Объяснение кармы у Асанги согласно читтаматре

Другие языки

Сегодня вечером мы начнём семинар, который будет посвящён карме и тому, как она объясняется у Васубандху и Нагарджуны. Это крайне важная тема, поскольку карма – одно из явлений, от которых нам нужно избавиться. Нам нужно полностью избавиться от кармы, чтобы она никогда не возникла снова, потому что это причина страдания. Вот почему крайне важно понимать, что такое карма. Не зная, что это такое, как мы сможем от неё избавиться? Карма находится в нашем собственном ментальном континууме, поэтому нам нужно научиться распознавать карму в своём уме. 

Карма в контексте четырёх благородных истин

Конечно, мы будем обсуждать карму в том же контексте, в котором Будда давал своё учение, то есть в контексте четырёх благородных истин. Первая из них заключается в том, что в нашей жизни есть истинные страдания. Они разделяются на три типа, и первое известно как страдание из-за страдания, под которым имеется в виду переживание несчастья. Далее следует страдание из-за перемен, под которым понимается наше обыденное счастье, которое не длится долго и не удовлетворяет нас полностью. Нам всегда хочется большего, а если мы получаем слишком много желаемого, счастье может превратиться в несчастье, как в случае, когда мы переедаем своей любимой еды. Такое счастье известно как «испорченное счастье». Третий тип страдания – всепроникающее страдание, под которым имеется в виду неуправляемый круговорот перерождений. Это то, что известно как сансара, – перерождение с таким телом и умом, которые станут основой для переживания несчастья и испорченного счастья. Очевидно, мы не смогли бы переживать счастье и несчастье, если бы у нас не было тела и ума. Не имея над этим никакой власти, мы рождаемся с таким телом и умом, которые способны переживать испорченное счастье и несчастье. Для тела и ума будд это не характерно. 

Вторая благородная истина – истинные причины этих трёх типов страданий. Несчастье возникает из разрушительной кармы, испорченное счастье – из созидательной кармы, а неуправляемый круговорот перерождений – из всей кармы в целом. Конечно, во всех этих трёх случаях карма сопровождается беспокоящими эмоциями и состояниями ума. За всем этим стоит неосознавание того, как существуем мы сами и как существует всё остальное. Среди всей системы этих факторов легче всего заметить именно причины страдания, и нам нужно их распознать.

Третья благородная истина – истинное прекращение, то есть состояние, в котором мы полностью и навсегда избавились от истинных страданий и их истинных причин, так что они никогда не появятся снова. Прекращения чего мы хотим достичь? Мы хотим прекратить неосознавание, карму, беспокоящие эмоции и состояния ума.

Четвёртая благородная истина – «истинные пути ума», под которыми понимаются разные уровни постижения, избавляющие нас от истинных страданий и их истинных причин. Под так называемым «истинным путём» на самом деле имеются в виду эти истинные постижения.

Различные объяснения кармы

Что же такое карма? В буддийском учении, которому следуют тибетцы, есть два основных объяснения. В традиции тхеравады есть ещё одно объяснение кармы, но тибетцы его не изучают и мы не будем сегодня его касаться. Однако обратите внимание, что оно довольно сильно отличается, хотя основная идея о том, что такое карма, та же самая. Тем не менее объяснение всего механизма во многом другое.

Две традиции, которые изучают тибетцы, – это, во-первых, объяснение Васубандху из его текста «Абхидхарма-коша» («Сокровищница особых разделов знания»). Васубандху объясняет карму в контексте философских постулатов вайбхашики – одной из школ индийского буддизма, которая относится к хинаяне. В философской системе саутрантики, также относящейся к хинаяне, есть много возражений по поводу позиции вайбхашики. Васубандху излагает их в своём автокомментарии на собственный текст по абхидхарме. Саутрантика принимает общее объяснение, которое Асанга дал в контексте системы читтаматры.

Нагарджуна за несколько столетий до Васубандху уже говорил об отличительной черте кармы в 17-й главе своих «Коренных строфах о мадхьямаке, именуемых “Распознавание”», и система Васубандху основана именно на объяснении Нагарджуны. Согласно этой системе, карма, связанная с действиями тела и речи, – форма физических явлений. Более поздние индийские мастера мадхьямаки-прасангики, такие как Чандракирти и Буддхапалита, согласны с этим утверждением, как и Бхававивека – индийский источник саутрантики-сватантрики, другой ветви мадхьямаки. Цонкапа следует этому утверждению в рамках своего объяснения прасангики, адаптируя объяснение Васубандху в соответствии со своим пониманием постулатов прасангики о пустотности и дополняя его некоторыми элементами, которые подробнее объясняются в системе Асанги.

Другое объяснение кармы изначально появилось в махаяне, в тексте Асанги по абхидхарме «Абхидхарма-самуччая» («Антология особых разделов знания»), а также в разных главах текста «Йогачара-бхуми», «Уровни йогического поведения».

Как бы там ни было, вероятно, это просто любопытная, но не очень полезная информация. Тем не менее она даёт нам понять, что есть много разных объяснений кармы. В буддийском учении ничто не существует само по себе, как и во вселенной в целом. Мы можем понять карму и работать с ней только в контексте какой-либо философской системы, принимая во внимание другие её постулаты и место кармы во всей системе в целом.

