Тонкое ложное «я», опровергаемое всеми школами буддизма

Другие языки

Повторение первого уровня объекта отрицания – грубого невозможного «я»

Мы разбирали первый пункт четырёхчастного анализа. Он заключается в определении отвергаемого объекта. Мы увидели, что есть много разных уровней отвергаемого объекта. И обсудили первый уровень: грубое невозможное «я», опирающееся на доктрину, которую нам в какой-то из жизней преподали и в которую мы в какой-то из жизней поверили. А преподаны они были мастерами одной из небуддийских индийских традиций. Мы увидели что у «я», которое описывается в подобных традициях, есть три характерные черты:

  • Оно статично, в том смысле, что оно не меняется, не подвергается никакому воздействию. Когда мы говорим о чём-то, что статично, о чём-то, что не меняется мгновение за мгновением, подразумевается, что на этот объект ничто не оказывает влияния.
  • У этого «я» нет частей, то есть это нечто монолитное.
  • Это «я» способно существовать отдельно от тела и ума, в частности, когда оно достигает освобождения.

Нам нужно распознать это в самих себе, весь этот комплект, осознать, присущ ли он нам в полной мере или лишь частично. А для того чтобы его распознать, нам нужно уделить значительное время анализу того, кем мы себя считаем. Все мы мыслим категориями «я», но насколько часто мы действительно пытаемся проанализировать, что мы подразумеваем под «я»? Мы можем думать в категориях того, какой я: я толстый, я умный, я глупый, я мужчина, я женщина, я россиянин, я американец, что бы это ни было. Но нам нужно проанализировать, есть ли вообще это «я», есть ли «мужчина», «умный», «глупый». Что я называю «собой»? Это то, с кем мы себя отождествляем, называя себя мужчиной или женщиной? Это совокупность формы.

Когда мы отождествляем себя с мужчиной, россиянином, американцем, с красивым, толстым или умным человеком, – это одно и то же «я»? Или у него есть части: часть меня – мужчина, часть меня – «умный», часть меня такого-то возраста. Что я на самом деле подразумеваю, думая о «я»? Не говоря уже о ситуации, когда мы думаем: «Мне нужно себя найти». Мне нужно разобраться, кто я на самом деле. Это сводится к тому, что мне нравится и не нравится? Тогда встаёт вопрос: как «я» связано с тем, что мне нравится или не нравится, или с тем, что мне удаётся хорошо или плохо? Что это за «я», в котором я пытаюсь разобраться, чтобы определить, что ему нравится, а что ему не нравится, и неужели оно существует отдельно от этих вещей и как будто выбирает пункты в меню? Или как оно существует?

О чём я думаю, когда говорю о концепции «я»? Затем нужно понять, что мои гнев и моя привязанность возникают на основе этой концепции, кем я являюсь. Это вещи, о которых нужно поразмыслить, в которых нужно разобраться в рамках этого первого пункта четырёхчастного анализа. Что это за «я», которое отвергается? Важно не относиться к этому как к поверхностной практике, а по-настоящему идти вглубь. Не просто говорить: «Ну, это теории каких-то индийцев, они вообще не применимы, поэтому давайте уже перейдём к чему-нибудь стоящему».

Если мы читаем тексты, в которых отвергаются эти позиции, то знаем, что там они доводятся до абсурда. И мы в своём высокомерии можем подумать: «Люди, которые в это верили, были дураки». Но мой учитель Серконг Ринпоче подчёркивал: не будьте высокомерными, думая, что люди, которые в это верили, были глупы. Это чрезвычайно разумные, продуманные позиции, и вам нужно постараться их понять. Все они развивались и преподавались как способ помочь людям справиться с проблемами. Но Будда увидел, что эти позиции не недостаточно глубоки.

Второй уровень: тонкое невозможное «я»

Итак, мы разобрались с первым уровнем невозможного «я», с грубым невозможным «я», которое опирается на доктрины. Все буддийские философские системы признают, что этот уровень необходимо отвергнуть. Давайте перейдём к тонкому невозможному «я», которое отвергается и обсуждается во всех системах, кроме вайбхашики. Вайбхашика об этом не говорит, и мы это рассмотрим позже. Как я говорил, чтобы перейти на следующий уровень, нужно рассмотреть то, что осталось, когда мы отвергли грубый уровень.

