Развитие чувства собственного достоинства и силы воли

Повторение: драгоценная человеческая жизнь

Сегодня утром мы начали проходить по этапам пути ламрима с точки зрения того, как они могут помочь здоровому личностному росту. Мы видели, что мышление с точки зрения драгоценного человеческого рождения позволяет нам хорошо относиться к самим себе, потому что мы осознаём свою удачливость. Мы видим, что у нас есть множество возможностей и мы временно свободны от худших состояний, особенно по сравнению с подавляющим большинством людей. Если мы сравним себя с другими формами жизни, то увидим, что наша ситуация очень редкая. Мы можем мыслить с точки зрения шести миров или, если нам трудно принимать эти миры всерьёз, по крайней мере с точки зрения всех форм жизни на этой планете.

Мы ценим нашу драгоценную человеческую жизнь и чувствуем благодарность за то, что она есть у нас сейчас. Мы высоко её ценим и осознаём, что она невечна. Мы состаримся, мы можем заболеть и рано или поздно мы умрём. Если мыслить с точки зрения вечного «я», после смерти мы продолжим существовать в той или иной форме. Возможно, мы не знаем, в какой, но совершенно точно всё может стать намного хуже, чем сейчас.

Другие формы жизни и уровень счастья

Принять всерьёз существование других типов существ, о которых говорится в буддизме, и мыслить с этой точки зрения всегда трудно. Лично я подхожу к этому вопросу с позиции умственной деятельности, о которой мы уже говорили. «Я» обозначено на основе личного потока умственной деятельности, которая включает различные сопровождающие умственные факторы и различные типы сознания – чувственные сознания и умственное сознание, а также умственные факторы, такие как счастье и несчастье, то есть тот или иной уровень счастья. Наша способность воспринимать ограничена в любой сфере, будь то физические ощущения, зрительные образы или уровень счастья/несчастья, и это ограничение связано с нашим физическим «оборудованием».

Мы знаем это на простых примерах: очевидно, с помощью человеческого мозга мы способны понимать намного больше, чем с помощью своего мозга понимает муха, хотя и у нас, и у неё есть мозг. Если бы у нас был мозг мухи, такое «оборудование» не очень много бы нам дало, не правда ли? Некоторые животные видят в темноте, но человеческие глаза для этого не предназначены. Орёл видит на гораздо большем расстоянии, чем человек. Нос собаки намного лучше чувствует запахи, чем нос человека: диапазон намного больше. Многие животные слышат лучше, чем мы. В случае со способностями сенсорного аппарата очевидно, что наше восприятие очень сильно зависит от физической основы, от «аппаратного обеспечения».

А значит, то же самое должно быть с физическими ощущениями, в частности с удовольствием и болью. При определённом уровне боли мы теряем сознание, то есть мы не способны чувствовать больше боли, чем позволяет наше физическое тело. То же самое можно предположить и по поводу чувства счастья и несчастья. Когда мы говорим о «страдании», это не физическое ощущение боли, а умственный фактор счастья/несчастья. Счастье – это когда вы хотите, чтобы что-либо продолжалось и не хотите с этим расставаться. Несчастье означает, что вы хотите избавиться от какого-либо объекта.

Мы можем задаться вопросом: а что если наша способность чувствовать счастье и несчастье точно так же зависит от физической основы, которая позволяет нам испытывать те или иные психологические или физические состояния? Должен сказать, анализировать это очень интересно. Попробуйте сравнить уровни несчастья. Например, человек с синдромом Дауна даже не осознаёт свою ситуацию. Другой человек обладает высоким интеллектом и способностью к анализу, но страдает от тяжёлой депрессии, нервных срывов и так далее. В учении часто говорится, что ментальное страдание намного сильнее физического.

Таким образом, я думаю, доступный спектр счастья и несчастья сильно отличается в зависимости от нашего физического тела. Мы можем подумать обо всём спектре счастья/несчастья и удовольствия/боли и представить, что существует физическое тело, способное чувствовать любую часть спектра. Если мы думаем, что после смерти станем ничем, если мы верим в идею «теперь я мёртв», мы не знаем, что там будет происходить, и это страшно. Мысль, что мы станем ничем, вгоняет в тоску, не так ли? Что такое это «ничто»? Мы можем задаться вопросом, каковы характеристики этого «ничто» или переживания «ничего».

Если ничего не происходит, мы чувствуем скуку и мы несчастны. А теперь представьте, что ничего не происходит целую вечность: насколько это скучно. Мы можем почувствовать себя очень несчастными. Не знаю, кажется ли вам это разумным или больше похоже на шутку, но это может помочь почувствовать: «Я не хочу, чтобы после смерти всё стало хуже, чем сейчас. Я хочу этого избежать». Мы не хотим навсегда застрять в Большом Ничто. Если следовать буддийскому учению, определённо мы не хотим родиться с физическим телом, в котором у нас будет намного больше страданий и проблем и не будет возможности продолжать идти по духовному пути, – даже если это человеческое тело.