Очень важно изучить все аспекты Дхармы, чтобы понять, как та или иная тема вписывается в более широкую картину всего учения. Вот почему тибетцы учатся по 20 или 30 лет, пытаясь освоить как можно более широкий спектр наставлений и таким образом лучше понимать любую отдельную тему в этом контексте.

Система Асанги

Сегодня вечером я хотел бы объяснить основные положения системы Асанги, в которой объяснение кармы проще. «Проще» – очень относительное понятие. Я имею в виду, что оно проще, чем у Васубандху и Нагарджуны, хотя оно всё равно крайне сложное. Тем не менее понять его немного легче. Но самое главное, что я хотел бы объяснить на этих выходных, – это система прасангики гелуг, которая основана на объяснениях Васубандху и Нагарджуны, – потому что её объясняют редко. Опять же, важно иметь в виду, что система Асанги была предложена в контексте школы читтаматры («только ум»), и это повлияло на объяснение кармы. 

В соответствии с объяснением Асанги, карма – это ментальный фактор, а именно ментальный фактор побуждения (sems-pa, санскр. четана). Побуждение – один из пяти постоянно функционирующих ментальных факторов, сопровождающих наше познание в каждый момент. Чтобы понять любую тему буддийского учения, нужно знать определения технических терминов. Монастырская образовательная система предполагает, что эти термины осваиваются с помощью дебатов, причём тибетское слово, которое обычно переводят как «дебаты», на самом деле означает «определения». Именно с определениями они работают в первую очередь.

Определения технических терминов: ментальный фактор побуждения 

Побуждение – ментальный фактор. Это предполагает, что побуждение является одной из частей каждого момента познания. Это ментальный фактор, который, сосредотачиваясь на объекте, подталкивает сознание и другие сопровождающие сознание ментальные факторы начать в следующий момент какое-либо действие в отношении этого объекта или при помощи этого объекта. Не знаю, как вы используете слово «побуждение» в немецком, но в английском можно сказать: «У меня возникло побуждение посмотреть на стену», «У меня возникло побуждение почесать голову», «У меня возникло побуждение посмотреть на вас», «У меня возникло побуждение что-то вам сказать». 

Таким образом, побуждение – это ментальный фактор, который подталкивает нас к тому, чтобы в следующий момент начать что-либо делать в отношении какого-либо объекта. Побуждение может быть созидательным, разрушительным или неопределённым. «Неопределённое» означает, что оно может стать и созидательным, и разрушительным, а также «неопределённое» может быть просто нейтральным. Например, нет ничего конструктивного или деструктивного в том, чтобы почесать голову – конечно, если только я не буду чесать слишком долго.

Кармические побуждения характеризуются навязчивостью, которая может доходить до компульсивности. У нас как будто нет над ними власти. Я думаю, это самое важное, что нам нужно знать о карме: для неё характерна компульсивность, и именно её нужно преодолеть. Эта компульсивность ощущается так, как будто кармические побуждения нами управляют.

Ментальная карма 

Давайте продолжим давать определения. Ментальная карма, то есть кармическое побуждение совершить какое-либо действие на уровне ума, – это то, что запускает цепочку мыслей. В качестве примера давайте возьмём разрушительную цепочку мыслей, например, когда мы размышляем, как заполучить вещь, принадлежащую другому человеку, которой мы хотели бы обладать сами, например: «Как бы мне украсть эти деньги». Другие примеры разрушительных мыслей – мысли о том, как причинить вред другому человеку, или о том, как опровергнуть слова другого человека или раскритиковать его действия, хотя его слова или действия на самом деле истинны или правильны. Ментальная карма – это компульсивное, или навязчивое побуждение, подталкивающее нас к тому, чтобы начать думать об этом или начать планировать свои действия.

Есть и более невинные компульсивные ментальные побуждения, например компульсивное побуждение петь песню в своём уме. На немецком вы называете такие навязчивые мелодии «ушными червями» – когда песня постоянно крутится в уме. Это компульсивность, не правда ли? Кармическое побуждение – это то, что запускает цепочку мыслей. Другой пример: мы пытаемся заснуть, но возникает компульсивное ментальное побуждение думать и беспокоиться, и мы не можем остановиться.

Итак, мы говорим о компульсивности – о навязчивом побуждении, которое вовлекает нас в мышление. Мы говорим не о самих мыслительных цепочках, а о компульсивности, из-за которой мы совершенно не управляем процессом. Сами мыслительные цепочки называются путями ментальной кармы, но это не сама карма.

Физическая и вербальная карма

Согласно этой системе физическая и вербальная карма – это тоже ментальные факторы. Это тоже навязчивые побуждения, просто в данном случае они подталкивают наше сознание и другие ментальные факторы к тому, чтобы в следующий момент начать в отношении определённого объекта какое-либо действие тела или речи. Они могут быть заранее подготовлены или не подготовлены импульсом на уровне ума, когда мы обдумываем совершение этого действия тела или речи и принимаем решение его совершить. Навязчивое побуждение к действию тела или речи запускает «путь» этого побуждения, и под путём имеется в виду само физическое или вербальное действие.