У нас осталось «я», которое:

  • нестатично, то есть меняется от мгновения к мгновению;
  • состоит из частей, оно не монолитно;
  • не может существовать независимо от тела и ума.

Нам нужно осознавать, что, даже если мы станем освобождённым существом (архатом) или буддой, у нас всё равно будут тело и ум. Это тело и ум, отличные от тех, которыми мы обладаем как ограниченные существа, так называемые «живые существа», до освобождения. Когда вы достигаете освобождения, вы как архат обладаете особым телом и умом, а когда вы становитесь буддой, получаете опять же другое тело и ум. Но тело и ум всё равно есть. Что же это за изменчивое явление, которым является личность, или «я»?

  • Это то что, обозначено на основе тела и ума, а точнее, на основе личного континуума пяти совокупностей.
  • Это не форма физических явлений и не способ осознавания.

Это не то же самое, что лес, который обозначен на основе группы деревьев и является формой физических явлений. И не способ осознавания, например, когда множество мгновений гнева вы обозначаете как эмоцию гнева в целом. Это ни то, ни другое.

Обозначение

Личность, или «я», относится к категории несоответствующих воздействующих переменных. Это важно понять, но это непросто. Есть два уровня обозначения. Мы можем говорить об уровне мадхьямаки, в которой всё существует в силу обозначения. Но можем говорить и на более общем уровне, который принимается всеми философскими системами. С точки зрения этой общей позиции есть два вида обозначенных явлений.

  • Изменчивые, которые меняются мгновение за мгновением.
  • Неизменные, которые не меняются и подвергаются никакому воздействию.

Примерами изменчивых будут время, движение, условное «я». Примеры статичных обозначенных явлений – категории, например категория «собака» или категория «гнев». Это статичные явления: они ничего не делают. Категории обозначаются на основе отдельных представителей множества. Пустотность и пространство также относятся к этому типу явлений, потому что это неизменные факты. Полное отсутствие невозможных способов существования, пустотность, – это попросту факт, он не меняется.

Но есть большая разница: изменчивые несоответствующие воздействующие переменные, такие как личность, могут быть достоверно познаны и неконцептуально, и концептуально. Мы можем увидеть человека. То же самое касается и неизменной пустотности и неизменного пространства: их можно достоверно познать обоими способами. Однако неизменные категории можно познать только концептуально.

Когда мы говорим о «я», мы говорим об одном из обозначенных явлений, которые меняются мгновение за мгновением. Оно может быть достоверно познано и концептуально, и неконцептуально и обозначается на основе чего-то. Приведём более простой пример другой несоответствующей воздействующей переменной: движение.

Что такое движение? Есть объект, который первое мгновение находится здесь, в следующие мгновения он уже здесь, здесь, здесь и здесь. Как мы это обозначаем? Как движение – объект двигался. В одно мгновение мы движение не видим, правильно? Чтобы увидеть движение, нужно больше одного мгновения. Но движение происходит лишь мгновение за мгновением. Но на основании того, что нечто находится каждое мгновение в разных местах, мы обозначаем движение. Но дело не в том, что мы выдумываем и проецируем движение на объект. Если мы не проецируем «движение» на объект, это не значит, что он не двигается.

Является ли движение чем-то, что можно увидеть? Это просто концепция? Нет, это не просто концепция. Вы можете увидеть двигающийся объект, но не можете увидеть движение без того, чтобы что-либо двигалось. Так что оно познаётся как обозначение. Оно может познаваться, только когда вместе с ним познаётся и основа для обозначения. Вы согласны, что мы можем увидеть движение? И чтобы увидеть движение, вам нужно видеть двигающийся объект, даже если движение происходит очень быстро.