Надёжное направление

Мы развиваем здоровый страх в отношении этой ситуации. Важно понимать, что есть два типа страха.

  • Первый – когда мы чувствуем, что ничего нельзя сделать, и мы беспомощны и безнадёжны. Это ужасный страх, с ним трудно справляться.
  • Но есть здоровый страх, когда мы знаем, что можем предотвратить ужасную ситуацию, и поэтому проявляем осторожность. Например, мы внимательно и осторожно ведём машину, потому что не хотим попасть в аварию. Если нам будет всё равно, попадём мы в аварию или нет, если у нас не будет страха, мы будем безрассудны и это может обернуться катастрофой.

Когда говорится о причинах прибежища, которое я называю надёжным направлением, одна из них – это страх. Здесь имеется в виду здоровый страх. Он основан на здоровом чувстве «я», которое связано с условным «я»: «Я забочусь о том, что со мной происходит, и не хочу оказаться в тупике, когда не смогу продвигаться дальше». При этом мы видим, что можем избежать нежелательной ситуации, и двигаемся в соответствующем направлении. Важно понимать, что без здорового чувства «я» мы никогда даже не задумаемся о том, чтобы придать своей жизни положительное и надёжное направление – так называемое прибежище.

Если я не буду заботиться о себе, то и не захочу прилагать никаких усилий ради того, чтобы избежать страданий. Мне будет всё равно. Мы видим это отношение у людей, которые не могут бросить курить: «Мне всё равно, что я могу заболеть раком. Мне всё равно, что случится. Я хочу курить». Они на самом деле о себе не заботятся. Курильщики в этот момент виновато улыбаются, им стыдно, но если мы принимаем размышления о драгоценной человеческой жизни близко к сердцу, то не захотим её потерять. Мы готовы делать то, что поможет прожить как можно дольше, чтобы воспользоваться преимуществами этой жизни, пока они у нас есть, а также хотим создать подобные условия в будущем. Вот какое мышление нам нужно, и оно основано на здоровом чувстве «я».

Мы можем кое-что сделать, чтобы избежать худших ситуаций в будущем, – принять надёжное направление, указанное Буддой, Дхармой и Сангхой. Важно понимать, что это за направление. Что такое Три Драгоценности? Есть несколько уровней каждой из них, и на самом глубоком уровне Драгоценность Дхармы – это истинное прекращение проблем и всех форм страданий, а также истинные пути, то есть истинные путеводные состояния ума – разные постижения, которые приведут к истинному прекращению проблем, так что они больше никогда не возникнут. Глубинная Драгоценность Дхармы – третья и четвёртая благородные истины.

Вот в каком направлении мы хотим двигаться: мы хотим достичь истинного прекращения всех причин страданий и проблем, а для этого нам нужно истинное понимание – путеводное состояние ума. Это наше положительное направление. Это разумно. Будды – это те, кто достиг этого в полной мере и кто показал нам путь, идя по которому, мы сами сможем достичь того же самого. Арья Сангха – это те, кто начал достигать истинных прекращений и истинных пониманий. Они достигли этого частично. Нас может вдохновить, что есть разные уровни арьев, а значит, можно достичь уровня будды, продвигаясь к нему шаг за шагом. Знание о том, что есть Арья Сангха, поддерживает нас, поскольку конечная цель кажется более достижимой.

Вот что такое Три Драгоценности. Это направление, в котором мы хотим двигаться: мы заботимся о себе, принимаем себя всерьёз, поэтому нам нужно направление, позволяющее избежать страданий. Я желаю себе счастья. Я не хочу быть несчастным, поэтому стараюсь двигаться в этом направлении. Я вижу, что это возможно. Поразмышляйте об этом.

Жаль, что многие упрощают тему прибежища, и, я думаю, это связано с недостатком более глубокого понимания. Медитации, которые рекомендуются в некоторых более поздних текстах жанра ламрим, могут быть очень полезны в этом смысле. Мы представляем, что падаем с обрыва в низшие миры, в плохие перерождения, и чувствуем, как это ужасно. Затем мы представляем, как было бы прекрасно, если бы мы могли раскрыть парашют и избежать этой участи. Конечно, мы бы это сделали. Или мы представляем, что оказались у края пропасти и вот-вот упадём. Мы испуганы, и в этот момент мы хотим, чтобы у нас были сильные мышцы, которые помогли бы нам найти равновесие и не упасть. Затем мы представляем себя на конвейерной ленте, которая приближается к краю обрыва: у нас появляется сильное желание спрыгнуть с ленты.

Мы можем использовать эти образы, чтобы почувствовать страх, и в этом случае мы обращаемся к самым основным инстинктам – к инстинкту самосохранения, благодаря которому мы выживаем и не залезаем в огонь и так далее. Мы используем базовый инстинкт, чтобы придать нашей жизни надёжное направление и чтобы оно по-настоящему стало важной частью нашей жизни. Размышляя подобным образом, мы устремляемся к тому, чтобы так или иначе устранить причины худших перерождений, или вечных мук в аду, или сожалений и страхов во время смерти, когда мы боимся отправиться в неизвестное ничто.