Например, у нас возникло навязчивое побуждение размышлять о том, как добиться желаемой цели. Мы можем обдумывать, как своровать, как получить работу или как достать что-нибудь из холодильника. Это может быть всё что угодно. Мы думаем о получении какого-либо объекта, и «путь» побуждения, подтолкнувшего нас к этому ментальному действию (размышлению) заканчивается тогда, когда мы принимаем решение попробовать заполучить этот объект. Этот «путь» мышления подготавливает другое побуждение – то, которое приводит в действие наше тело, когда мы начинаем действительно совершать запланированное действие. Опять же, оно компульсивно, например: «Думаю, мне стоит пойти к холодильнику и найти там что-нибудь съедобное», и затем мы компульсивно идём и делаем это. Другой пример: «Я собираюсь пойти и поговорить с ним», и затем мы компульсивно действуем – идём и говорим. 

Таким образом, карма – это не действие. Это компульсивность, навязчивое побуждение, которое подталкивает нас к действию. Проблема в том, что тибетское слово, используемое для кармы, по стечению обстоятельств совпадает с тибетским словом «действие». Поэтому, когда люди переводят тибетское слово las на европейские языки, они естественным образом переводят его как «действие», ведь именно таков смысл этого слова в разговорном тибетском. Это приводит к совершенно неправильному пониманию. Если проанализировать, нам нужно полностью избавиться от кармы. Если бы карма означала действия, это было бы очень легко: просто не нужно ничего делать, и мы избавимся от страданий. Очевидно, здесь не имеются в виду действия, во всяком случае не в нашем обычном понимании действий.

Карма – истинная причина страдания, а значит, это должно быть что-то, что действительно приносит проблемы. Если мы просто делаем что-либо на уровне тела или речи, это не проблема, не так ли? Проблема в компульсивности этих действий. Сами действия называются «путями кармы», другими словами, это то, к чему приводят компульсивные, навязчивые импульсы, то, что следует за ними. За импульсом следует компульсивная цепочка мыслей, компульсивная речь или компульсивное действие тела.

И побуждение, и следующее за ним поведение могут быть разрушительными, то есть сопровождаться беспокоящими эмоциями, такими как гнев, жадность и так далее. Также они могут быть, что называется, «испорченными созидательными» действиями, и в этом случае они конструктивны, не связаны с беспокоящими эмоциями, но за ними по-прежнему стоит цепляние за большое, незыблемое «я». Например, пытаясь утвердиться как прочное «я», которое всегда является хорошим, мы помогаем другим. Мы делаем это для того, чтобы быть по-настоящему хорошим человеком, настоящим практикующим Дхарму, становясь из-за этого компульсивным «правильным человеком», который никогда не может сказать нет. Также побуждение и действие могут быть неопределёнными. Например, если я говорю о политике, это может стать как созидательным, так и разрушительным, поскольку может сопровождаться сильным гневом или может быть попыткой найти решение политической проблемы. Оно может стать и тем, и другим, поэтому оно неопределённое.

Путь кармы

Теперь давайте подробнее поговорим о том, что такое «путь кармического импульса», или просто «путь кармы». Но прежде всего давайте прервёмся на некоторое время и постараемся осознать то, о чём мы говорили. С точки зрения данной системы, карма – это навязчивое побуждение. Речь не идёт о самом действии. Это навязчивое побуждение о чём-либо думать, что-либо говорить или делать. Это компульсия, которая подпитывается беспокоящей эмоцией, например гневом или привязанностью, или просто эгоцентризмом, например, когда мы думаем: «Я должен быть хорошим», «Я должен быть совершенным», «У меня всё должно быть под контролем, всё должно быть по-моему».

«У меня всё под контролем» предполагает большое «я», у которого всё должно быть чистым и совершенным. Это компульсивно. Нет ничего плохого в том, чтобы любить чистоту, но проблематична компульсивность и чувство, что у меня всё должно быть под контролем, из-за которого мне приходится снова и снова убираться в доме или мыть руки. Это страдание: мы чувствуем счастье только в тот момент, когда всё чисто, но затем внезапно наступает неудовлетворённость и нам кажется, что нужно снова убираться. Я думаю, это идеальный пример.

Давайте попробуем это осознать, то есть попробуем увидеть в своём опыте. Вот что самое важное – увидеть собственную компульсивность, которая создаёт нам множество проблем и от которой мы действительно хотим избавиться. Мы хотим избавиться от неё не только потому, что она создаёт проблемы и делает нас невротичными, но и потому, что она мешает нам помогать другим. Из-за компульсивности мы можем сказать что-нибудь неуместное, или у нас может появиться привязанность к тем, кому мы помогаем, или мы будем терять терпение. Если мы помогаем другим, всё это будет создавать проблемы.

Очевидно, если проанализировать это ещё глубже, нам понадобится нечто большее, чем просто самоконтроль. В начале мы можем практиковать самоконтроль, чтобы не вести себя компульсивно, но на самом деле нам нужно двигаться дальше. Нужно увидеть, что стоит за компульсивностью, откуда она возникает. Это не совсем тема нашего семинара, это другая тема – как избавиться от кармы. Мы будем говорить только о том, как карма работает. Сначала нужно во всех подробностях понять, как карма плетёт ту паутину, в которую мы попадаемся, образно говоря. Затем мы поймём, как сломать этот механизм и избавиться от него.