Далее – личность. Личность обозначается на основе совокупностей. Как вы помните, мы говорили о пяти совокупностях: тело, сознание, чувство, различение, эмоции и прочие факторы. И в первую очередь личность всегда сопровождает сознание или ум: судя по всему, это первостепенная вещь, на основе которой обозначается «я». У «я» есть разные характеристики. Это несоответствующая воздействующая переменная в том смысле, что она не соответствует первичному сознанию. У «я» и первичного сознания нет соответствия по пяти определённым пунктам. У них есть общие черты, но по пяти пунктам пересечения нет. У умственных факторов, которые являются способами осознавания объекта, есть пять общих черт с первичным сознанием, а у «я» этих черт нет.

Когда я вижу объект и сосредотачиваюсь на нём – например, испытываю желание к куску пирога «снаружи», – первичное сознание просто осознаёт, что это зрительный объект. Сосредоточение и желание имеют общий объект фокуса; они возникают на основе рецепторов – светочувствительных клеток в глазу; являясь способами осознавания, они порождают единую умственную голограмму. Именно так мы и познаём: падает свет, фотоны взаимодействуют с нейронами, происходит процесс электрической и химической передачи и в итоге у нас возникает умственная голограмма. Именно её мы видим, субъективно воспринимаем. То есть все умственные факторы вместе порождают одну и ту же голограмму. Также все они работают одновременно. И у них одинаковый «уклон». Это означает, что если присутствует беспокоящая эмоция желания, весь процесс становится беспокоящим.

«Я» не разделяет эти пять общих пунктов с сознанием в каждый момент времени, хотя «я» обозначается на основе сознания каждое мгновение. «Я» воспринимает объекты, познаёт их. Как вы помните, когда мы обсуждали индийские философские школы, мы говорили о том, является ли «я» пассивным сознанием, которое использует ум и мозг, или оно вообще лишено сознания и сознание происходит только благодаря тому, что оно объединяется с умом и мозгом. Мы задавались вопросом, каковы взаимоотношения между ними. Потому что мы на условном уровне мы говорим: «Я что-то познаю, я вижу». «Я» воспринимает объекты, но оно не порождает умственных голограмм. Это могут делать только различные способы осознавания. Это не одно и то же. «Я» не всегда знает, что происходит.

У нас есть так называемое сублиминальное осознавание. Оно находится под порогом восприятия. Например, когда вы спите, звук часов предстаёт перед вашим слуховым сознанием – в противном случае вы бы не смогли услышать утром будильник. Звук воспринимается слуховым сознанием, но не личностью. Звуковые волны попадают в ухо и ухо их слышит, но «я» их не слышит. Это сублиминальное осознавание. Но если звук достаточно громкий, как в случае с будильником, то как слуховое сознание, так и «я» его услышит. Все философские школы признают это сублиминальное осознавание.

У «я» нет пяти общих пунктов с сознанием:

  • оно «несоответствующее», не соответствует сознанию по этим пяти пунктам,
  • это не способ познания,
  • это не форма физического явления.

Эти характеристики «я» признают все буддийские школы. Оно может существовать только как обозначенное на основе пяти совокупностей, а говоря попросту, на основе тела и ума. Теперь нам нужно более тщательно приглядеться к этому обозначению: как доказать, что существует такая вещь, как личность, или «я». Её можно обнаружить только с точки зрения умственного обозначения с помощью категории «я» и наименования условного «я» словом «я». Давайте сначала поговорим об умственном обозначении с помощью категории «я» – неизменной категории, которую мы проецируем и с помощью которой познаём себя на основе любого из моментов нашего восприятия, когда бы мы о себе ни подумали.

При умственном обозначении есть три компонента. Есть умственное обозначение «я», то есть категория «я». Есть основа для обозначения – пять совокупностей. Умственное обозначение к чему-то относится – это и есть условное «я», обозначенное на основе пяти совокупностей.