Пожалуйста, поразмышляйте об этом: «Я хочу избежать худших перерождений, а для этого мне нужно избавиться от их причин. Я хочу использовать защитные методы – это буквальный перевод слова “Дхарма”».

Первое, что мы хотим сделать, придавая своей жизни надёжное направление, – это устранить причины грубого страдания, то есть страдания страдания. Мы хотим устранить причины несчастья, в том числе плохих перерождений и всевозможных ужасных вещей, которые могут с нами случиться. В соответствии с буддийскими наставлениями о карме, а именно с первым законом кармы, если мы переживаем страдания, это результат разрушительного поведения.

Карма

Когда речь идёт о карме, мы не говорим о действии, хотя слово, которое используется для кармы в тибетском, в разговорном тибетском означает «действие». Поэтому тибетцы, говоря по-английски, часто переводят это слово как «действие». Подумайте, что было бы, если бы слово «карма» означало действие. Мы хотим избавиться от всей кармы. Если бы карма просто означала действие, нам нужно было бы прекратить все действия – и мы достигли бы освобождения. Очевидно, речь идёт не об этом. 

Это ещё один метод анализа, используемый в буддизме: мы проверяем, есть ли у того или иного утверждения абсурдные последствия. В данном случае мы проверяем утверждение «карма – это действия». Если карма – это действия, нужно просто избавиться от всей кармы, то есть от всех действий. Если я прекращу все действия, я достигну освобождения? Нет. Следовательно, утверждение, что карма – это действия, ошибочно. Это проблема перевода.

Карма – это компульсивность. У нашего поведения есть компульсивный (неуправляемый, навязчивый) аспект – из-за инстинктов и склонностей, которые появились в результате беспокоящих эмоций и заблуждения. Из-за этого мы действуем компульсивно – теряя контроль. Например, человек компульсивно объедается или стучит пальцами по столу.

В чём разница между импульсивным и компульсивным?

«Импульсивный» поступок означает, что я сделал то, что пришло мне в голову. «Компульсивный» – это когда у нас нет контроля, например, мы постоянно лжём или объедаемся. Когда речь идёт о карме, «компульсивный» может относиться к положительной и к отрицательной карме. Это не только компульсивная ложь или воровство, но и компульсивный перфекционизм, что может быть очень невротичным: «Я должен быть совершенным, я должен быть хорошим». Это основано на большом «я» и на беспокоящем состоянии ума, и это компульсивно. Перфекционизм – идеальный пример. Человек может компульсивно убираться в доме или мыть руки. Сам поступок положительный, в нём нет ничего плохого, но он полностью выходит из-под контроля и становится невротичным. Или мы компульсивно поправляем других. Вот что такое карма: что хотим избавиться от компульсивности. Смысл не в том, чтобы перестать что-либо делать. Давайте поразмышляем об этом: возможно, это новая информация.

Это соответствует определению. Важный момент: мы изучаем определения и пытаемся понять, о чём идёт речь. Когда нам хочется солгать или пойти к холодильнику – это созревает из кармических склонностей. Нам хочется совершить то или иное действие, возникает желание. Карма – это компульсивность, которая втягивает нас в действие, и мы его совершаем.

Согласно классическому объяснению кармы на начальном уровне ламрима, основная проблема – неосознавание причинно-следственной связи в поведении. Это проблема страдания от страданий. Мы просто не знаем, что, если мы несчастливы и страдаем, это происходит из-за разрушительного поведения. Мы или не знаем, или придерживаемся неправильного воззрения, например, что страдание появляется из ниоткуда. Мы прилагаем усилия ради того, чтобы избавиться от первого уровня неосознавания, или неведения, – неосознавания причинно-следственной связи в поведении. Речь не идёт о причинно-следственной связи, когда мы пинаем мяч и он летит: мы говорим о причинно-следственной связи между нашим поведением и переживанием.

Классическое объяснение: «Я не хочу быть несчастливым, я не хочу испытывать грубое страдание и понимаю, что оно возникает из-за разрушительного поведения. Когда мне хочется совершить разрушительное действие – а это чувство возникает в силу причин в прошлом, – я просто не буду действовать на основе этого желания. Я буду воздерживаться». Это стандартное наставление из начального уровня мотивации ламрима, когда речь идёт о карме. Я преподаю ламрим, очень медленно проходя по тексту «Ламрима ченмо» («Большого руководства по этапам пути») Цонкапы. Мы проходим его больше четырёх лет, встречаясь раз в неделю, и, когда мы подошли к этому разделу, я спрашивал своих учеников: «Почему вы не врёте? Почему не обманываете? В чём причина?»

Причины воздержания от разрушительных действий

Пожалуйста, проанализируйте это. Возможно, вы обманываете, издеваетесь и врёте, но если вы это не делаете, то почему? Потому что вы боитесь худших перерождений и несчастья, которые за этим последуют? Будьте честны с самими собой. Вы поэтому не обманываете и не причиняете вреда?