Итак, мы говорили о том, что наши действия на уровне тела, речи и ума – это «пути кармы», но не сама карма. Теперь нам также нужно понять, что такое путь кармы. Путь кармы – это несоответствующая воздействующая переменная, то есть нестатичное явление, не относящееся ни к формам физических явлений, ни к способам осознавания. Это явление-приписывание, основанное на четырёх факторах.

Явление-приписывание – это явление, которое «привязано» к своей основе и не может существовать и быть познано независимо от своей основы. Например, человек (личность) не может существовать и быть познан отдельно от тела, ума и эмоций. Другой пример – возраст, который не существует отдельно от человека или объекта.

Действие, или путь кармы, – это несоответствующая воздействующая переменная. Чтобы путь кармы, а также результат действия были наиболее полными, путь кармы должен включать четыре фактора, которые, таким образом, представляют собой основу для приписывания. Если один из этих факторов отсутствует или меняется, то меняется и приписанное на их основе действие, или путь кармы. Этот путь кармы становится чем-то другим, не остаётся тем же самым путём кармы. Что это за четыре фактора? 

Четыре фактора, необходимые для того, чтобы путь кармы был полным

(1) Основа – существо, которое я убиваю или раню, чужая собственность, которую я присваиваю, человек, которому я лгу, и так далее. Это «основа».

(2) Мотивирующая ментальная конструкция, которая состоит из трёх ментальных факторов:

  • Различение, которое сосредоточено на определяющей характеристике одного объекта во всём сенсорном поле и отличает его от всего остального. Обычно этот ментальный фактор переводят как «узнавание», но это не очень точно, потому что данный ментальный фактор не подразумевает знания, чем является различаемый объект. Когда я смотрю перед собой и вижу поле цветных пикселей, составляющих формы, мне нужно отличать вот эти формы определённого цвета, составляющие тело человека, от других, например от цветных форм стены за его спиной. Если мы не сможем отличать одну вещь от другой, мы не сможем с ними взаимодействовать. Но чтобы отличить предмет от фона, нам необязательно знать, что это такое. В контексте кармы речь идёт о различении основы, на которую будет направлено действие, от всего остального, когда, например, мы хотим поговорить с этим человеком, а не с тем, или выстрелить в этого человека, а не в того человека и не в стену. Нам нужно отличать основу от всего остального.
  • Мотивирующая цель, то есть намерение. Намерение определяется как желание совершить определённое действие в отношении определённого объекта. Соответственно, оно всегда связано с различением данного объекта и данного действия. Это намерение совершить определённое действие, или сказать определённые слова, или получить определённую работу, или задуматься о том, что бы сейчас сказать.
  • Эмоциональное состояние также способствует движению по кармическому пути и может быть разрушительным, созидательным или неопределённым. 

Итак, мотивирующая конструкция включает эти три ментальных фактора, но обычно её просто называют мотивацией. Давайте в качестве примера возьмём мотивацию, с которой мы пришли на эту лекцию. Мы различили, что хотим больше узнать именно о карме, а не о пустотности, не о непостоянстве и ни о чём другом. Это правильное различение. Намерение включает в себя не просто желание внимательно слушать, но и чему-то научиться, чтобы это было полезно в нашей жизни, помогло справляться с проблемами и приносить пользу другим. Это намерение, или цель. Почему мы хотим этого достичь? Какая эмоция нами движет? В идеале это должно быть сострадание к другим.

Когда в буддизме говорится о мотивации, она включает все три фактора. Если нам нужно проверить свою мотивацию или исправить её, нам нужно работать с этими тремя факторами. Зачем мы сюда пришли? Чтобы пообщаться? Чего мы ожидаем? В чём наша цель? Какая эмоция за ней стоит – любопытство, сострадание, одиночество или желание побыть с друзьями? Все эти факторы вместе составляют нашу мотивацию.

Итак, у нас есть основа действия, мотивирующая ментальная конструкция, и далее (3) применение всего этого. Это тибетское слово очень интересно подобрано: это не слово «действие», а «применение» нашей мотивации или применение метода, с помощью которого мы совершаем действие. Мы применяем свою мотивацию к тому, чтобы действительно совершить это действие с помощью определённого метода. Например, мы сели в машину, доехали до сюда, припарковались, зашли в здание, зашли в комнату и сели. 

Предположим, у нас есть намерение сюда прийти, у нас был правильный адрес и мы знали это место, но попали в пробку и не смогли попасть на лекцию. В этом случае путь намерения приехать сюда был неполным. Чтобы он был полным, нам нужно сюда добраться. Мы могли вообще не выйти из дома, потому что зазвонил телефон и что-то случилось. Намерение должно быть «применено», то есть осуществлено.

(4) Применение метода должно привести к успешному завершению. Мы должны сюда добраться. Например, мы выстрелили в человека, намереваясь его убить. Чтобы путь этого действия (убийства) был полным, жертва на самом деле должна умереть: просто ранив этого человека, мы не совершили убийство. В этом случае наше действие становится совершенно другим. Другой пример – мы хотели сказать кому-нибудь неприятные слова, чтобы задеть этого человека, но он нас не услышал. Наши грубые слова не принесли результата: мы не оскорбили этого человека. Например, телефонная связь прервалась и он не слышал наших слов, или мы отправили неприятное письмо, но оно попало в папку со спамом и человек его не прочитал. Такое бывает.

