорий концептуальное познание познаёт ментальные голограммы отдельных объектов, которые оно же и создаёт. При этом оно относит отдельные объекты к этим категориям, как будто они существуют как истинно обнаружимые в этих категориях.
  • Неконцептуальное познание познаёт ментальные голограммы, которые оно же и создаёт, без посредничества категорий любого типа. 

Категории, посредством которых концептуальное познание (rtog-pa) познаёт вовлечённые объекты (’jug-yul), являются интерполяциями. Например, интерполяцией является категория «стол», посредством которой концептуальное познание познаёт конкретный стол, делая его вовлечённым объектом. Интерполяция добавляет к конкретному столу то, чего в нём нет, а именно принадлежность этого стола к статичной категории «стол». Это сравнивают с украшением стрелы пером.

Семь способов познания объекта

И концептуальное, и неконцептуальное познание может быть точным и неточным, а также уверенным и неуверенным. В зависимости от разных сочетаний этих двух факторов – точности и уверенности (определённости), можно выделить семь способов познания, характерных для ментальной активности.

Точное или неточное, но всегда уверенное

Два способа познания объектов могут быть точными или неточными, но они всегда сопровождаются уверенностью:

  • Непосредственное познание (mngon-sum), определяемое в прасангике гелуг как познание, которое не полагается на цепочку умозаключений и может быть как концептуальным, так и неконцептуальным. В соответствии с саутрантикой оно всегда неконцептуально, и тогда этот термин лучше переводить как «обнажённое познание».
  • Познание, основанное на выводах (rjes-dpag), полагается на цепочку умозаключений и всегда концептуально. 

Если непосредственное познание или познание, основанное на выводах, характеризуется и точностью, и уверенностью, оно называется отчётливым восприятием (rtogs-pa) объекта. Отчётливое восприятие – синоним достоверного познания (tshad-ma).

Если непосредственное сенсорное познание (которое всегда неконцептуально) неточное, это может быть связано с внутренними факторами, такими как головокружение или неправильно работающие когнитивные рецепторы (например, потеря слуха), или с внешними факторами, такими как туманная погода.

Неточность познания, основанного на выводах, вызвана тем, что оно основано на ошибочной цепочке умозаключений.

  • Если непосредственное познание или познание, основанное на выводах, неточно, оно не воспринимает объект отчётливо и не является достоверным типом познания.

В философской системе саутрантика выделяют третий тип познания объектов, который также всегда характеризуется уверенностью и может быть точным или неточным. Это последующее познание (bcad-shes), и оно определяется как последовательность моментов познания объекта после первого момента его обнажённого познания или познания, основанного на выводах. Поскольку это уже не свежее (gsar) познание объекта, оно не может быть достоверным познанием, даже если оно точное и уверенное. Прасангика не признаёт этот тип познания, потому что в соответствии в тем, как существование всех явлений описано в прасангике, каждый момент познания является свежим. 

Точное или неточное, но всегда неуверенное

Есть три способа познания объектов, которые могут быть точными или неточными, но которые всегда лишены уверенности:

  • предположение (yid-dpyod),
  • нерешительное колебание (the-tshoms),
  • неопределённое познание (snang-la ma-nges-pa).

Уверенное или неуверенное, но всегда неточное

Один способ познания может быть уверенным или неуверенным, но он всегда неточный. Это искажённое познание (log-shes).

Резюме

Все способы познания объекта, независимо от того, как они функционируют, в любом случае обладают сущностной природой ментальной активности. Каждый способ познания представляет собой «лишь» возникновение ментальной голограммы и когнитивную вовлечённость в неё. В этом смысле у них тоже нет начала. Однако, так как познание может быть точным или неточным, а также уверенным или неуверенным (определённым или неопределённым), неточность и неуверенность не являются частями сущностной природы ментальной активности. Они могут быть заменены или навсегда устранены точностью и уверенностью, характерными для достоверного познания.

Чандракирти предложил три критерия достоверного познания. Они будут объяснены далее, когда мы будем обсуждать точные и неточные видимости.

Top