Мы не хотим, чтобы другие плохо о нас подумали.

То есть если никто не узнает, то всё нормально?

Врать не имеет смысла, потому что неважно, узнают другие или нет. В краткосрочной перспективе ложь может принести выгоду, но не в долгосрочной.

Значит, вы в той или иной степени верите в причину и результат.

Есть ещё фактор вины: я буду чувствовать себя плохо.

Сейчас вы начинаете рассуждать так же, как мои ученики. Кто-нибудь ещё?

Я не лгу, потому что не хочу, чтобы другие лгали мне.

Верно. Это связано с учением Дхармы, где говорится, что один из результатов лжи – другие люди начнут лгать нам. Если мы обманываем, то другие будут обманывать нас. Если мы постоянно перебиваем других и несём чепуху, никто не будет воспринимать нас всерьёз.

Если вы не создаёте другим проблем, потому что искренне не хотите последствий, – хорошо, это соответствует наставлениям Дхармы. Но мои ученики часто говорили: «Это просто не кажется правильным», и у меня тоже есть подобное чувство. Нам не кажется правильным обманывать, лгать, быть плохим человеком. Это простой, но очень глубокий ответ. Вы чувствуете себя неспокойно. Вы согласны?

Теперь давайте вернёмся к нашей концептуальной модели 51 умственного фактора и посмотрим, что это за фактор. Как бы вы описали это явление: «Это просто не кажется правильным»? Один из умственных факторов называется «чувство собственного достоинства» (ngo-tsha shes-pa). Мы заботимся о том, что с нами происходит и как на нас отражаются наши действия. Это чувство собственного достоинства, уважение к себе: «Я достаточно хорошо о себе думаю, чтобы опуститься до такого поступка. У меня есть чувство собственного достоинства. Этот поступок кажется неправильным, низким. Я слишком сильно себя уважаю. Я не хочу быть человеком, который так себя ведёт». В «Абхидхарма-коше» («Сокровищнице особых разделов знания») говорится, что этот умственный фактор сопровождает все созидательные поступки. Мы действуем разрушительно, когда этого фактора у нас нет и присутствует противоположный фактор отсутствия чувства собственного достоинства (нам всё равно, как наши действия отразятся на нас самих). На наше поведение влияет даже не то, что о нас подумают другие люди, а то, что мы сами думаем о себе. То есть нам нужно очень здоровое чувство условного «я», чтобы себя уважать. Таким образом, есть разные шаги, с помощью которых мы постепенно развиваем всё более положительное отношение к себе. Вот что я имею в виду, когда использую западный термин «здоровое чувство я». Поразмышляйте об этом.

Видео: Д-р Чоньи Тэйлор — «Как преодолеть стыд зависимости»
Чтобы включить субтитры, кликните на иконке «Субтитры» в правом нижнем углу окна с видео. Чтобы изменить язык субтитров, кликните на иконке «Настройки», выберите «Субтитры» и нужный язык.

Второй умственный фактор, который сопровождает все созидательные действия, возможно, намного важнее в азиатской культуре. Нам нужно проверить, насколько это важно для нас. Это забота о том, как наши действия отразятся на остальных (khrel-yod). В Азии принято думать о себе не просто как об индивидах, а, например, как о членах семьи: «Мои действия отразятся на репутации всей моей семьи. Поэтому я не хочу создавать для своей семьи плохую репутацию и позорить её». Это также может быть ваша деревня, или вы можете быть лояльны своей стране, заботясь о том, что люди подумают о латвийцах, о немцах, об американцах, или что они подумают о буддистах. Речь о том, как моё поведение отражается на других. Если мы об этом заботимся, то будем воздерживаться от разрушительного поведения. В соответствии с Васубандху, этот фактор также включается в состояние ума, когда мы воздерживаемся от разрушительного поведения. А созидательное поведение определяется именно как воздержание от разрушительного.

Как я упоминал, я бы поставил под сомнение, действительно ли этот умственный фактор всегда должен сопровождать созидательное поведение в западном обществе, где подчёркивается важность личности. Я не знаю. Нужно понаблюдать за собой: есть ли у нас это более обширное чувство здорового условного «я», которое в азиатском контексте включает всю нашу семью? Есть ли какая-либо группа, которая кажется нам частью нашей идентичности? Я думаю, это зависит от человека, но вам может быть интересно посмотреть, насколько это актуально лично для вас.

Например, если вы женщина, думаете ли вы о том, как ваши поступки отразятся на женщинах в целом? Есть ли у вас чувство: «Если женщина будет вести себя так или так, у людей будет ужасное мнение о женщинах. Следовательно, я должна действовать так, чтобы женщин уважали и общество относилось к ним не хуже, чем к мужчинам». Это может быть одним из факторов. Возможно, мы не обращаем внимания, насколько это актуально для нашего понимания этического поведения. Наверно, для тех, кто занимается буддизмом, будет актуально, что люди подумают о поведении буддистов.