Если говорить о пути кармы, эти четыре фактора всегда актуальны, но завершение происходит только в конце, поэтому у нас есть определённая последовательность. Сначала возникает побуждение начать действие, затем – побуждение продолжать его (мы также можем остановиться на середине) и наконец – побуждение закончить действие. Путь кармы включает в себя всю последовательность, включая завершение действия, которое может случиться сразу после того, как мы закончили применять метод, или через некоторое время после этого.

Это очень хорошая схема. Например, у нас возникло побуждение позвонить определённому человеку, нажаловаться на него и накричать. У нас также могло быть подготавливающее побуждение, подтолкнувшее нас к тому, чтобы начать размышлять об этом действии. Мы подумали об этом и решили позвонить, и затем возник побуждающий импульс, подталкивающий нас начать разговор. Конечно, побуждающий импульс мог возникнуть и без подготавливающего импульса, и тогда мы бы позвонили человеку спонтанно, даже не обдумывая это действие.

На самом деле сначала возникает компульсия набрать номер этого человека, а затем – компульсия начать разговаривать. У нас может быть компульсия набрать номер, но из-за неправильного фактора различения мы можем набрать его неправильно. Такое тоже бывает. Различение должно быть правильным. Это интересно, потому что, если мы в самом начале набрали неправильный номер, наш гнев может убавиться, а может, напротив, разгореться ещё сильнее из-за фрустрации. Затем мы начинаем разговаривать.

Наверняка у вас есть подобный опыт, когда вы просто не можете остановиться и повторяете какое-либо действие снова и снова. В каждый момент присутствует компульсивность, и мы продолжаем и продолжаем говорить, не думая. Всё это происходит компульсивно, а затем мы наконец замолкаем. В какой-то момент возникает навязчивый импульс закончить разговор: мы чувствуем, что достаточно. Конечно, всё может измениться и во время нашей тирады. Может измениться наше эмоциональное состояние. Мы можем услышать, что другой человек плачет, и почувствовать грусть оттого, что мы заставили его заплакать. Человек может накричать на нас в ответ, и мы можем разозлиться ещё сильнее. Каждый из факторов, входящих в сложную структуру кармического пути, может измениться.

Природа кармического пути 

Итак, навязчивый импульс подталкивает наше сознание и сопровождающие его ментальные факторы к тому, чтобы начать путь кармы, то есть с правильным различением, намерением и мотивирующей эмоцией начать применять желаемый метод для того, чтобы совершить желаемое действие в отношении определённого объекта, чтобы это действие достигло желаемого завершения. Можно ли назвать весь этот комплекс кармического пути «действием» или «событием»? Трудно найти термин, который точно подошёл бы для этой несоответствующей воздействующей переменной, которая представляет собой явление-приписывание, основанное на всех этих составляющих. 

В системе Асанги весь этот путь кармы считается субстанционально доказанной вещью. Что это значит? Это значит, что, когда вы говорите мне неприятные слова, весь этот путь кармы составляет одну обнаружимую сущность, которая меня и расстраивает. Что меня расстраивает? Это действие состоит из множества маленьких частей, но всё это действие как единое целое представляет собой обнаружимое событие, на которое можно указать и которое я запоминаю. Что именно я запоминаю? В соответствии с этой системой я запоминаю нечто субстанционально доказанное – нечто, что можно обнаружить при анализе как прочную сущность, существование которой доказывается её собственной природой – тем, что это «событие, когда вы сказали мне неприятные слова».

Технический термин для этого – субстанционально доказанное существование, и такое существование признаётся в системе читтаматры, которой придерживался Асанга, а также в сватантрике. Существование явления считается субстанционально доказанным, если его можно доказать в силу его собственной природы и если оно выполняет функцию. Соответственно, все нестатичные явления, включая субстанционально доказанный путь кармы, считаются самодоказанными и выполняют определённую функцию, и в данном случае функция заключалась в том, что я расстроился.

Что это за расстраивающее событие? Это были просто звуки слов? Или то, что их произнесли именно вы? Или ваша неприятная эмоция? Или ваше намерение причинить мне вред? Или тот факт, что вы сказали мне эти слова? Или тот факт, что я расстроился, когда их услышал? Что это было за событие? Оно было основано на всём вышеперечисленном. Данное событие – явление-приписывание, основанное на всём этом комплексе. Это «событие», то есть путь вашего кармического импульса, подтолкнувшего вас сказать мне эти слова, – это субстанционально существующая вещь, самодоказанная как «то событие» и выполнившая функцию, то есть расстроившая меня. Это система Асанги, и она имеет смысл.

Таким образом, путь кармы – это не просто совершение действия. Действие – лишь небольшая его часть. Каким словом назвать всё это вместе? Сложный вопрос, не правда ли? Если мы проанализируем любое своё действие или, например, слова другого человека, всё это действительно сложно. «Сложно» – хорошее слово, потому что мы имеем дело с целым комплексом различных факторов, но для нас все они вместе выполняют одну функцию как одна целостная и отдельная сущность. Поразмышляйте об этом.