Движение – это обозначение. Основа для обозначения – то, что объект мгновение за мгновением находится в разных местах. Каждый раз, когда мы видим, как что-либо движется, мы концептуально относим его движение к категории «движение» и называем его словом «движение». «Движение» – это слово, наименование. Но оно к чему-то относится, а именно к самому движению, к обусловленно существующему движению, которое можно увидеть. Точно так же слово «я» к чему-то относится, а именно к самому условному «я», которое существует как обозначение и которое можно достоверно познать только на основе пяти совокупностей, точно так же как движение обозначается на основе того, что мяч в разные моменты находится в разных местах. Вот один момент восприятия, вот следующий момент восприятия и следующий момент восприятия, у каждого из них множество частей, которые меняются мгновение за мгновением с разной скоростью, а условное «я» обозначено на основе всего этого – классифицировано с помощью категории «я» и названо словом «я».

Пример, который я всегда использую, – фильм. Мгновение за мгновением в фильме происходят разные вещи. Есть наименование – название фильма. Фильм – это не только название, но название относится к фильму, ссылается на него. Фильм – это не то же самое, что одно его мгновение, и это не то же самое, что все его мгновения, потому что все эти мгновения не могут происходить одновременно, они возникают по очереди. Но существует ли фильм? Да. Есть название, есть основа и то, к чему относится название. Точно так же есть условное «я», есть различные моменты восприятия и есть умственное обозначение и наименование «я», которые ссылаются на условно существующее «я». Я вижу, я иду и я делаю – всё это обозначено на основе того, что тело что-то делает, а ум что-то видит и понимает. В этом согласны все буддийские школы.

Что здесь нужно отвергнуть? То, что обусловленное «я», объект, к которому идёт отсылка, самодостаточно познаваемо; что оно может быть познано без одновременно проявляющейся основы для обозначения. Как если бы можно было увидеть движение, не видя мяча, который движется. Нельзя увидеть движение, обозначенное на основе движущегося мячика, не видя движущегося мячика, потому что оно познаётся в силу обозначения. Сам по себе мячик, во всяком случае в общепринятой схеме, – самодостаточно познаваем. Чтобы познать мячик, вам не нужно видеть ничего, кроме мячика. Мы здесь не говорим о более глубоком уровне обозначения, где утверждалось бы, что нельзя увидеть мяч, не видя частей мяча. Мы об этом уровне пока не говорим. Мы можем увидеть мячик, но нельзя увидеть движение, если не видеть, как мяч движется, оказывается в разных местах в разные мгновения.

Подобным образом, нельзя увидеть «я» или познать «я» без одновременного восприятия основы. Однако автоматически – нас не нужно этому учить – возникает видимость, как будто личность можно познать как самодостаточную. Мы говорим: «Я вижу Юру», как если бы я мог увидеть Юру, не видя его тела. «Хочу позвонить Юре по телефону» – кому или чему я звоню? Это интересный вопрос. Я звоню телу, уму, совокупностям – это и есть Юра. Но кажется, что я могу позвонить просто Юре. Я слышу Юру по телефону – а что я слышу? Я слышу вибрации в механическом приборе и обозначаю их как Юру. Очень интересно.

Классический пример, который мне нравится: «Я хочу, чтобы любили меня, а не мою внешность, мой интеллект, моё тело, мои деньги», как если бы «я» можно было любить отдельно от основы для обозначения. На основе веры в подобное существование «я» у нас возникают самопроизвольно возникающие беспокоящие эмоции, когда мы думаем, что мы одиноки и нас никто не любит, или злимся, когда нас игнорируют. А можно задаться вопросом: что именно они игнорируют? Они игнорируют «меня». Но мы не говорим, что они игнорируют моё тело и «я», обозначенное на основе тела. Нам кажется, что они игнорируют «меня», как будто они могут игнорировать меня независимо от основы для обозначения «я». Мы не думаем, что они игнорируют моё тело. Что они игнорируют? Мои эмоции, мою личность? «Они просто игнорируют “меня”, они “меня” не любят».