Что люди подумают о поведении буддистов? Что они подумают о нашей небольшой стране, например о Латвии? Мир может думать: «Это небольшая, незначительная страна, какую роль она может сыграть?» Вас может мотивировать мысль: «Если я добьюсь успеха, если сделаю что-нибудь стоящее, это отразится на моей стране». Опять же, это может отличаться у разных людей.

В любом случае мы развиваем ответственность за свои поступки. Это помогает развить здоровое чувство «я», когда мы несём ответственность за то, что делаем, говорим и думаем. Например: «Я не хочу быть несчастным, я хочу быть счастливым, и не только сейчас, но и в будущем. Меня не интересует лишь удовлетворение сиюминутных желаний. Я готов отложить их ради будущего счастья». И мы откладываем деньги на старость или покупаем только то, что можем себе позволить и отказываемся от покупки в кредит; тогда нам не нужно волноваться, что мы не сможем вернуть кредит и всё потеряем, – если использовать современный пример.

Это чувство ответственности, основанное на здоровом чувстве «я», благодаря которому мы воздерживаемся от разрушительного поведения. Чувство ответственности возникает в первую очередь потому, что мы знаем: нам придётся столкнуться с последствиями собственного поведения. Мы понимаем, что чувствуем себя плохо, когда обманываем и лжём или причиняем беспокойство другим – и не только во время действия, но и в течение какого-то времени после него.

Хороший пример – компульсивное (навязчивое) беспокойство. Вы счастливы, когда волнуетесь? Нет. Это может превратиться в долгосрочное несчастье и привести к депрессии. Мы всё время компульсивно волнуемся – повторяется одно и то же. Нам важно понять связь – что саморазрушительное поведение приводит к несчастью. Мы принимаем на себя ответственность: «Я хочу этого избежать, я хочу это прекратить». Это может быть непросто: прекратить компульсивное поведение очень трудно, нам нужен самоконтроль.

Самоконтроль

Основная стратегия начального уровня ламрима – практика самоконтроля. Когда мне хочется совершить разрушительное действие, я понимаю, что оно будет саморазрушительно и принесёт мне новые проблемы. Поэтому я практикую самоконтроль и воздерживаюсь от того, чтобы совершать это действие. Вы знаете, о чём я говорю, если пробовали сесть на диету. Вы хотите потерять вес – неважно, по какой причине, будь то здоровье, внешность или что угодно. Но если я решил сесть на диету, это не означает, что мне не будет хотеться есть. Мне будет хотеться есть. Это созревание предыдущих кармических склонностей: я иду мимо булочной, вижу торт, и мне очень хочется съесть кусочек. Это будет происходить автоматически. Это созревание кармы. Мы не избавимся от этого на данном этапе, поэтому не нужно стыдиться. Но смысл в том, чтобы практиковать самообладание именно в тот момент, когда нам хочется зайти в магазин и купить торт. Мы воздерживаемся от этого действия и не идём компульсивно в магазин или к холодильнику. 

Это непросто, да? Но от чего зависит самоконтроль? Не только от способности к распознаванию между полезным и вредным: «Разрушительные действия принесут мне проблемы». Вы можете сказать: «Я знаю, но не могу себя контролировать». Такое бывает, не правда ли? «Я знаю, что лучше не курить, и пытаюсь бросить, но мне всё равно хочется покурить». Это желание будет возникать. Теперь в дополнение к знанию, что полезно, а что вредно, нам нужно здоровое чувство «я», когда у нас есть самоуважение и положительное отношение к себе. Благодаря этому мы можем практиковать силу воли условного «я».

Курильщикам в аудитории очень неловко, они краснеют. Но я думаю, это правда: если мы будем относиться к себе хорошо, то есть у нас будет чувство собственного достоинства, у нас появится самоконтроль и сила воли в хорошем смысле этих слов. В обратном случае мы будем думать: «Мне всё равно». Если мне всё равно, я не буду собой владеть и у меня не будет силы воли. Это очень интересно проанализировать – что усиливает самоконтроль и силу воли.

Здесь важно быть осторожными: хотя мы развиваем здоровое чувство условного «я», чтобы практиковать самоконтроль и так далее, у нас также может вырасти раздутое «я». Это раздутое чувство «я» – когда нам кажется, что мы должны себя контролировать, а в обратном случае мы виноваты. Это раздутое чувство «я». Человек становится как полицейский и становится очень негибким. Это нездоровое явление. Срываясь и теряя самоконтроль, он чувствует вину: «Я должен был себя контролировать», и психологически себя наказывает.

Конечно, если посмотреть на примеры из наставлений, нетрудно понять, как дойти до этой крайности. Приходит на ум пример Бена Кунгьяла, который в конце дня подсчитывал белые и чёрные камни. Так он подводил итог своим негативным мыслям и разрушительным действиям, считая их с помощью чёрных камней, а созидательные действия – с помощью белых. Если в конце дня оказывалось больше чёрных камней, он себя ругал, а если белых, то поздравлял и обещал себе в будущем стать ещё лучше. Это может стать очень двойственным, не правда ли?