Примеры других субстанционально доказанных явлений-приписываний ещё сложнее, чем один кармический путь. Например: «Я помню этот разговор», «Я помню ту поездку в Индию», «Я помню, как получил эту работу». Что именно мы помним? Ведь нам кажется, что мы помним какую-то одну вещь, не так ли? Но на самом деле каждая из них состоит из комплекса невероятного множества разных вещей и событий. Тем не менее мы можем сказать: «Путешествие в Индию очень сильно на меня повлияло». Что очень сильно на меня повлияло?

Наша тема – не анализ пустотности, но прасангика сказала бы, что, хотя эти явления кажутся нам прочными вещами, в них нет ничего прочного, что делало бы их субстанционально существующими событиями. На уровне условности мы, конечно, можем называть их событиями, но в них нет ничего прочного. Тем не менее другие индийские буддийские школы сказали бы, что есть. Эти вещи функционируют. Например: «Я многому научился в этих отношениях». Благодаря чему вы многому научились? Благодаря тому, что кто-то сказал то или иное слово? Благодаря чему именно? 

Итак, согласно объяснению Асанги компульсивные побуждения активируют пути кармы и позволяют им продолжаться во времени.

Разрушительные, испорченные созидательные и неопределённые кармические побуждения и пути кармы

Далее, поскольку карма и кармические пути могут быть или разрушительными, или «испорченными» созидательными, или неопределёнными, давайте рассмотрим определения этих терминов. В соответствии с объяснением Асанги термин испорченные в первую очередь означает, что они возникают из беспокоящей эмоции или состояния ума либо каким-либо образом связаны с беспокоящей эмоцией или состоянием ума.

Теперь важно понять, что такое беспокоящая эмоция и беспокоящее состояние. Трудно найти одно слово, которое включало бы в себя и то и другое. На санскрите это слово клеша. Как ещё их можно назвать – заблуждениями, омрачениями? Хорошего слова нет. Клеши могут сопровождаться или не сопровождаться тем или иным воззрением. Я называю «беспокоящими эмоциями» те клеши, которые не сопровождаются воззрением, хотя слово «эмоция» не полностью подходит для тех пяти клеш, которые сюда относятся. Другие клеши, связанные с воззрением, я называю беспокоящими состояниями.

Повторюсь, это не очень хорошие варианты перевода, но на Западе мы не разделяем ментальные факторы на похожие категории, как это делается в буддизме. У нас нет слов, которые полностью им соответствуют. Мы не группируем их таким же образом.

Но определение беспокоящей эмоции или состояния очень полезно, как и все определения. Беспокоящая эмоция или состояние – это состояние ума, которое, возникая, лишает нас спокойствия и самообладания. Если мы очень чувствительны, мы можем заметить такие состояния, потому что они вызывают состояние нервозности: наши энергии неспокойны.

К разрушительным относятся кармические побуждения или пути кармы, вызванные и сопровождаемые неосознаванием причинно-следственной связи в поведении, а также сопровождаемые беспокоящими эмоциями. Другими словами, мы не осознаём, какими будут последствия того, что нам хочется что-нибудь сказать или сделать и мы намереваемся сказать или сделать это. Мы заблуждаемся. Если я на вас кричу, значит, я чего-то не осознаю. У меня возникает побуждение накричать на вас и сказать что-нибудь неприятное, но я не осознаю, какими будут последствия для меня самого: это лишит меня внутреннего спокойствия и не поможет мне почувствовать себя лучше. Также я не осознаю, какими последствия будут для вас. Мне очень не хватает чуткости, и я не забочусь о том, что это заденет ваши чувства. Это и есть неосознавание причинно-следственной связи.

Разрушительное побуждение и разрушительный кармический путь сопровождаются неосознаванием, а также какой-либо беспокоящей эмоцией, например страстным желанием, привязанностью или жадностью. Страстное желание – это желание обрести то, чего у нас нет. Привязанность направлена на то, что у нас есть и что мы не хотим отпускать. Жадность направлена на то, что у нас есть, но мы хотим ещё больше. Другая беспокоящая эмоция – это гнев. Также мы просто можем быть нечуткими и наивными в отношении своих компульсивных побуждений, в отношении своих действий и их последствий.

Также разрушительное поведение может сопровождаться отсутствием нравственного чувства собственного достоинства. Нам недостаёт гордости в хорошем смысле этого слова: «Мне всё равно, как я поступаю». Также мы можем думать: «Я не забочусь о том, как мои действия отразятся на других». На самом деле, это во многом азиатская концепция. Если мы совершаем неуместные действия, нашей семье придётся за нас краснеть. Или, если мы напиваемся и так далее, это плохо отразится на репутации буддистов, если мы буддисты. Если женщина ведёт себя определённым образом, люди могут плохо подумать о женщинах в целом и это негативно повлияет на всех женщин. Разрушительные кармические побуждения предполагают, что мы просто не заботимся обо всём этом.