Доктринальные и самопроизвольно возникающие беспокоящие эмоции

Самопроизвольно возникающие беспокоящие эмоции – это другой уровень беспокоящих эмоций, отличный от доктринальных эмоций. Доктринально обусловленная беспокоящая эмоция – это когда мы думаем, что мы вечно молодые. Или смотрим в зеркало и думаем: «Это не я, а какой-то старый человек». Или встаём на весы и говорим: «Это не я, я не могу столько весить», как если бы было неизменное «я». Это доктринально обусловленная беспокоящая эмоция. Так что у нас есть доктринальное неосознавание и самопроизвольно возникающее неосознавание.

Доктринально обусловленное неосознавание возникает потому, что у нас есть воображаемая идея о том, что мы существуем как грубое «я». Самопроизвольное неосознавание возникает на основе веры в более тонкое невозможное «я», познаваемое самодостаточно. Все школы признают, что это самопроизвольно возникающее неосознавание, кроме вайбхашики. Прасангика говорит, что представление о самодостаточно познаваемом «я» может быть и доктринально обусловленным, если вы изучали вайбхашику и приняли её идеи. То есть идея о самодостаточно познаваемом «я» у вас может быть либо доктринально обусловленной, либо самопроизвольно возникающей. Чтобы это понять, нужно изучить объяснение познания в вайбхашике.

Как происходит познание? Познание – это самое общее слово, обозначающее осознавание объекта. Все, кроме представителей вайбхашики, утверждают, что познание происходит косвенно. Это технический термин. Понятия «прямое» и «косвенное» используют как минимум в трёх значениях, что создаёт путаницу. Так что нам нужно использовать терминологию более точно. Все, кроме представителей вайбхашики, утверждают, что познание происходит посредством умственных голограмм. На самом деле это часть общего определения того, что такое ум: познавать объект значит порождать его умственную голограмму. В первое мгновение возникает контактирующее осознавание: фотоны попадают в наш глаз, достигают фоточувствительных клеток наших глаз. Затем есть небольшой временной промежуток, прежде чем нейроны активизируются и начнётся передача химических веществ, в силу чего в конечном итоге у нас возникнет голограмма того, что мы видим. Хотя найти эту голограмму в голове невозможно.

Итак, у нас есть умственная голограмма совокупностей, например тела или звука голоса. Умственная голограмма включает как основу для обозначения, так и обозначенное на этой основе «я». Может ли быть голограмма одного «я»? Это интересный вопрос. Нет, такое невозможно. Можете ли вы подумать о «я», не проговаривая в уме слово «я», или без умственного образа, или без ощущения? Как вы думаете о «себе»? Это одна из тех вещей, которые нам нужно исследовать.

Все, кроме вайбхашики, утверждают, что этот процесс косвенный, потому что задействована умственная голограмма. Понятие, которое я перевожу как «умственная голограмма», обычно переводится как «аспект». И когда вы это читаете, то совершенно непонятно, что это слово «аспект» подразумевает. Речь идёт об умственной голограмме. Вайбхашика не утверждает существование умственных голограмм. Она утверждает, что познание происходит напрямую, без умственных голограмм. Вы просто видите объект, его не представляет умственная голограмма, потому что, когда я вижу человека, я не вижу все пять совокупностей, на основе которых человек обозначается. И потому я способен видеть человека напрямую, самодостаточно. Такова позиция вайбхашики. Если мы это поняли и в это поверили, то с точки зрения прасангики это неправильное представление о самодостаточно познаваемом «я» является для нас доктринально обусловленным.

Для всех, кроме представителей прасангики, доктринально обусловленное неосознавание относится к тому, что вы узнали из небуддийских индийских философских систем. Прасангика утверждает также, что у вас могут быть доктринально обусловленные беспокоящие эмоции и неосознавание и на основе менее продвинутых буддийских систем. То есть вера в самодостаточно познаваемое «я» и возникающие на основе этого беспокоящие эмоции с точки зрения прасангики могут быть как доктринально обусловленными, так и самопроизвольно возникающими. В то время как доктринально обусловленное неосознавание, которое связано со статичностью, монолитностью и независимостью «я», и соответствующие беспокоящие эмоции могут быть только доктринально обусловленными. И это касается всего комплекта: атмана, который статичен, лишён частей и, освободившись, может существовать сам по себе.