Конечно, проверять себя подобным образом в конце дня очень полезно, если мы не осознаём, что происходит в нашей жизни. Как часто мы совершаем созидательные и разрушительные действия? Это полезно, но не ударяйтесь в крайность, когда появляется прочное «я»-полицейский и «я»-подсудимый. Это двойственное воззрение. Как сказал один великий мастер, если мы честно посмотрим на свою жизнь и на то, сколько раз в своей жизни мы злились, вредничали и не были добры к другим и сколько раз мы были по-настоящему добрыми и делали для других что-нибудь хорошее – можно составить список, – мы поймём, куда отправимся в следующих жизнях.

Вот что касается оценки своей мотивации. Развивать самоконтроль и силу воли на основе распознавания – правильной оценки того, как мы действуем, – нужно со здоровым чувством «я». Важно отслеживать возникновение раздутого «я». Пожалуйста, поразмышляйте над этим.

Я просто хотел отметить, за чем важно следить. Но на начальном уровне мотивации ламрима, когда мы сначала развиваем здоровое чувство «я», а затем практикуем самоконтроль и силу воли, у нас обязательно будет и чувство раздутого «я»: «Я должен всё контролировать». Только на среднем уровне мотивации мы будем работать с раздутым чувством «я». Совершенно естественно, что в начале это будет происходить. Затем нам нужно будет совершенствовать свой подход к практике самодисциплины.

Вопросы

Анализ кармических склонностей

В примере с булочной, когда мы уже проходим мимо неё, чувствуем запах и видим торты, в этот момент уже поздно что-либо делать, правильно? Есть ли стратегия, как иметь с этим дело? Может быть, стоит выбрать другой маршрут? Что бы вы посоветовали?

Тогме Зангпо в «Тридцати семи практиках бодхисаттвы» говорит о том, что бодхисаттва оставляет родину, потому что страстное желание уносит нас в неправильном направлении, а гнев подталкивает к разрушительным действиям, – я забыл точную цитату, но смысл в том, что, если ситуация оказывается слишком сложной, то есть вызывает у нас беспокоящие эмоции, и мы не можем с ней справиться, лучше её избегать. Это не решит проблему, но по крайней мере мы получим временную передышку, а потом мы сможем поработать над проблемой.

Оказавшись в подобной ситуации, а затем взяв таймаут, избегая того, что провоцирует вас на компульсивное поведение и беспокоящие эмоции, вам нужно начать анализировать. Вы спрашиваете себя: «Как работать с этой ситуацией?» – и стараетесь найти ответ. Вы делаете паузу и стараетесь проанализировать происходящее. Как я упоминал вчера, здесь очень полезен анализ причин и условий. Помните: когда вы оказались в той или иной ситуации, важно увидеть, что она возникла не только в силу кармических причин, но и при участии множества обстоятельств.

Нужно увидеть, что кармической склонности переедать или покупать торт должно сопутствовать множество обстоятельств. Множество обстоятельств приводит к созреванию этой склонности в виде желания поесть торт. Конечно, одно из условий – внешний стимул, то есть торт перед нашими глазами. А если нам кто-нибудь его предлагает – это ещё хуже. Проанализировав, мы увидим много причин и обстоятельств, вызывающих наше желание торта. Это может быть давление со стороны окружающих, например, если у кого-нибудь есть торт и он угощает им других; это может быть голод, который возникает несмотря на то, что мы на диете; это может быть экономическая ситуация – например, торт может быть легче достать, чем в советские времена. Помимо нашей кармической склонности переедать и склонности страстно желать чувственных удовольствий может присутствовать множество обстоятельств.

Подобный анализ позволяет преодолеть одно из препятствий – чувство, что мы должны всё контролировать, а когда у нас не получается, мы чувствуем сильную вину. Это связано с раздутым чувством «я». Вы берёте паузу, но продолжаете себя укорять. Вам нужно работать над этими чувствами. Пауза – не наказание. Её можно посчитать наказанием, но это очень нездоровое отношение к ней: «Я недостаточно хорош, чтобы я мог устоять перед булочной, поэтому должен обходить её стороной». Здесь присутствует очень низкая самооценка.

Нам нужно разобрать на части это раздутое «я», когда нам кажется, что мы во всём виноваты, потому что мы недостаточно хорошие и нам не хватает самообладания. Мы анализируем эту ситуацию и видим, что и способность к самоконтролю, и желание поесть, и всё остальное зависит от множества причин и условий. Это не освобождает от ответственности на сто процентов, но даёт более широкую перспективу.