Далее, кармические побуждения и кармические пути созидательны, если они вызваны и сопровождаются такими состояниями, как непривязанность. Непривязанность – это когда мне ничего от вас не нужно. Я не держусь за то, что у меня есть, и мне несложно этим поделиться. Я не стремлюсь иметь всё больше и больше. Всё это не означает, что мы полностью свободны от привязанности, но это хороший шаг. Сейчас я просто хочу вам помочь и мне ничего от вас не нужно. Возможно, у меня есть привязанность к шоколаду, но сейчас это не имеет значения. Прямо сейчас я ничего от вас не скрываю и не стремлюсь забрать как можно больше вашего времени и внимания. Другой сопровождающей эмоцией может быть негневливость, и это значит, что я не хочу вас отвергать и не хочу причинять никому из вас вреда. Также сюда относится отсутствие наивности по поводу последствий моего поведения для меня и для других, а также нравственное чувство собственного достоинства и забота о том, как мои действия отразятся на других. Но даже в этом случае мы по-прежнему можем заблуждаться относительно того, как существуем мы и другие, поэтому наше поведение является «испорченным» созидательным поведением. Оно испорчено неосознаванием, но всё же созидательно.

Очень интересно попробовать обнаружить это в своём опыте. Можно говорить много слов, но, чтобы по-настоящему понять, о чём идёт речь, нам нужно обнаружить это в себе. В обратном случае это не имеет смысла: с тем же успехом можно запоминать наизусть названия насекомых. Как-то раз я спросил своих учеников в Берлине, почему они не обманывают и не лгут. А на самом деле, почему? Вы на полном серьёзе боитесь попасть в ад? Никто не сказал, что боится оказаться из-за этого в аду. Но всё же, почему вы не обманываете и не лжёте? Подумайте по поводу себя. Если бы у нас было больше времени, было бы интересно это обсудить, но, к сожалению, у нас его нет. Прошу прощения.

Вывод, к которому пришли большинство моих учеников, – они не делают этого просто потому, что это не кажется правильным. Не потому, что это запрещено законом, и не потому, что они глубоко задумываются об этом с философской точки зрения. Это просто не кажется правильным. Это и есть нравственное чувство собственного достоинства: «Я бы не стал так поступать. Я лучшего мнения о самом себе, чтобы так поступить».

Вы видите это в себе? Например, если я очень разозлился, почему я не закатываю скандал и не кричу на глазах у всех остальных? Потому что я о себе лучшего мнения: я не собираюсь устраивать скандал и не хочу, чтобы другие подумали обо мне плохо. Это просто не кажется правильным, поэтому я сдержусь до того момента, пока не смогу решить проблему. Если человек учиняет скандал и кричит на кого-нибудь в метро, это беспокоит всех, кто едет в том же вагоне. Устраивая сцену, этот человек не заботится о том, что другие о нём подумают. Он себя не контролирует. Потеря самообладания – часть определения беспокоящей эмоции. Важно уметь распознавать всё это в себе, и тогда будет проще понять, о чём мы здесь говорим.

Из-за чего созидательные и разрушительные действия становятся испорченными?

Как испорченные созидательные, так и разрушительные кармические побуждения и кармические пути вызваны и сопровождаются неосознаванием второго типа – неосознаванием того, как существует личность, то есть как существуем мы и как существуют другие. Это неосознавание стоит и за созидательными, и за разрушительными явлениями. О чём именно идёт речь? Давайте рассмотрим испорченные созидательные кармические побуждения.

Даже в тех случаях, когда эти побуждения мотивированы состраданием, они компульсивны в том смысле, что соответствующие созидательные действия совершаются в бесплодном устремлении защитить своё «я», то есть, в некотором смысле, подтвердить собственное существование. Пример – компульсивное исправление чужой грамматики. Здесь также может присутствовать беспокоящее состояние ума, которое известно как ошибочное воззрение на изменчивую систему. Говоря в целом, это неправильный взгляд на наши совокупности (скандхи).

Ошибочное воззрение на изменчивую систему ищет в наших совокупностях, то есть в нашем опыте, что-нибудь, за что можно зацепиться как за основу для истинно доказанного «я» – в последнем примере за наше знание грамматики. Таким образом, из-за этого ошибочного воззрения мы проецируем на эту основу «я» или «моё» либо цепляемся на эту основу как за «я» или «моё». Это состояние ума, сопровождаемое воззрением. Оно пытается найти основу, за которую можно зацепиться как за невозможное «я», спроецировав на неё «я» или «моё» – истинное, незыблемое «я». Само это беспокоящее состояние ничего не проецирует: это делает фактор цепляния. Ошибочное воззрение на изменчивую систему просто выхватывает какую-нибудь вещь, например интеллект, и считает его «моим» интеллектом, а затем фактор цепляния создаёт проекцию. Вот почему оно считается беспокоящим состоянием, связанным с воззрением. И одновременно с ним, конечно, присутствует неосознавание того, как мы существуем.

Эти три источника проблем работают сообща: ошибочное воззрение на изменчивую систему, цепляние за «я» и неосознавание как незнание того, как мы существуем. Они присутствуют в нашем уме одновременно. У них немного разные функции, но они работают вместе. Например, в случае с физическим действием у нас есть компульсивное испорченное созидательное побуждение сделать что-нибудь конструктивное, например убраться в доме и навести порядок. Почему мы это делаем? Мы хотим почувствовать себя в безопасности, хотим, чтобы всё было в порядке и под контролем. Мы ищем эту безопасность в чистоте и порядке: «Это я. Я очень хозяйственный».