В случае с доктринальным неосознаванием нам нужно было изучить весь этот комплект. Но даже если в этой жизни мы его не изучали, у нас всё равно могут оставаться какие-то его компоненты. Я это объясняю потому, что здесь можно запутаться. Эти маленькие компоненты будут относиться к категории «неправильного рассмотрения», которое не является беспокоящей эмоцией. Рассмотрение – один из умственных факторов. Это то, как мы смотрим на вещи: либо правильно, либо неправильно. Правильное рассмотрение – что тело нестатично. Неправильное – что тело статично и никогда не меняется. Этот маленький кусочек может быть как доктринально обусловленным, так и самопроизвольно возникающим. Или, например, на самом деле тело – это страдание старости или болезни, но вы неправильно рассматриваете его как счастье: тело прекрасно, телу нужно поклоняться. Этот маленький компонент может быть доктринально обусловленным, скажем, в силу рекламы, или самопроизвольно возникающим. Тело на самом деле загрязнено, оно является нечистым. Подумайте о содержимом желудка, кишечника, о том, что происходит, когда мы кладём в рот пищу, пережёвываем её, потом выплёвываем. Тело – это на самом деле машина по производству мочи и испражнений. Вы забрасываете в него пищу и напитки, и оно вам поставляет мочу и испражнения. Но мы некорректно рассматриваем его как невероятно чистое и приятное. Это может быть доктринально обусловленным или самопроизвольно возникающим. Но весь комплект, в рамках которого мы рассматриваем «я» как статичное, лишённое частей и способное существовать отдельно от тела и ума, – этот комплект весь целиком может быть только доктринально обусловленным. Пожалуйста, не путайтесь относительно доктринально обоснованного неосознавания, например, когда мы думаем: «Я вечно молодой», и о связанных с этим проблемах.

Давайте уделим мгновение тому, чтобы осмыслить эту информацию о самодостаточно познаваемом «я». «Хочу взять отпуск, чтобы познать себя», как если бы можно было познать своё «я» отдельно от своего характера, своего тела и так далее. «Я хочу познать себя», «Теперь я познал себя» – это проявляется автоматически, никому не приходилось вас этому учить. Хотя мы знаем, что это «я» нестатично, оно меняется мгновение за мгновением, оно состоит из частей и не может существовать отдельно от тела и ума, мы всё равно считаем, что его можно познать отдельно, само по себе. Это более тонкий уровень.

Поэтапное отрицание грубого «я» и тонкого «я»

Вот что я стараюсь подчеркнуть, научить вас думать о самодостаточно познаваемом «я» и его отвергать. Не упрощайте этот момент. Хотя даже на этом упрощённом уровне это всё равно довольно сложно. Потому что здесь мы говорим о нестатичном, состоящем из частей «я», всегда обозначаемом на основе тела и ума, которое, тем не менее, кажется самодостаточно познаваемым. Это более тонкий уровень. Это то, что осталось, когда мы отвергли грубое невозможное «я». А теперь нам нужно опровергнуть нечто более тонкое, что у нас осталось, новый объект отрицания.

Если вы этого не понимаете, то вы не выполнили первый пункт четырёхчастного анализа объекта отвержения. Возможно, уйдёт время на то, чтобы обнаружить его в вашем собственном опыте, так и должно быть. Но вы на самом деле не сможете отыскать и отвергнуть этот уровень, если не проработали перед этим грубый уровень. Если вы перепрыгнули через первый пункт, ваше понимание будет поверхностным и упрощённым. Уделим мгновение тому, чтобы это осмыслить.

[медитация]

Буддийский принцип исключения

Это объяснение предлагается в контексте общего буддийского принципа, который заключается в том, что мы познаём вещи методом исключения. Иными словами, чтобы что-либо точно определить, точно познать, мы сужаем круг: «это» не «то». «То» мы исключаем, получаем более точную картину, смотрим, что остаётся, и снова исключаем то, что неверно, и так далее. Таким образом мы точно определяем искомый объект, исключив всё, чем он не является. Таков общий принцип, который здесь применяется.

Top