Вот понятный пример: допустим, вы в нездоровых отношениях, постоянно спорите с партнёром и оскорбляете друг друга словесно и психологически. Вы не можете справиться с этой ситуацией. Самая лучшая стратегия – расстаться. Это та же самая стратегия, что и в случае с булочной. Вам приходится разорвать все нездоровые процессы. Но если вы ушли с чувством: «Это была моя вина, – или: – Это всё твоя вина», и вы держитесь за это чувство, вам будет непросто восстановиться и, вполне вероятно, вы окажетесь в схожей ситуации в следующих отношениях. У вас больше нет торта и вы не объедаетесь компульсивно тортом, но вы компульсивно объедаетесь чем-нибудь другим. Вы не решили проблему.

Порвав нездоровые отношения, вы должны проанализировать: «Я действую подобным образом из-за множества причин и условий. Другой человек также делает то, что он делает, в силу огромного спектра причин и условий с его стороны, и всё это происходит в определённом месте, в определённом обществе, времени и экономической ситуации, которые тоже возникли в силу миллиона причин и условий». Вы разбираете всё это на части и видите, что никто не виноват больше других, хотя мы по-прежнему ответственны за свои действия. Это здоровое чувство условного «я», а не преувеличенное, когда мы думаем: «Это всё моя вина», «Это всё твоя вина».

Возможно, разрывая нездоровые отношения, мы вообще не решаем проблему: мы не решили её с конкретным человеком, и, вполне возможно, убежав от этих отношений и начав новые, мы встретимся с похожей ситуацией.

Вот почему я упоминал, что, взяв паузу и отстранившись, нужно использовать это время, чтобы постараться понять, что же на самом деле происходило в наших отношениях. Нужно понять, что это зависело от невероятного числа причин и условий, и проблема не в том, что «ты ужасный человек», или «я недостаточно хороший», или «я был во всём прав» – это может быть любое преувеличение относительно себя или другого человека. Смысл не в том, чтобы убежать, а затем быстро найти новые отношения. Мы используем это пространство, чтобы проанализировать и постараться понять ситуацию. Мы работаем над собой.

Мы можем поработать над собой, а затем решить, хотим мы возвращаться в эти отношения или нет. Некоторые отношения можно порвать, но есть отношения, например с родителями или детьми, из которых вы не можете уйти навсегда. То есть вы можете, но это не очень хорошо. В общем, всё зависит от того, что это за отношения. Но если вам нужно вернуться и продолжать отношения, тот факт, что вы работали над собой, не означает, что другой человек работал над собой. Вам придётся с этим столкнуться.

Вспоминается пример одного моего друга, который работал в офисе. Там на него ужасно давили, и всё было довольно хаотично. Он с этим не справился, у него расстроилась психика, начались панические атаки и так далее. Он уволился, взял таймаут и работает над собой. Когда он вернётся к работе, ему необязательно возвращаться в ту же компанию: он не обязан возвращаться. Но он не должен ожидать, что другая компания и работа будут замечательными. Там будут другие требования и трудности. Как сказал Шантидева, общаясь с другими людьми, нужно быть реалистами: для всех характерна незрелость и инфантилизм. Нам понадобится огромное терпение.

Мы работаем над развитием качеств, необходимых для развития терпения, усердия, взаимопонимания и так далее, потому что мир полон незрелых людей. Вот почему мы развиваем сострадание. Но для этого нужно очень сильное здоровое чувство «я»: «Я сильный и уверенный в себе человек, и я действительно могу помогать другим и иметь дело с их страданием». Но это должно быть основано на здоровом чувстве «я», а не на комплексе: «Я спасу мир».

Возникновение склонностей и умственных факторов

Откуда появляются мысли? В нашем любимом примере с булочной мы можем думать: «Я куплю этот торт, чтобы удовлетворить своё желание». Но другая возможная мысль: «Я покупаю торт, чтобы сделать счастливым кого-нибудь другого». Или у нас может быть не связанная с этим мысль: «Небо голубое». Откуда появляются мысли и как узнать, какая мысль придёт в голову? От чего это зависит?

Нужно проанализировать причинно-следственную связь подробнее. В буддизме мы говорим о так называемых «склонностях», как я перевожу это слово. Буквально оно означает «семя», но не нужно думать о материальных семенах, посаженных в нашем уме. Это примитивная аналогия, чтобы её могли понять крестьяне. С безначальных времён мы накопили множество склонностей. Наши действия создают кармические склонности, которые воспроизводят себя в виде желания повторять те же действия. Они также созревают в виде счастья и несчастья, а также в виде того, что другие люди поступают с нами определённым образом.

Если мы хотим купить торт, сначала возникает мысль, что мы хотим купить торт, а затем желание на самом деле пойти в магазин и купить его. Я имею в виду, что есть определённая последовательность, и сначала появляется мысль – компульсивный умственный импульс вызывает мысль пойти в магазин и купить торт. Но все остальные умственные факторы также работают как единая система склонностей. Умственные факторы щедрости или жадности и страстного желания не созревают непрерывно, а лишь время от времени.  