Это якобы прочное «я» надеется почувствовать себя уверенно и хорошо, потому что теперь в доме (в «моём» доме) чисто, а значит, я хороший. Теперь всё хорошо. Но на самом деле мы чувствуем себя неуверенно: так проявляется неосознавание того, как мы существуем. Если со стола падает лист бумаги, это уже небольшая катастрофа: «У меня всё должно быть чисто и хорошо» – и это компульсивно. «Я должен убираться снова и снова», – это тоже компульсивно. Нет ничего плохого в том, чтобы убираться в своём доме, но в нашем примере мы говорим о заблуждении, что, если в моём доме чисто, то я существую, и я хороший, и я чистый. Вы понимаете, как работают все эти факторы?

Другой пример – компульсивное побуждение помогать другим. Мы хотим помочь нашей замужней дочери растить детей. Она даже не обращалась к нам за помощью, но мы компульсивно даём непрошенный совет. Почему мы это делаем? Мы хотим чувствовать себя полезными и нужными, чтобы чувствовать себя хорошо, потому что мы хорошие люди: «Это хороший, полезный совет, и он мой».

В некотором смысле, за всем этим стоит надежда подтвердить своё существование, потому что мы чувствуем неуверенность. Мы не уверены, потому что нам кажется, будто существует прочное «я», которое нужно защитить, доказав, что оно хорошее и полезное. Вот что имеется в виду под испорченными созидательными поступками. Они компульсивны, потому что испорчены заблуждением. Мы совершаем их, потому что хотим хорошо себя почувствовать: мы хотим почувствовать себя существующими и полезными.

Созидательные вербальные действия также могут быть компульсивными. Мы начитываем мантры и делаем другие практики, чтобы быть хорошими практикующими: «Я начитал 100 000 мантр, и это моё достижение. Я хороший. Я доказал, что я хороший практикующий, потому что я начитал 100 000». Нам кажется, что это даст нам чувство уверенности в себе, утвердит наше прочное «я», как будто его можно утвердить, повторив что-либо 100 000 раз. Это касается и ментальной активности, например повторения мантр в уме. Здесь то же самое: само действие – не проблема. Проблема заключается в компульсивности, связанной с этим действием, и с этим механизмом «я и моё». Нам кажется, что это поможет обезопасить наше «я» и сделает «меня» хорошим. В этом и проблема. Именно из-за этого появляется компульсивность и то, что на Западе мы назвали бы «невротичностью». 

Резюме

Это общее объяснение того, что такое карма, с точки зрения системы Асанги. Самое главное – запомнить, что настоящий источник проблем – компульсивность, которая заставляет нас совершать компульсивные и невротичные действия, как разрушительные, так и созидательные. Сопровождаемая беспокоящими эмоциями, эта компульсивность приводит к несчастью, потому что вынуждает нас совершать разрушительные действия. Мы становимся несчастливыми, потому что из-за компульсивности у нас возникает побуждение накричать на других или побуждение проявить эгоизм и начать что-либо требовать от других. Эта компульсивность выходит из-под контроля и приводит к несчастливым переживаниям.

Созидательное поведение тоже может быть компульсивным, например, когда нам постоянно хочется убраться в доме или мы стараемся во всём быть совершенными. Оно даёт нам чувство счастья, но это чувство не длится долго и неудовлетворённость постоянно возвращается. Чтобы доказать своё совершенство, нам приходится делать что-то ещё. Мы никогда не достигаем совершенства. Это совершенно невротично. Каждый раз, когда ситуация хотя бы отчасти кажется совершенной, мы чувствуем себя хорошо. Но этого всегда недостаточно. Я думаю, перфекционизм – прекрасный пример того, что мы имеем в виду, когда говорим о компульсивном созидательном поведении. Перфекционизм может свести с ума, особенно когда он проявляется в нашей практике Дхармы. Нам кажется, что мы должны быть совершенными, что мы должны сидеть в идеальной позе и так далее. Мы всегда напряжены.

Из-за всего этого возникает всепроникающее страдание. Компульсивность вынуждает нас перерождаться с таким телом и умом, которые позволят нам переживать новые компульсивные побуждения. Я приведу пример, и, возможно, это не очень точная аналогия, но она хорошая. Допустим, мы находимся в нездоровых отношениях, в которых присутствуют всевозможные компульсивные поведенческие паттерны. Отношения заканчиваются, и это можно сравнить со смертью в одном из перерождений. Затем мы компульсивно ищем новые отношения и вступаем в них. Это компульсивность: нам кажется, что мы обязательно должны быть в отношениях. Когда начинаются новые отношения, у нас проявляются те же самые компульсивные привычки. Всё повторяется, а затем снова заканчивается, но мы так ничему и не учимся. Мы просто компульсивно начинаем новые и новые отношения, и все они нездоровые.

Это всепроникающее страдание. Если мы ничему не учимся, то, чем больше нездоровых отношений мы начинаем, тем сильнее становится привычка к нездоровым и компульсивным паттернам, не правда ли? Это печально. Такова сансара. Мы хотим выбраться из всего этого, потому что это сводит нас с ума, делает несчастными и, более того, мешает нам конструктивно помогать всем остальным.

Top