У этих склонностей – у склонности к умственному фактору щедрости, или склонности к жадности, или к размышлению о бессмысленных вещах (которая возникает из пустой болтовни), – у каждой из них есть определённая сила, которая зависит от того, как часто мы что-либо делали, с какой интенсивностью и так далее. На силу склонностей влияют 13 переменных.

Почему та или иная склонность созревает в данный момент – зависит от множества факторов и условий. Для этого нужны некоторые условия. Некоторые из них совершенно безличны, например погода: пошёл дождь, вы хотите укрыться, а ближайшее здание – булочная. А там вы видите торт и вам хочется его съесть. Это обстоятельство. Если бы дождь не пошёл, вы бы просто прошли мимо.

Я засмеялся, потому что вспомнил один случай. У меня сильная кармическая связь с Тибетом, и я люблю тибетскую еду, особенно момо ­– пельмени. Я переехал в Берлин и жил в одной квартире с другом. Я даже не видел эту квартиру заранее: мне просто представилась возможность временно пожить там с другом, пока он не съедет, и я решил это сделать. Знаете, в каком районе я оказался? Вокруг меня было четыре ресторана, где можно было заказать тибетскую еду и тибетские момо, – в нескольких минутах ходьбы. Как это произошло? Не один ресторан, а четыре! Это невероятно. Разве это не превосходный пример созревания кармы, которая позволила мне продолжить есть тибетскую еду? В одном из мест даже есть тибетский чай. Невероятно.

Например, мы заходим в магазин – возможно, под влиянием щедрости, когда нам в голову приходит мысль купить торт для кого-нибудь другого, или под влиянием блуждания мыслей. Происходящее зависит от силы различных склонностей к возникновению определённых умственных факторов или определённых мыслей, а также от внешних обстоятельств. На происходящее влияет сочетание всех этих явлений, из которых какие-то сильнее, а другие слабее.

Интуиция

Иногда мы делаем выбор интуитивно. Что такое интуиция согласно буддизму?

Интуиция – это когда нам хочется что-либо делать, не так ли? Возникает чувство, и обычно ему сопутствует некоторая доля уверенности, в зависимости от того, насколько мы доверяем своей интуиции. Интуиция проявляется в разных ситуациях, и это не так просто проанализировать. Мы можем интуитивно понять, как что-либо починить. Если сломался компьютер, мы можем интуитивно понять, куда нажимать. Но на самом деле это происходит благодаря предыдущему опыту с другой техникой. Мы можем не знать, как решить проблему с компьютером, но мы понимаем это интуитивно, потому что у нас есть знание и опыт с похожими вещами.

Одни действия мы планируем заранее, а другие нет. Об этом говорится в объяснении кармы. В случае с некоторыми действиями мы не думаем, что нам делать – то или это. Мы просто делаем, можно сказать, интуитивно. Мы это не планировали, не думали об этом сознательно. Но определённо это основано на прошлом опыте.

Но интуитивное чувство, что сейчас пойдёт дождь, то есть интуицию относительно будущих событий, проанализировать труднее. Я могу интуитивно почувствовать, что вы мне позвоните, а затем вы звоните. Не знаю, было ли у вас такое. Со мной такое случалось: я думал о человеке, а затем он звонил. Конечно, важно не преувеличивать свои способности: «Используй Силу, Люк, сейчас ты мне позвонишь», как в «Звёздных войнах». Мы не заставляем других нам звонить с помощью Силы.

Я не знаю, как это происходит, потому что иногда на такую интуицию можно полагаться, а иногда нет. Основана ли она на логических выводах? Или это телепатическая связь? Не знаю, но я не думаю, что «заставляю» другого человека мне звонить. На нашем уровне такое невозможно. Если у вас есть высочайшая концентрация, с ней приходят особые способности, и в том числе вы можете влиять на других. Но это точно не наш уровень.

Если вы много общаетесь с одним и тем же человеком, бывает, что вы звоните друг другу одновременно, не договариваясь. Кажется, что люди могут настолько синхронизироваться, что подобные вещи случаются естественным образом.

Да, но что это? Если тренировать обезьян, можно научить их одновременно делать одно и то же. Это просто тренировка. Если вы привыкли постоянно общаться, болтать, переписываться и так далее, есть вероятность, что в какой-то момент коммуникация произойдёт одновременно. Это статистическая вероятность. Идея нью-эйджа, что мы на одной волне и всё такое, – это, мне кажется, небольшое преувеличение. Но такое происходит. Мы настолько хорошо друг друга знаем, что есть вероятность, что нам захочется написать или позвонить друг другу одновременно. В этом нет ничего необычного.

Мне очень нравится идея, о которой часто говорит один из моих учителей, ­– «ничего особенного». Мы позвонили друг другу одновременно – ничего особенного. Не делайте из этого целую историю: «О, магия! Мы созданы друг для друга».

Это кажется таким естественным…

Да, это кажется естественным, но в этом нет ничего особенного. Просто примите это как есть. Если ожидать этого постоянно, а этого не произойдёт, у нас будет проблема. «Ничего особенного» – очень полезный подход.

Top